НАВЕРХ
Политика // В России // 11.09.2017 10:31

Единообразный день голосования

10 сентября прошел последний единый день голосования перед президентскими выборами.

Победа большинства кандидатов-единороссов оказалась неизбежной из-за отсутствия сильных конкурентов от оппозиции. Инерционный сценарий кампании проявился и в низкой явке, и в отсутствии желания кандидатов идти в суд, чтобы защищать свои интересы. Губернаторам, победившим с разгромным счетом, предстоит доказать свой авторитет на территории, добившись таких же результатов в 2018 году для основного кандидата в президенты.
К вечеру 10 сентября были обнародованы итоги выборов на востоке России.

В Бурятии с 87,5% при явке 40% лидирует врио главы Алексей Цыденов. Другие результаты руководителей регионов были чуть скромней. Врио главы Томской области Сергей Жвачкин набрал 58,85% после обработки 64,52% бюллетеней, на втором месте — депутат Госдумы Алексей Диденко (ЛДПР). После начала подсчета голосов лидировал врио главы Саратовской области Валерий Радаев с 72,16% (глава обкома КПРФ Ольга Алимова получала 18%), а также кандидат на пост губернатора Пермского края Максим Решетников («Единая Россия») с 86,98% голосов. В штабе партии итогами голосования по стране в целом оказались довольны. «В “Единой России” на момент закрытия избирательных участков не отмечают регионов с низкой поддержкой. Исключением стали, пожалуй, выборы в горсовет Омска»,— заявил “Ъ” собеседник в партии.

Пришел, кто мог и хотел

Это последний день голосования перед президентскими выборами 18 марта 2018 года. Член совета директоров Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) Глеб Кузнецов сказал “Ъ”, что «экстраполировать голосование за губернаторов на голосование за президента некорректно: как правило, на президентских выборах и явка, и голосование лучше, чем на выборах более низкого уровня».

Политолог Аббас Галлямов считает, что можно будет и превысить результат, «если оппозиция не организует системного наблюдения на президентских выборах». «Если Кремль сумеет избежать повторения сценария 2011 года, когда властные рейтинги резко пошли вниз за два месяца до дня голосования, то власти обсуждаемых регионов смогут результат повторить»,— говорит эксперт. Он не исключает рост протестных настроений, связанных в том числе с тем, что «у населения есть внутренняя, эмоциональная усталость от несменяемой власти».

Дискуссии, считается ли явка низкой, постаралась положить конец глава Центризбиркома (ЦИК) Элла Памфилова, заявив, что специально запросила данные по явке на аналогичных выборах в 2012 году. По ее словам, явка оказалась ниже, например, в Карелии, Белгородской, Калининградской, Новгородской областях, в Марий Эл, Кировской области, а выше, к примеру, в Мордовии. Зампред ЦИКа Николай Булаев зачитал цифры по явке на 18:00: явка составила от 23,5% в Карелии до 71% в Мордовии. До этого ЭИСИ обнародовал доклад, в котором утверждал, что даже при низкой явке выборы могут считаться конкурентными (см. “Ъ” от 6 сентября). «Сама дискуссия по явке невыгодна администрации президента, так как изначально очень много говорилось о том, что АП будет повышать явку. С таким вопросом в повестке нормальная явка начинает выглядеть провальной, как и работа АП по ее повышению»,— поясняет политтехнолог Дмитрий Фетисов.

У многих врио губернаторов, назначенных из Москвы, не получилось поднять явку личным примером. По информации “Ъ”, не голосовал врио главы Севастополя Дмитрий Овсянников, поскольку у него нет регистрации в городе. Врио главы Бурятии Алексей Цыденов также не принял участие в голосовании, поскольку еще не получил постоянной прописки в республике. Его удмуртский коллега Александр Бречалов тоже не голосовал, сказал “Ъ” источник, близкий к администрации региона. Не пошли на выборы и приехавшие в Удмуртию члены его команды, к примеру, и. о. главы администрации Сергей Смирнов и и. о. премьер-министра Ярослав Семенов. Врио губернатора Ярославской области Дмитрий Миронов на выборах в Госдуму в сентябре 2016 голосовал в Ярославле по открепительному удостоверению, но сейчас в выборах участия не принял. В предвыборном штабе врио главы Марий Эл Александра Евстифеева “Ъ” сообщили, что кандидат лишь «проинспектировал несколько избирательных участков».

В политике, но вне конкуренции

Интерес к выборам падает из-за снижения политического веса конкурентов «Единой России». С 2015 года парламентская оппозиция на губернаторских выборах часто ставит на малоизвестных кандидатов: депутатов заксобраний и гордум либо «варягов». Эта практика достигла апогея еще в 2016 году: везде, кроме Ульяновской области, единороссам были подобраны удобные противники. В Тверской области отказ в регистрации из-за муниципального фильтра получил депутат Госдумы, глава юрслужбы КПРФ Вадим Соловьев. Соперниками врио губернатора Игоря Рудени (набрал тогда 72%) стали кандидаты от ЛДПР и «Коммунистов России», которые не могли составить серьезную конкуренцию единороссу. Тот же сценарий выборов (вплоть до партий, выдвинувших технических кандидатов) был повторен в 2017 году в Бурятии, где сквозь фильтр не прошел коммунист-сенатор Вячеслав Мархаев.

К 2017 году апатия охватила и работников политического рынка, пять лет назад приветствовавших возвращение губернаторских выборов. «Создавалось ощущение, что власть лихорадочно раскручивает гайки, реагируя на вызов улицы, вызов толпы после протестов на Болотной. Я знаю множество политтехнологов, которые возликовали: власти придется проводить на выборах своих ставленников через огонь, воду и медные трубы конкуренции»,— вспоминает политтехнолог Алексей Швайгерт. По его словам, у технологов «глаза открылись очень быстро — состязательность выжигалась, фильтр задерживал в себе все живое и конкурентное». «Поначалу пытались объяснить проблемы с регистрацией перегибами на местах, но в 2013–2014 годах установилась абсолютная ясность: выборы губернаторов являются выборами врио, подтверждением выбора президента — и ничем иным»,— уверен он. Технолог считает, что «имитационный характер выборов» сохранился и в 2017 году после прихода на пост первого замглавы АП Сергея Кириенко. «Рынка как такого не появилось. Кто работал с главами территорий на тему роста их рейтинга и социального самочувствия территории, тот так и работает. Выборы уже неинтересны. Результаты предсказуемы. Бюджеты минимальны»,— подтверждает политолог Константин Калачев.

Судить некого и незачем

Нет конкуренции — меньше предвыборных судебных исков. В Новгородской области единственный иск против единоросса Андрея Никитина подал кандидат от ЛДПР, депутат Госдумы Антон Морозов (он обвинял оппонента в использовании служебного положения при агитации). Без удовлетворения остался также иск о снятии с выборов Дмитрия Овсянникова: кандидат от КПРФ Роман Кияшко считал, что тот нарушил законодательство при сборе подписей муниципальных депутатов. В Кировской области единственный судебный спор о снятии врио губернатора Игоря Васильева инициировал обком КПРФ — коммунисты увидели признаки подкупа избирателей в предвыборной агитации господина Васильева, который обещал жителям региона новые дороги, школы и больницы. Список регионов, отметившихся судебными спорами о снятии с выборов кандидатов-фаворитов, замыкает Свердловская область, где выбывший из гонки кандидат обратился в суд с абсурдным иском об отмене регистрации врио главы региона Евгения Куйвашева на основании того, что он якобы не является человеком.

Главное — исход споров стал «предельно предсказуем», указывает политический юрист Антон Тимченко. Он напоминает про снятие с выборов губернатора Брянской области Николая Денина в 2012 году (был восстановлен Верховным судом), а также неожиданное восстановление Верховным судом в 2015 году кандидата в губернаторы Омской области от КПРФ Олега Денисенко.

Кандидаты в этом году обращаются с исками о снятии оппонентов исключительно для создания информационного повода, говорит Антон Тимченко. К примеру, кандидат в губернаторы Свердловской области от «Справедливой России» Дмитрий Ионин требовал отмены регистрации кандидата от КПРФ Алексея Парфенова за то, что последний в своей агитации процитировал стихотворение без разрешения автора, то есть нарушил законодательство об интеллектуальной собственности. Часто с исками в суд обращаются и кандидаты, которые не смогли пройти муниципальный фильтр и зарегистрироваться на выборах. «Яркий пример — дело Вячеслава Мархаева, которому ни его статус сенатора, ни обширные ресурсы не помогли пройти муниципальный фильтр и добиться регистрации через суд»,— говорит Антон Тимченко. Также, указывает он, оказались безуспешными попытки добиться регистрации через суд у трех кандидатов в губернаторы Севастополя.

Правда, в регионах, где уже были прямые выборы, в прошлые кампании не было значительного числа электоральных судебных споров. В Новгородской области в 2012 году, когда за пост губернатора боролся Сергей Митин, был подан только один иск — восстановиться на выборах через суд пыталась кандидат КПРФ Ольга Ефимова. Другие кандидаты, указывает новгородский политтехнолог Михаил Шимановский, были «дублерами» врио и судиться с ним не собирались. В Кировской области на выборах 2014 года до Верховного суда дошел инициированный кандидатами от «Справедливой России» и КПРФ спор об отмене регистрации на тот момент врио главы региона Никиты Белых. В Рязанской области избрание прежнего губернатора Олега Ковалева прошло без судебных споров: тихо шла сейчас кампания врио главы региона Николая Любимова.

Однако, как указывает Антон Тимченко, «регион региону рознь»: «Если в Новгородской области в 2012 году был всего один иск, то в это же время в Брянской области было сразу два серьезных судебных спора — помимо иска о снятии Николая Денина, восстановиться в статусе кандидата пытался справоросс Вячеслав Рудников». В нынешней кампании тоже заметна разница между регионами, говорит политюрист Антон Рудаков. «В Ярославской области не то что на губернаторских — даже на муниципальных выборах только два иска на 136 заявившихся кандидатов. В то же время в Омской области на выборах в горсовет — больше трех десятков судебных споров».

КоммерсантЪ




Просмотры: 360 Комментарии: 0

Добавить комментарий

Комментарии