В конце сентября неизвестный мужчина вручил координатору благотворительного фонда «Подари жизнь» коробки, предназначенные лично для учредителя Чулпан Хаматовой. Сотрудница фонда, которой отдали посылку, тут же заподозрила неладное и вызвала полицию. Внутри коробок были патроны. Мужчину задержали спустя несколько дней. Кому могла помешать деятельность фонда и кто пытается наживаться на благотворительности — разбирался портал iz.ru.

Инцидент произошел утром 29 сентября. Мужчина зашел в здание центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева. Он оставил в помещении, в котором находится представительство фонда «Подари жизнь», подозрительный пакет белого цвета с двумя коробками внутри. Неизвестный представился курьером и сказал, что посылку следует передать лично Чулпан Хаматовой, после чего скрылся. Сотрудники фонда немедленно сообщили о посылке в полицию. На место прибыл кинолог с собакой и вскрыл коробки. Внутри оказались патроны — 77 штук калибра 338 Lapua Magnum, предназначенные для снайперских винтовок. Возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 222 УК РФ («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов»).

Курьера задержали утром в среду, 4 октября. Им оказался 38-летний безработный москвич, ранее не судимый. При обыске у него дома нашли боеприпасы. «По месту жительства задержанного обнаружены и изъяты карабин Orsis и около 30 патронов», — рассказал источник РЕН ТВ в правоохранительных органах. Мотивы мужчины до конца неясны, однако можно предположить, что это был своеобразный акт устрашения и попытка оказать давление на фонд.

Руководство фонда предпочитает держаться подальше от скандалов, сама Чулпан Хаматова редко дает интервью. Впрочем, представители всё же сообщили, что произошедшее не помешало работе организации, а за дальнейшими разъяснениями рекомендовали обратиться к сотрудникам правоохранительных органов. «Всё бывает в жизни. Наши сотрудники повели себя правильно: обнаружив это, они сразу обратились в полицию», — сообщила директор по связям с общественностью фонда Екатерина Шергова.

Всего за день до того, как для Хаматовой передали посылку с патронами, учрежденный ей благотворительный фонд выиграл дело в суде. Этому предшествовали длительные тяжбы о переименовании фонда-двойника «Подари жизнь 24». Юристы фонда Хаматовой обнаружили в Красноярске организацию с идентичным названием еще в феврале 2016 года и всё это время добивались смены вывески. По данным специалистов фонда, предприниматели, прикрываясь именем фонда «Подари жизнь», собирали пожертвования. Руководителям фонда супругам Елене и Олегу Чипизубовым удалось выиграть несколько судов. Так, красноярский суд постановил, что некоммерческие организации, а фонд «Подари жизнь» как раз является НКО, не имеют права на защиту собственного наименования. Аналогичной точки зрения придерживался и Минюст. Истцы настаивали, что деятельность организаций-клонов подрывает авторитет фонда «Подари жизнь» и вводит людей в заблуждение.

Однако Верховный суд всё же встал на сторону Чулпан Хаматовой и Дины Корзун и отправил дело на пересмотр. Фонд-клон обязали выплатить 50 тыс. рублей в качестве компенсации за использование имени московского фонда, а также в течение десяти дней сменить название, исключив из него слова «подари жизнь», и не позднее чем через пять дней после этого подать документы в Минюст.

«Мы надеемся, что случай с фондом «Подари жизнь» положит начало изменению законодательства касаемо наименований и защиты их уникальности. Нормы закона должны распространяться как на коммерческие организации, так и на НКО», — пояснил адвокат Юлий Тай.

Также на заседании Верховного суда представитель истца зачитал отрывок из постановления об отказе в возбуждении дела о мошенничестве в отношении руководителя красноярской организации. Учредительница убедила по меньшей мере двух человек оформить кредиты якобы для пожертвований больных детям. Общая сумма полученных на «лечение» денег составила около полумиллиона рублей. При этом никаких отчетов о своей деятельности организация не предоставляла. Однако схема, которой пользовались учредители фонда-дублера, не привлекла внимание правоохранительных органов.

В фонде «Подари жизнь» знают о существовании по меньшей мере 30 компаний с похожими названиями в различных регионах страны. И это только зарегистрированные НКО.

«Не все из них мошенники: многие просто ошибочно считают, что это поможет им работать. Мы обращаемся к ним, и они соглашаются впредь не использовать наше название. Но есть и те, кто продолжает действовать таким образом, получает средства и использует их непонятно в каких целях. Есть и откровенные мошенники, которые не утруждают себя регистрацией и ведут сборы под именем известных фондов», — рассказал исполнительный директор БФ «Подари жизнь» Григорий Мазманянц.

«Подари жизнь», а также несколько других крупных фондов несколько лет назад объявили войну лжефондам, действующим под личиной благотворительности. Его представители неоднократно заявляли, что не имеют представительств в регионах, а люди на улицах, которые представляются волонтерами фонда, — не кто иные, как мошенники.

Чулпан Хаматова возглавит попечительский совет детского онкоцентра

Сборы пожертвований под видом помощи больным детям, бездомным животным и пострадавшим от стихийных бедствий — благодатное поле для всякого рода жуликов, которые паразитируют на людском сострадании. Одна из наиболее популярных схем — выпрашивание денег на улицах так называемыми волонтерами. Молодые люди и девушки навязчиво предлагают прохожим взять браслет, ручку или шарик за небольшое пожертвование в пользу фонда, помогающего больным детям. На самом деле такие волонтеры работают за проценты от сборов. Их дневное жалование достают прямо из тех же прозрачных ящиков, в которые бросают пожертвования. Чтобы не оказаться за решеткой, учредители таких фондов заключают договор, например, с детским домом, и пересылают туда небольшую часть собранных средств. Но при этом проследить, куда делись остальные деньги, невозможно.

Другой не менее раскрученный способ — рассылка эмоциональных постов в соцсетях от лица родственников тяжелобольных детей с просьбами переслать деньги на срочную операцию на «Яндекс.Деньги» или карту. Названия таких фондов часто перекликаются с известными благотворительными структурами, но по своей сути они ничем не отличаются от обычных попрошаек. С большей охотой в интернете жертвуют частным лицам, нежели организациям. Этим пользуются агенты «токсичной благотворительности», которые выбивают слезу у пользователей фотографиями страдающих искалеченных детей. В то же время они пытаются навязать родственникам неизлечимо больных дорогостоящее лечение за границей. Деньги, собранные на отправку в частные зарубежные клиники, оседают в карманах лжефондов. В то время как сами пациенты часто не доживают до момента отправки на лечение.

Поймать мошенников достаточно трудно, как и доказать, что полученные ими деньги ушли вовсе не на благие цели. Сумма одного пожертвования обычно небольшая. Поэтому едва ли станут возбуждать дело из-за нескольких сотен рублей, которые к тому же отдали добровольно.

Всё же из-за роста числа организаций и популяризации благотворительности аферисты стараются мимикрировать под настоящие фонды. Они копируют интерфейс сайтов крупных фондов, вставляя туда свои реквизиты. Однако есть ряд признаков, позволяющих раскусить нечистых на руку благотворителей. Среди них: непрозрачная отчетность, отсутствие экспертиз, полной информации о подопечных фонда. Иными словами, фонд, который дорожит репутацией, всегда следит, кому и для чего он передает деньги. Мошенники, как правило, не отчитываются ни перед кем о проделанной работе.

Большинство россиян, которые занимаются благотворительностью, не отслеживают, куда уходят пожертвования

На руку лжеволонтерам и псевдофондам играет то, что большинство россиян не готовы проверять, куда на самом деле уходят их пожертвования. Об этом свидетельствуют данные исследования, проведенного проектом «Добро Mail.Ru».

Несмотря на то, что для значительной части опрошенных всё-таки важно знать, на что было потрачено их пожертвование, они не готовы как-то проверять эту информацию.
«Нельзя рассматривать благотворительность по популярному признаку: сделай добро и бросай в воду. Отдал деньги, очистил совесть, а дальше — будь что будет. Такая формула хорошо подпитывает среду псевдоблаготворителей. Вроде бы ты не должен проверять, помогли твои деньги или ухудшили положение. На самом деле ответственность за поддержку всё равно отчасти лежит и на дарителе», — рассказывает руководитель проекта Александра Бабкина.

«Как правило, посты мошенников написаны в крайне истеричной манере, с использованием Caps Lock, множества восклицательных знаков и красного цвета. Человек, собирающий деньги на лечение родственнику, не будет возражать, если ему зададут вопросы, поблагодарит за совет обратиться в тот или иной благотворительный фонд, расскажет, почему не обращался в фонды ранее или как фонды формулировали отказ помочь. Истинные просители помощи стараются выкладывать отчеты, следуя рекомендациям самих социальных сетей. Если же задать дополнительный вопрос мошеннику, то, как правило, встречная реакция — возмущение и грубость. Они набрасываются с претензиями на людей, которые захотели проверить информацию. К сожалению, в ряде жалостливых историй речь идет не о спасении ребенка, а о том, насколько хорошо история «продается» и сколько денег может собрать», — добавляет Бабкина.

По ее словам, мошенники стали гораздо изворотливее и стараются реже попадаться на лжи. «Раньше они не утруждали себя никакими отчетами, но теперь начали понимать, что это важно и стали подделывать годовые отчеты. Понять в таких документах ничего нельзя. Опять же если вы задаете вопросы, к вам отнесутся очень агрессивно», — считает руководитель благотворительного проекта.

https://iz.ru/

Еще
Еще В России

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Областной конкурс детского рисунка «Моя будущая профессия»

В Кузбассе стартовал областной конкурс детского рисунка «Моя будущая профессия». Организат…