Миф о простоте и безопасности открытого способа добычи угля должен быть развеян.

Сам я — междуреченец, однако внимательно слежу за публикациями в новокузнецкой газете “Кузнецкий рабочий” по актуальной для Южного Кузбасса угледобывающей проблеме. Она заключается в том, что оба наших моногорода — Новокузнецк и Междуреченск — в результате однобокой сырьевой направленности экономики оказались в кольце угледобывающих разрезов и в условиях неблагоприятной экологии. Вполне понятно, что это вызывает протесты горожан и селян, которые столкнулись с уничтожением их мест отдыха и проживания и особенно с ростом хронических заболеваний от воздействия угольной пыли и метана. А представители коренного шорского народа направили жалобу в Организацию Объединенных Наций по поводу сноса их исторически традиционных поселений Кийзасским и другими разрезами.

Вспомним, что такая неблагополучная ситуация начала складываться лет 5 — 10 назад, когда на шахтах “Распадская”, “Ульяновская”, “Юбилейная” и других прогремели взрывы метана, принесшие большие человеческие жертвы. Причины их были расследованы и обнародованы: несовершенные вентиляция и системы газового контроля, устаревшее или плохо отремонтированное оборудование, погоня за рекордами угледобычи и самая главная — полное отсутствие предварительной дегазации угольных пластов перед их отработкой. Перед угольными олигархами и местными властями встал непростой выбор: вкладывать большие средства в дорогостоящие мероприятия по реконструкции шахт и дегазации или перейти на другой, по их мнению, более простой, менее затратный и безопасный способ угледобычи. Таковым они выбрали открытый, карьерно-взрывной способ, который в настоящее время стал преобладающим в угольной отрасли Кузбасса.

Как профессиональный угольщик, проработавший не один десяток лет на Томь-Усинском разрезе, выскажу свою позицию по этой сложной проблеме.

Прежде всего хочу развеять миф о простоте и безопасности открытого способа добычи угля.

Из учебников и справочников по горному делу следует, что это достаточно сложный технологический процесс, включающий несколько последовательно выполняемых стадий. Сначала надо аккуратно снять, соскладировать и сохранить плодородный слой земли над угольным пластом. Затем надо рассчитать и заложить взрывчатку в слой породы с учетом ее прочности и других минералогических свойств. Эта операция чрезвычайно ответственная, — ведь суммарная мощность даже рассредоточенной взрывчатки по тротиловому эквиваленту приближается к тактической атомной бомбе.

В этой связи следует вспомнить случившееся несколько лет назад полысаевское землетрясение магнитудой 6 баллов в районе Бачатского разреза. По мнению ряда ученых, “спусковым крючком” у него вполне могли стать нарушения при проведении взрывных работ.

Но это еще не все. По существующим регламентам, после вскрытия и собственно добычи угля отработанный участок необходимо рекультивировать, то есть сделать обратную засыпку образовавшегося котлована породой, выровнять поверхность сохраненным плодородным слоем земли и высадить на нем зеленые насаждения. И лишь после этого можно получить разрешение контролирующих органов на эксплуатацию другого участка.

Но в реальной жизни это не выполняется, так как рекультивация требует больших затрат, существенно снижающих прибыль угольных олигархов.

Поэтому они под различными предлогами уклоняются от ее выполнения с молчаливого согласия местных властей. Крайними в такой ситуации оказываются жители наших городов и близрасположенных сел, а также сами горняки.
Чтобы не быть голословным, проиллюстрирую это на своем примере.

После окончания техникума и службы в армии я, будучи здоровым парнем и спортсменом-боксером, устроился на Томь-Усинский разрез горным мастером. Однако, не доработав до 50-летнего возраста, приобрел целый букет профессиональных заболеваний, вызванных угольной пылью, метаном и повышенной радиацией, был признан инвалидом и уволен с разреза. Такая же судьба была уготована многим моим товарищам, вынужденным довольствоваться мизерной пенсией, которой едва хватает на лекарства.

В сложном положении оказалось подрастающее поколение, ведь в наших моногородах Новокузнецке и Междуреченске, кроме профессии горняка и металлурга, нет другого достойного выбора. Именно поэтому многие выпускники наших школ, техникумов и институтов ищут свое будущее в более благополучных городах, где есть возможность приложения своих знаний к высокотехнологичным профессиям.

Но есть ли выход из создавшейся ситуации?

Уже много лет мы слышим о программах реструктуризации российской экономики в направлении ухода от преимущественно сырьевой ориентации (в нашем случае угольной) к глубокой переработке с получением более ценной и востребованной продукции, однако реального воплощения этого не видно. Говорят, что для этого не хватает инвестиций, но тогда непонятно, откуда они находятся для сооружения угольных разрезов.

И не пора ли нашему правительству наконец вернуть многомиллиардные вклады, хранящиеся в американских банках, и направить хотя бы часть их на глубокую переработку сырья и, в частности, кузбасского угля.

Таким образом, реструктуризация сырьевой угольной ориентации кузбасской экономики может стать наиболее оптимальным выбором, позволяющим снизить негативное влияние гипертрофически разрастающихся угольных разрезов на условия жизни жителей Новокузнецка и Междуреченска, а также оздоровить экономику этих моногородов. Будем надеяться, что у наших федеральных, региональных и муниципальных властей хватит желания и решимости довести до логического конца этот выбор.

«Кузнецкий рабочий»

 

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Жителей Кузбасса начали штрафовать за сорняки на участках

Жителей Кемеровской области стали штрафовать за сорняки на их земельных участках. Выписано…