Статистика – вещь лукавая: количество самоубийств год от года в России неуклонно снижается. И так – 15 лет. Это если верить официальным данным. Однако психологи и психиатры к этим данным относятся с недоверием – тревожность и агрессия в обществе растет, психическое здоровье не улучшается, скорее, наоборот. Да и СМИ ежедневно сообщают – онкологические больные профессора выпрыгивают из окон, генералы стреляются.

Шестого мая на даче в Подмосковье застрелился больной раком профессор Михаил Кондратьев, доктор психологических наук, член-корреспондент Российской академии образования, декан факультета социальной психологии МГППУ, главный редактор журнала «Социальная психология и общество». Ему было всего 56 лет. Двумя днями раньше таким же способом, из ружья, застрелился больной раком почки 52-летний водитель «скорой помощи» из Шатуры.

Рекорд по количеству резонансных самоубийств был поставлен 18 марта, когда с собой покончили трое – на Рублевке в своем BMW застрелился бизнесмен из-за возникших в кризис финансовых проблем. Из окна выбросился 86-летний профессор Эдмунд-Михаил Люде, которого мучили сильные боли — перед своей смертью он три раза вызывал скорую помощь, но она почему-то так и не доехала.

Уже даже школьники решают покончить с жизнью не из-за неразделенной любви, а из-за отечественного здравоохранения – в тот же день 18 марта на юге Москвы шестиклассник выбросился из окна, не выдержав приступа астмы.

Психологи констатируют: наше общество вошло в этот кризис уже психически и физически не здоровым. Что же будет дальше? Татьяна Коробейникова, психолог и бизнес-тренер, отмечает отток бизнесменов за границу – не навсегда, а в долгосрочный отпуск. Бизнес или закрывается, или передается управляющим. А сами – на острова, в США, в Европу, лечить незаживающие душевные раны, нанесенные родным государством. «Нужно учесть периодичность кризисов в современной России: 1998, 2008, 2014 – многие к следующему кризису морально перегорают. Заново проходить все это очень многим не хочется. Наши предприниматели живут в состоянии изнашивания, тревоги… В России обычно на чашу весов кладут все – бизнес значит больше, чем семья и все остальное. И тем тяжелее переживают неудачи в бизнесе», — говорит Татьяна Коробейникова.

Бизнес-сообщество на кризис отвечает новыми браками и походами в тренажерный зал, отмечает психолог: «Если раньше на семью времени не было, то теперь многие, закрыв свой бизнес, возвращаются в старые семьи или заводят новые. Кто-то начинает заниматься каким-нибудь видом спорта. Или хотя бы идут в тренажерный зал, увлекаются бегом, начинают следить за своей внешностью, правильно питаться. Женщины бросаются искать магическую причину неудач в бизнесе – обращаются к магам, экстрасенсам». В финансовый кризис именно мужчины чаще становятся жертвами суицида – ведь у мужчин главная причина самоубийств – нереализованность, отмечает психолог, автор книги «Как жить, чтобы жить хотелось?» Александр Державин. Мужчина потерял из-за кризиса работу, и вот ему уже кажется, что он – неудачник, не смог в жизни ничего добиться. Женский суицид в кризис растет значительно меньше, чем мужской: «Практически нет женщин, которых посещают суицидальные мысли из-за неудач в карьере. Для них главной причиной самоубийств являются проблемы в личной жизни, нереализованность в качестве жены, матери, женщины».

По словам Державина, во всех странах мира суицид может стать реакцией человека на изменение привычной среды обитания. Кто же виноват, что именно в России эти изменения происходят с фантастической быстротой? «Любой кризис, экономический или политический – это выход из зоны комфорта. Страдают все, но у кого-то не хватает ресурса, чтобы справиться с ситуацией. Такие «вылетают» первыми. Внешний кризис может наложиться на внутренний и вызвать надлом в человеке», — говорит Державин. Суицидальные мысли посещают всех, констатирует психолог. Причем многие не могут избавиться от этих мыслей месяцами и даже годами.

Соцопросы рисуют радужные картины – половина населения и кризиса-то никакого не видит, тревожность выросла всего на 10%. Однако психологи результатам опросов не верят. Психолог Марк Сандомирский вспоминает волну суицидов на Урале и в моногородах в кризис 2008 года – тогда кончали с собой целыми семьями, после того как муж с женой оставались без работы. «В небольших городах самоубийства резонансны и потому более заметны, в отличие от Москвы», — говорит Сандомирский. Кончают с собой в кризис не бедные и голодные, а как раз средний класс – те, кто поднаел жирку, набрал ипотечных кредитов, и в один момент все потерял – и высокооплачиваемую работу, и карьерные перспективы, и квартиру, которая благодаря банку уходит с молотка.

Старшее поколение, которое за свою жизнь дефолтов, отъемов, обменов денег и прочих сюрпризов от государства повидало уже немало, относится к кризису более спокойно – «молодежных» неврозов у них уже не наблюдается, зато обостряются хронические заболевания. «Вначале людям кажется, что все это быстро кончится, жизнь наладится, а им говорят – будет еще хуже, потом будет еще хуже… Растет нервное напряжение, организм не выдерживает. Запас прочности у человека небольшой – буквально за полгода уже исчерпывается заметная часть внутренних ресурсов», — говорит Сандомирский.

В кризис растет потребление алкоголя и сладостей, в итоге увеличивается число страдающих ожирением. В целом прогноз, выражаясь медицинским языком, неблагоприятный.

«Как общество из этого кризиса выйдет? – задается вопросом Марк Сандомирский. – Общество пришло к нему более разобщенным, чем в предыдущие кризисы 1991-го, 1998-го и 2008-го года. Россияне смогут выжить, если будут помогать друг другу. А если нет…».

http://www.utro.ru/

Еще
Еще В России

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

В Новокузнецке ограничат продажу алкоголя

Это связано с празднованием Дня шахтёра. В Новокузнецке из-за Дня шахтёра на выходных огра…