НАВЕРХ

Вечер памяти Евгения Евтушенко

dsc_0572

1 апреля 2017 года ушел из жизни известный поэт, прозаик, режиссёр, сценарист, публицист и актёр Евгений Александрович Евтушенко. Россия потеряла безусловно знаковую Личность в современной русской и мировой литературе.

Департамент культуры города Москвы и столичные библиотеки совместно с проектом «Кинопоэзия» запустили художественную акцию #читаем_Евтушенко.

Мы присоединяемся к коллегам. Центральная городская библиотека имени Н.В. Гоголя ждет почитателей творчества Евгения Евтушенко на вечер памяти «От станции Зима до пункта Бесконечность».

Читай как чувствуешь — вот главный принцип предстоящей встречи.

У каждого из нас «свой Евтушенко». В этот день десятками голосов в память о выдающемся человеке будут исполнены произведения великого Мастера.

Приходите 10 мая поразмышлять, почитать, послушать. Начало вечера памяти в 18 часов.

Вместо комментария. Однажды, когда Евтушенко приезжал в Новокузнецк (это был 2004 год), мне довелось с ним увидеться. Не в зале запсибовского Культурного центра, а в более тесном кругу. Дело в том, что приезжал он не читать «стихи на миру» по привычке 1960-х годов, когда поэты собирали стадионы, а к Галине Семеновне (Гите Соломоновне) Оксман — по ее приглашению, публичные чтения прост «приложились».

Она позвонила ему впервые в 1960-х годах еще из Саратова, однофамилица и ученица Юлиана Григорьевича Оксмана, великого знатока русской литературы, и сообщила о встрече с Константином Фединым, наведовавшемся в Саратов за материалом к очередному роману. Федин сказал тогда о Евтушенко и Вознесенском: «Они не боятся ярлыков». . Евтушенко вспоминал об этом на встрече в кабинете ректора педакадемии Сергея Михайловича Редлиха:» Трудные годы. Я дерзко ответил Хрущеву на встрече с интеллигенцией: «Время, когда могилы исправляли, прошло». Никита Сергеевич побагровел и вдруг… стал хлопать — медленно, демонстративно».

Вот тогда они познакомились. Потом уже из Сибири она посылала ему словари сибирских говоров — это было ее специальность и настоящей страстью. А он, Евтушенко, отписывал ей восторженно: «Дорогая Гита Соломоновна, огромное вам спасибо за бесценный подарок мне — фразеологический словарь русских говоров Сибири. Как жалок по сравнению с подлинным языком народа язык нашей попсы, распоясавшейся на экранах телевизоров, как примитивен язык наших таблоидных газет, как вульгарен язык наших «народных избранников», которые не знают собственного народа, от имени которого они говорят…» Поэт обещал приехать к ней, да все не получалось…

И вдруг она позвонила в редакцию, чтобы сказать: приезжает…Сказать, что Галина Семеновна была взволнована — ничего не сказать, она была почти в отчаянии, в том числе от вопроса,как принять: ее быт предавателя филфака был предельно скромен. Но ей помогли и как-то все устроилось…

Через пару дней я узнал, что поэт приехал и Галина Семеновна ждет меня в кабинете ректора пединститута.Честно говоря, работа наша не оставляет времени для переживаний. Утром я полез в книги, чтобы найти что-нибудь из Евтушенко. И вдруг это стало проблемой: все было (казалось) не то. И тут я наткнулся на книжку «Точка опоры», первая глава которой называлась «Поэт в России — больше,чем поэт». Книжка публицистики была что называется зачитана, а мои кошки точили об нее когти. Зато она не производила нищее впечатление нечитанности.

О чем говорили в кабинете ректора, я толком не помню( то, что привел выше, вычитал из собственной публикации за 2004 год): могу запросто выдать за разговор прочитанные позже воспоминания поэта. Хотя вот — помню его теплые слова о Галине Семеновне, неподдельную (мне кажется — точно) радость, что наконец-то увиделся с «этой удивительной» женщиной. Времени, надо сказать, было в обрез надо было ехать на Запсиб. Он приглашал… Доктор наук Анатолий Балакай подарил поэту свой двухтомный словарь «Доброе слово». И Евтушенко отписал в отдачу автограф: «Дорогому Анатолию Балакаю, коллеге, от русской училки в американском найме». Наверное, там за «бугром»( Евтушенко уже был профессором в Оклахоме), «Доброе слово» вдвойне приятнее…

В конце встречи — поэта уже ждали — они обнялись: «Я встретился с давно любимой мной женщиной». Такое вот событие — вне протокола и лишних свидетелей. Как все на этой встрече в кабинете ректора педакадемии.

А вот теперь он умер. Осталась книга, где он написал:» Валере Немирову, товарищу»… Дальше неразборчиво. Умерла, увы, и Галина Семеновна (Гита Соломоновна — как хотите, она принимала и то, и другое имя). Осталась память о большом поэте и женщине, которую он любил издалека и наконец встретился.Удивительная история.

Валерий Немиров

Фото Софии Немировой

NK-TV.COM




Просмотры: 1671 Комментарии: 0