НАВЕРХ

Стрелять – так стрелять! Но утки уже летят высоко…

Сегодня у любителей пострелять в Новокузнецке ежегодный долгожданный праздник – открытие осенней охоты на утку и другую дичь. «Птичку жалко», конечно, но что поделаешь – нравится нашим мужчинам, утомлённым обычной рабочей суетой и грязной пылью задымлённого города, «общение с природой». И тут, как ещё в одном любимейшем и древнейшем мужском занятии, главное – это не результат, а сам процесс. Уж очень он увлекательный. К слову, в Новокузнецке насчитывается около десяти тысяч охотников – это те, кто сдал охотминимум, получил охотничий билет и купил очень даже недешёвое ружьё, состояние и хранение которого регулярно проверяет местный участковый.

Да и «клубов по охотничьим интересам» у нас в городе немало. Новокузнецкое общество охотников и рыболовов – раз. Общество охотников и рыболовов на Чекалина – два. Есть ещё Южно-Кузбасское отделение Кемеровской областной общественной организации охотников и рыболовов в Новокузнецке. Плюс Новокузнецкое городское – Западно-Сибирского Металлургического Комбината – отделение Кемеровской областной общественной организации охотников и рыболовов, кстати, самое крупное на Юге Кузбасса, насчитывающее 1200 членов. А появилось оно больше полувека назад, как только в Новокузнецке началось строительство ЗСМК – запсибовские первостроители, оказывается, не дураки были после смены пострелять!

Порядка тысячи рублей – это вступительные взносы в новокузнецких охотничьих обществах. Ещё столько же – членские. Охотники ЗСМК, кроме этого, берут «трудоучастием». Ну а если не хочется поработать на общее благо – плати тысячу. В кого можно пострелять в наших краях? В бурого мишку – осенняя охота на него длится с начала августа до конца ноября. Одна «штука» стоит 3000 рублей. Барсук – с 15 августа по 31 октября – идёт по тысяче. Самыми дешёвыми животинками получаются бобр и соболь. Поохотиться на них можно всего по 500 рублей – на первого с начала октября до конца февраля, а на второго с середины октября. Во взрослых самцов косули сибирской можно будет пострелять уже 25 августа – за три тысячи. Ну, и конечно, ни один уважающий себя новокузнецкий охотник не пропустит завтрашнего начала утиной охоты.

Столь внушительный перечень тех, в кого можно стрелять, а также тех, на кого охотиться ни в коем случае нельзя, как минимум, вселяет надежду, что они у нас есть! Утки и гуси. Косули, лоси и моралы. Медведи, барсуки и кабаны. Сурки, горностаи, зайцы, ласки, летяги, суслики, бурундуки, хомяки, кроты, водяные полевки, белки, лисы, колонки, росомахи, хори, рябчики, тетерева, глухари… Эх, мечта любого охотника! А ещё – а почему бы и не помечтать?! – может быть, где-нибудь в глухой тайге, скрытом от глаз тихо плещущимся озерце даже остались куропатка, олень, кабарга, выдра, утка-пеганка, сибирский гуменник, пискулька, лебедь-кликун, краснозобая казарка, давно уже занесённые в российскую и кузбасскую Красные книги. Но ведь когда-то, не так уж и давно, всё это расчудесное зверьё ударными темпами плодилось и размножалось совсем рядышком с нашим нынешним Новокузнецком.

Ну а завтра… Только представьте! Почти конец августа. Над уже пожухлой травой стелился густой, точно бабушкин молочный кисель, туман. Уже больше часа ты сидишь у догорающего костра и слегка пошевеливаешь ещё тлеющие угольки, а откуда-то с небес будто спустился кто-то неведомый и тихо шепчет тебе в ухо: «Ну и чего ты тут расселся? Утка ждать не будет!». Только утка – не дура! – забилась в камыши и самым вызывающим образом оттуда хихикает на своём утячьем языке. Попробуй – достань! Тем более что точно таких же, как ты, любителей пострелять выбралось на это несчастное болотце гораздо больше, чем самих уток.

Но тебе всё равно хорошо. Ты умиротворенно наблюдаешь, как низ туманного одеяла почти неуловимо оторвался от тёмной поверхности воды и завис, словно в глубоком раздумье. На какое-то мгновение тебе даже остро хочется заглянуть в эту узкую нишу бесконечного пространства природы, чтобы убедиться, что там действительно больше никого нет.

А потом ты плеснёшь из котелка остаток озёрной воды на «неживые» уже угольки костра и решительно встанешь. Привычно вскинешь на плечо ружьё, подтянешь ремень патронташа и подойдешь к своей «раскладушке». Ну, с богом, и ни пуха ни пера! Лёгкие дюралевые весла бесшумно разрежут зеркальную гладь, а вскоре дно лодки уже коснётся высокой осоки. Ты ещё некоторое время всматриваешься в полоску редкого тростника и, управляя одним веслом, быстро находишь место, где и в прошлом году был на открытии охоты.

А потом солнечные лучи пробиваются через рассеявшийся туман и накрывают своим ещё тёплым светом и камыш, и осоку, и дальний береговой лес, отражаясь бесчисленными прозрачными бликами в этом то ли озерце, то ли болотце. А из береговой поймы уже доносится звук чужого дуплета, и примерно в трёхстах метрах от тебя поднимается упитанный кряковый селезень и тянет низко над камышом в сторону чистой воды. И ты шепчешь нежно-нежно и от возбуждения чуть хрипловато, как когда-то шептал своей любимой, которая прямо сейчас далеко-далеко в уютном тепле вашей городской квартиры смотрит десятый сон: «Ну красавец ты мой – я же здесь! Ну ещё, ещё самую малость… Лети ко мне!»… И «красавец» – летит! А ты… опять промазал!

А ближе к концу осени, когда выпадет снег, на нашу маленькую, храбрую, чумазую Абушку снова прилетит неустрашимая и неунывающая утиная братия – они ведь у нас в Новокузнецке, представьте себе, зимуют! И так отважно мёрзнут в чёрной, сморщенной от ветра воде! И сюда сразу же потянутся дети и взрослые – кормить и любоваться. Будут стоять над водой и, ломая булки, кидать их прямо в жадно разинутые трогательные клювики. А когда еда закончится, утки мгновенно потеряют к безбулочным малышам и их мамам интерес и, высмотрев какую-нибудь ковыляющую к речке многообещающую старушку, устремятся навстречу к этой новой жертве аттракциона неслыханной щедрости.

Инга Видалова

NK-TV.COM




Просмотры: 1409 комментария 2

Добавить комментарий

Комментарии
19.08.2017 15:01
Клюв утки, похож на собаку. Ответить
19.08.2017 11:22
А сколько еще нелегалов... Ответить