В последнее время в России участились случаи суицидов и убийств, вызванные тяжелым финансовым положением пострадавших от кризиса граждан. «Yтро» обратилось к экспертам за разъяснениями, как избежать крайностей и не допустить худшего, когда кажется, что весь мир против вас.

Четвертого февраля в Москве при попытке описать имущество 47-летний предприниматель Рашид Бозиев, задолжавший партнеру по бизнесу крупную сумму, убил 29-летнего судебного пристава Олега Кузнеца. Погибший представлял интересы взыскателя долга.

Приставы пытались описать мебель, телевизор и аудиосистему в квартире Бозиева на 3-й Фрунзенской улице. Стрелявший (являющийся, к слову, отцом шестерых детей), был задержан на месте убийства. Уголовное дело в отношении Бозиева расследуется по двум статьям УК РФ — «Убийство» и «Незаконный оборот оружия».

Как следует из материалов следствия, стрелявший задолжал своему партнеру 164 млн руб. по договору личного займа под 0,1%. С набежавшими пенями Бозиев был должен порядка 166,8 млн рублей.

Второго февраля в городе Энгельсе Саратовской области покончил с собой местный житель. Он оставил предсмертную записку, в которой попросил прощения у жены и детей за то, что не смог их обеспечить.

Двадцать третьего января в городе Артемовске (Красноярский край) занимавшийся лесозаготовками предприниматель, предположительно, из-за долгов по кредитам застрелил жену и двоих детей, а затем совершил самоубийство. Известно, что он приобрел в лизинг «КамАЗ», но не сумел выплатить кредиты.

Руководитель отдела экологических и социальных проблем психического здоровья Центра имени Сербского Борис Положий сравнил ситуацию в стране с кризисом 1998 года. По его мнению, помочь предотвратить подобные вспышки насилия и суицида могли бы СМИ.

«Мы в 1998 году вышли по количеству суицидов на второе место в мире, — сказал он корреспонденту «Yтра». — И все последующие годы на этом малопочетном месте находились. Если кризис будет углубляться, то, безусловно, и преступлений будет больше. Очень важно повышать психологическую устойчивость людей, и здесь важную роль играют СМИ. В первую очередь, телевидение как самый мощный источник информации. По-хорошему, раз в неделю в удобное время на государственных каналах можно было бы показывать не страшилки типа «Дорожного патруля», а передачи, в которых специалисты разъясняли бы, как переносить кризисные ситуации. У нас это почти не осуществляется — в лучшем случае, даются советы в каких-то журналах».

Еще одним важным фактором, по мнению Положего, является доступная помощь квалифицированных специалистов. В 2009 г., по его словам, сотрудники Центра имени Сербского разрабатывали предложение о введении психотерапевтов и психиатров в штат районных поликлиник. Однако до сих пор психологические кабинеты в поликлиниках, скорее, исключения.

«Одного терапевта недостаточно, чтобы хорошо разобраться и адекватно помочь. Тут должны работать профессионалы, квалифицированные специалисты. У нас в стране их, увы, немного. Должно быть внимание со стороны серьезных государственных психиатрических служб. На сегодня существуют телефоны доверия, горячие линии, и прочие методы, к которым люди обращаются. Это тоже важно понимать, потому что порой человеку нужно просто преодолеть острый момент, а дальше он уже справляется сам. Однако эти службы надо шире рекламировать», — отметил Положий.

Специалисты отмечают, что стрессовому воздействию во время серьезных кризисов  подвержено практически все население. «Беда в том, что в этой ситуации люди реагируют по-разному. Кто-то — конструктивно, пытаясь найти выход из положения. Но есть и люди, которые психологически неустойчивы. Кризис в обществе очень часто обрастает агрессией, — продолжил руководитель отдела экологических и социальных проблем психического здоровья Центра имени Сербского. — Это такая защитная реакция организма, которая приобретает деструктивные формы, что и выливается в противоправные действия. Что характерно, на первое место выходят преступления против личности — убийства, покушения, нанесения тяжких телесных повреждений. И это происходит не только в клинических случаях. Есть просто люди с предрасположенностью, которые покидают свою зону комфорта, и у них это может проявиться в неблагоприятных условиях. Если ситуация будет ухудшаться, а кризис нарастать, то параллельно будет расти и агрессивное поведение».

Руководитель отдела судебно-психиатрической экспертизы Центра имени Сербского Наталья Харитонова считает, что одних телефонов доверия недостаточно, проблема лежит гораздо глубже.

«Есть номера, по которым люди могут позвонить. Просто они не всегда считают, что у них есть психологическая проблема, поэтому и не обращаются, — пояснила она в беседе с корреспондентом «Yтра». — Очень трудно вести профилактику таких событий. Нужно, в первую очередь, улучшать экономическую ситуацию в стране. Это, думаю, будет гораздо эффективнее, чем анонимные звонки. А социальные меры — это, в целом, не медицинская проблема. Вообще, людям нужно чаще задумываться, когда они берут кредиты, как они будут их отдавать? Они должны также знать, куда в трудной ситуации можно обратиться и как отстоять свои права».

О простых способах защитить себя при возникновении крупных долгов «Yтру» рассказал финансовый омбудсмен Правозащитной некоммерческой ассоциации антиколлекторов России Андрей Власс. По его словам, зачастую люди усугубляют свои проблемы, потому что боятся обращаться в суды.

«Не нужно ждать, когда образуется задолженность на месяцы или на годы, как это происходит сейчас, — подчеркнул он. — Если человек не в состоянии обслуживать свой займ, он должен подать соответствующее заявление о том, что в связи с ухудшением финансового положения больше не будет платить». Потребуется также получить выписку лицевого счета у кредитора и сделать собственные расчеты.

«При решении вопроса в судебном порядке сумма долга, как правило, уменьшается. Можно просить рассрочку, и суд, учитывая финансовое положение с доказательствами (копия трудовой, справки об уменьшении зарплаты или с биржи труда) готов предоставлять ее до пяти лет без процентов», — продолжает разъяснения омбудсмен. Таким образом, решение суда дает возможность и избавиться от кредитора, и производить дальнейшую оплату по мере финансовых возможностей заемщика.

«Важно избегать «понятийных» разборок со службами банков, с коллекторами. Это в интересах самого должника. Стоят услуги адвокатов по расторжению кредитных договоров не так дорого — порядка 5 тыс. рублей. Зато не будет пени и судебных санкций. Необходимо помнить, что приставы имеют право взыскивать до 50% доходов и могут арестовывать счета и имущество, если оно не социальное», — пояскил Власс.

Коснулся он и «Закона о банкротстве физических лиц», отметив, что писать соответствующее заявление следует оперативно. «Сегодня гражданин не только имеет на это право, но и обязан это сделать. Иначе есть административная статья. Согласно ей предполагается штраф в 1,5 тысячи рублей, если в течение двух недель при наличии задолженности человек не объявит себя банкротом, — напомнил эксперт. — Поэтому банки уже сами начали инициировать процедуру банкротства, но только в отношении тех граждан, у которых есть что отнять. Когда есть залог или ипотека. Если отнять нечего, кредитор не подает в суд первым. Ему это неинтересно. В этом случае банки используют коллекторов для внесудебного взыскания долгов».

Последние путем угроз и давления на должника пытаются получить не ту сумму, которую назначил бы суд, а ту, которую они хотят. Таким образом, неграмотных должников можно «доить» постоянно. В итоге нередки ситуации, когда заемщики, на знающие о своих правах, сталкиваются лицом к лицу с взыскателями. Случаются, в том числе, и плачевные случаи.

Одной из самых серьезных проблем Власс назвал большое количество валютных кредитов. Здесь со стороны действующего законодательства помощи должникам ждать не приходится. «Это договорные отношения, и беда в том, что государство позволяет почему-то кредитным организациями выдавать деньги в валюте. Странно получается: магазин не имеет права ставить цены на товар в долларах, а банк имеет, — сказал эксперт. — Хотя есть валютное законодательство, запрещающее различные операции. Это первое. Второе — в некоторых кредитных соглашениях указан курс, по которому выдавались рубли, но они привязывались к доллару. Таким образом, существует некий обман». Что бы ни говорили о возможности оптимизировать задолженность перед валютным кредитором, это не актуально по одной причине, — добавил Власс: — Если суд вынесет решение о взыскании, а ипотечную квартиру у вас заберут (ипотека не попала в закон о банкротстве), единственным шансом может стать волевое решение государства приказать банкам переводить суммы по такому курсу, по которому они их выдавали. Больше здесь ничего не поможет».

http://www.utro.ru/

Еще
Еще В России

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Следствие продолжается

В деле борца против угольного беспредела Владимира Горенкова прибавилось материалов. Сейча…