10 апреля 2016 года – на 41-м году своего преданного, нежного, неустанного служения сцене – ушёл из жизни режиссёр народного театра «Зеркало» Сергей Михайлович Радыгин. Он успел поставить пронзительные, искренние «Острова гениальности». Он раздал роли и начал читать с актёрами невозможную, сложную, многодонную «Антигону», а главное – проработал с интересным, редким театральным художником Петром Шувариковым образы её будущих героев… Премьера «Антигоны» состоится 16 ноября в шесть часов вечера в Театре металлургов – верная актёрская гвардия Сергея Михайловича вместе с его супругой Диной, продолжившей «зеркальное» режиссёрство Радыгина, реализовали этот план, эту мечту умирающего режиссёра… уже без него.

Он, выпускник второго набора Кемеровского института культуры, попал в Новокузнецк по распределению, а тогда всех распределяли по огромной стране – и инженеров, и художников. «Студента» направили в самодеятельный театр на ДОЗе, где он поставил с мальчишками-пэтэушниками несколько спектаклей, в том числе и «Педагогическую поэму» Макаренко. Одарённого молодого человека сразу приметили… и, как тогда делалось, переманили во Дворец культуры металлургов. А его пэтэушники потянулись следом – дети Сергея Михайловича обожали всегда. Повзрослев и уже давно не играя в любительских спектаклях, они обрадовано бросались к своему режиссёру на улице: «Сергей Михайлович, если бы не вы, я бы в тюрьму сел, жизнь под откос пустил!»

В конце 70-х, играя во взрослом актёрском составе у режиссёра Дворца культуры металлургов Виктора Гюнтера, Сергей Радыгин одновременно режиссировал детские спектакли дворцового театра юного зрителя. В 83-м, уже в качестве режиссёра народного театра драмы, который пополнился повзрослевшими тюзовскими мальчишками и девчонками, он предложил объединить три театральных коллектива – ТЮЗ, драматический и агиттеатр «Искремас» – в один. Его имя – «Зеркало» – придумалось удивительно легко.

Когда этим символичным словечком было названо дворцовое театральное объединение, страна разваливающих советов уже начала бурлить в неясном предвкушении перемен, которые «требовали наши сердца», которые так хотелось отражать… Да и ленинское «как зеркало русской революции» тогда ещё никто не отменял. Вот только… Зеркало – такая непростая вещь. В нём не только видишь то, что происходит. Оно прячет отражения того, что было, и ещё будет.

Но до середины 80-х для любительского театра страны, если честно, шло золотое, счастливое время. Другое дело – профессиональные театры. Режиссёры того времени с большим трудом пробивали то, что им хотелось ставить. Тогда-то и появились творческие лаборатории, в которых рождались новые театральные формы. Оттуда и малая сцена, и новая волна российских драматургов, говоривших свою правду, не одобренную парткомами, и смелые «оттепельные» пьесы. Сергей Михайлович и сам в течение 15 лет входил в такие лаборатории, в том числе десять лет работал у гениального Марка Захарова.

В те весёлые и всё ещё уверенные в своём светлом будущем времена он мог исполнить любой режиссёрский «каприз», воплотить самое неожиданное художественное решение. У «Зеркала» тогда оплачивались пять ставок – руководителей ТЮЗа, драмы, «Искремаса», художника и аккомпаниатора. Захотел Радыгин, чтобы в «Ромео и Джульетте» по сцене катались две стены – пожалуйста. Решил – первым в СССР! – поставить спектакль по

повести Бориса Васильева «Завтра была война», совсем недавно опубликованной в журнале «Юность», – а почему бы и нет?!

Это было в начале 80-х, и со своих смен на комбинате была снята комсомольско-молодёжная бригада в полном составе, которая в течение недели монтировала ему для декорации… самолёт. «Зеркало» тот спектакль уже много раз сыграло, когда из партийной ячейки КМК наконец-то пришло длинное письмо с робким «не одобряем»… Но это ничуть не помешало Сергею Михайловичу получить в 1985 году знак ВЦСПС «За достижения в самодеятельном искусстве»!

А потом наступили 90-е, и он сам сослал себя в Шушенское. Маленькая дочка болела, и тесть с тёщей, жившие в этом знаменитом ещё ленинской ссылкой посёлке, настойчиво зазывали к себе на деревенское молочко и воздух. Радыгин туда и до этого с «зеркальными» гастролями наезжал – вот в поселковой администрации и предложили остаться, даже выделили благоустроенную квартиру.

Эти 13 лет, которые он провёл в Шушенском, словно выпали из общего течения времени. Страну, превратившуюся из объединявшей 15 республик империи просто в Россию, било и корёжило, шахтёры стучали касками по рельсам, магазины отпускали продукты по талонам, братки бились за передел собственности с партбонзами… А Сергей Михайлович ставил Горького «На дне», «Шар братьев Монгольфье» Ливанова, «Женитьбу» Гоголя, «Панночку» Садур, неизменно производя фурор на тогдашних сибирских и российских фестивалях, и был… счастлив.

Он создал в посёлке чудный маленький театр на 86 мест. Теперь там работает его ученик Антон, который бегал заниматься у Радыгина ещё с пятого класса, и в течение многих лет, раз в год, по осени, они уже вместе устраивали фестиваль «для двоих», которому придумалось символичное «зеркальное» название – «Отражение». «Зеркало» давало свои спектакли в Шушенском, Антон показывал свои, зрители приезжали со всего Красноярского края.

До того как в 2006 году он вернулся из «шушенской ссылки» в Новокузнецк и в «Зеркало», в театре всё время менялись режиссёры, и в течение целого года не было вообще никого. Конечно, «зеркальная» гвардия встретила своего режиссёра, кстати, получившего во время работы в Шушенском звание «Заслуженного работника культуры России», с огромным воодушевлением – они снова начали играть.

Как ни странно для творческого человека, он был домашним, семейным. Правда, в разное время жизни он создал три такие семьи… и все три жены, встречаясь, вместе о нём горюют. Говорил, если бы не стал режиссёром, хотел бы иметь свой маленький ресторанчик и сам там готовить. Ему нравилось кулинарничать, придумывать что-нибудь вкусненькое, сервировать красивый стол, звать гостей – он всё это тоже любовно, мастерски режиссировал. Каждый год с нетерпением ждал начала «тихой охоты»: обирал весёлые крепкие грибницы, заботливо делал заготовки – он обожал угощать.

Десять лет как продал своё ружьё, а до этого нередко бродил с ним по лесам. В два последние года – перед болезнью, операцией и «химией» – увлёкся беговыми лыжами. Вместе с женой Диной отправлялся в дальние приятные путешествия на машине. Выбирался помечтать над удочкой. Он был удивительным человеком – режиссёром до мозга костей. Но и всё человеческое, обычное было ему в радость. Сергей Михайлович очень любил детей – и чужих, и своих. А они отвечали ему горячей детской взаимностью. С удовольствием возился с внуками. У Радыгина их пятеро – девочка и четверо парней.

А ещё около сотни спектаклей! «Голый король» Шварца, «Ромео и Джульетта» Шекспира, «Волки и овцы» Островского, «Баня» Маяковского… К чеховской «Чайке» он подступался два раза, изменившись сам, многое переосмыслив… В свой последний театральный сезон режиссёр Радыгин продолжал давать щемящую, сказочную «Дорогую Памелу» Джона Патрика, поставил «Острова гениальности» Марии Эшкинд-Огневой.

Этим спектаклем актёры народного театра драмы «Зеркало» прощались с Сергеем Михайловичем, когда его не стало. И была чуткая зрительская тишина, которая всегда происходит во время обыкновенного театрального чуда, и горькое ощущение сиротства, но одновременно и блаженства – будто душа режиссёра витала рядом, прощаясь, благословляя… Обязательно приходите на премьеру «Антигоны» 16 ноября в 18.00 в Театр металлургов, где играет радыгинское «Зеркало»!

Полина Тихомирова

NK-TV.COM

Еще
Еще В Новокузнецке

Один комментарий

  1. ъъ

    14.11.2016 17:02 в 17:02

    Обязательно придем !!!

    Ответить

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

31 год на троих

Суд Центрального района Новокузнецка вынес приговор бывшим студентам Кузбасского института…