Шестого августа 2016 г. информационным агентством REGNUM была опубликована статья «Наука очковтирательства». В публикации шла речь о зав. отделом культурных ландшафтов и традиционного природопользования Российского института культурного и природного наследия им. Д. С. Лихачёва Марине Кулешовой, которая выступила против директора института А. С. Миронова, опубликовав статью «Новый Лысенко». После своего протеста М. Кулешова была уволена за прогулы. Сотрудники института, как действующие, так и уволенные, выразили поддержку своей коллеге:

«Мы — остатки прежнего состава научного коллектива Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д. С. Лихачёва и Российского института культурологии, уцелевшие под прессингом административного давления и шантажа со стороны нового руководства объединенного института, а также некоторые уже уволенные специалисты, выражаем солидарность с нашей коллегой Мариной Евгеньевной Кулешовой и обращаемся к главе государства РФ, различным правоохранительным государственным ведомствам, научному сообществу России и СМИ с просьбой остановить процесс окончательного разрушения нашего института, начавшегося в 2013 году и длящегося по сей день».

Далее подписавшие документ констатировали:

«После прихода осенью 2014 года нового директора Миронова А. С. в реорганизованном и объединенном институте усилилась практика уничтожения фундаментальных и прикладных научных направлений, увольнения опытных сотрудников, присвоения интеллектуального капитала авторитетных ученых новоявленными дельцами от науки. Некомпетентность, самоуправство, протекционизм характеризуют стиль нынешнего руководства. Все это вместе подрывает основы научно-исследовательской деятельности и создает обстановку полного пренебрежения законом».

В письме, подписанном ведущими учёными института, предлагалось:

«Снять с должности директора Института наследия А. С. Миронова, принудив его к возмещению растраченных во вред научным исследованиям бюджетных средств, осуществить финансовые проверки, ознакомить сотрудников института с финансовой отчетностью за 2014−2015 гг.»

О данной публикации мы вспомнили отнюдь не случайно. Когда перед самым началом учебного года в многострадальном Московском государственном институте культуры появился новый ректор Арсений Станиславович Миронов, это не вызвало большого удивления у преподавателей и сотрудников института. К частой смене руководителей в этом вузе, увы, уже давно привыкли. Привыкли, благодаря его учредителю — Министерству культуры.

За последнее десятилетие в вузе сменилось восемь ректоров и исполняющих обязанности ректора. Легко подсчитать, что даже двух лет работы не приходилось на брата. Иногда, когда приходил очередной назначенец, у преподавателей создавалось впечатление, что хуже уже быть не может, но с приходом нового минкультовского «подарка» оказалось, что только сейчас все поняли, что значит оказаться «ниже плинтуса».

Последствия не заставили себя ждать. Вуз, когда-то занимавший лидирующие позиции среди других учебных заведений культуры, в результате этой «ректорской чехарды» превратился в полное непотребство. Утратил статус головного учебного заведения отрасли, которое когда-то выстраивало стратегию развития подготовки специалистов для всех вузов культуры России, и вина вуза в этом минимальная. У тех людей, которые отдали не один десяток лет этому учебному заведению, возникает один вопрос: что это за учредитель такой, который год за годом гробит своё подведомственное учреждение?

Кто только не заходил по протекции Минкульта в вуз за последние годы! Причём «славной традицией» стало назначать ректором МГИК совершенно неожиданных персонажей. Думаю, что когда-нибудь описание того, как жил вуз в эти годы, затмит собою известное произведение М. Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города». Памятуя слова героя фильма «Свадьба в Малиновке» деда Ничипора, коллектив вуза уже устал от постоянного снимания и надевания будёновок.

Из того, что было написано выше, видно, что и очередной назначенец пришёл со своим шлейфом. Вызывает удивление, как Минкульт при совершенно разных министрах постоянно наступает на одни и те же грабли, назначая на должность ректора людей, имевших серьёзные конфликты на предыдущих местах работы, прекрасно понимая, насколько проблемным стал Московский институт культуры из-за частой смены руководителей.

Чем же заслужил А. С. Миронов любовь Минкульта? Из весьма интересного послужного списка можно узнать, что в 2013—2014 в качестве помощника министра культуры он отвечал, в частности, за государственную политику в сфере культуры. Курировал вопросы информационной политики, цифрового наследия, государственной политики в сфере сохранения, изучения и популяризации нематериального наследия народов Российской Федерации.

Когда-то в среде военных, особенно среди бойцов подразделений специального назначения, появился лозунг: «своих не сдаём». И это означало, что в любой экстремальной ситуации раненого бойца вынесут с поля боя, никогда не бросят в беде. Очень печально, что во многих властных структурах лозунг «своих не сдаём» приобрел такое уродливое воплощение, как это сплошь и рядом происходит в сотрясаемом постоянными скандалами Министерстве культуры. До сих пор вызывает удивление освобождение в зале суда заместителя министра культуры Г. У. Пирумова. Интересна была реакция его непосредственного начальника. Эмоциональное осуждение для прессы, с одной стороны, и положительная характеристика на Г. У. Пирумова, которая хранится в его следственном деле, — с другой. Своих не сдаём!

Но вернёмся к деятельности новоиспечённого и.о. ректора института культуры. Что же успели сделать «Тимур и его команда» за весьма короткий промежуток времени? Первое деяние имело под собой, безусловно, благое намерение. Надо было консолидировать коллектив вуза. А так как каких-то новых идей для такой консолидации у нового руководителя и его ближайшего окружения не было, то решили использовать идею старую. Ничто так не объединяет, как общий враг или виновник всех ваших бед. И такой виновник был сразу найден. Новая команда стал активно транслировать мысль о том, что во всех бедах вуза виноват прошлый руководитель, по личной вине которого из вуза исчезло колоссальное количество денег. Получалось, что новое руководство было бы и радо сделать что-нибудь хорошее для вуза, но как было сказано в известном фильме: «всё уже украли до нас». Однако новые вершители судеб института не учли два момента. Никаких документов, подтверждающих это деяние, не существовало. Не было и никаких уголовных дел или следственных действий по этому поводу. Второе: если бы радетели законности удосужились познакомиться с историей своих предшественников, то им бы рассказали интересную историю об одном минкультовском назначенце, вернее назначенке, которая тоже решила консолидировать коллектив вуза идеей борьбы за справедливость, обвинив предыдущее руководство в разбазаривании территории, на которой был расположен вуз. Коллектив вуза постепенно понял, что его опять разводят, и уже на «утку» нового руководства не купился.

Приобретя неоценимый опыт в Институте культурного наследия, А. С. Миронов начал с сокращений, что вызвало хаос и неразбериху. Преподавателей-совместителей «пачками» начали увольнять с работы, причём о своём увольнении многие узнавали только в тот день, когда они пришли на очередное занятие. Новая команда допустила вопиющую ситуацию, когда в течение двух месяцев неоформленные на работу педагоги входили в студенческие аудитории, что является грубейшим нарушением и по большому счёту должно было стать объектом рассмотрения Рособрнадзора. Возникает справедливый вопрос, почему же недрёманое око в лице учредителя не стало реагировать на эти вопиющие нарушения? Увольнение педагогов привело к тому, что не было возможным сформировать расписание, в результате чего пошли постоянные срывы занятий.

Дальше больше. В окружении ректора появились никому неизвестные доселе личности, получившие статус его советников. Советники пошли по аудиториям проверять, как проходят занятия. Вроде дело-то благое. Но хотелось бы заглянуть в должностные инструкции этих так называемых советников, ознакомиться с тем, какое базовое образование они имеют. Чтобы хоть как-то разобраться в наличии полномочий и необходимых компетенций у этих молодых людей, которые пришли вынести свой вердикт как рядовым преподавателям, так и маститым учёным, которые, к счастью, ещё уцелели за годы пертурбаций.

Начались расправы и с неугодными руководителями и сотрудниками. Главной причиной стало нелояльное отношение к новому руководству. Один за другим из вуза стали исчезать преподаватели и сотрудники, руководители учебных подразделений, не один десяток лет проработавшие в вузе. И дело не в возрасте тех, кого увольняли. Так, совсем недавно покинули работу два перспективных молодых человека, бывшие проректоры, не один год проработавшие в вузе. За ними были изгнаны два декана, также выпускники вуза, связавшие судьбу с альма-матер. К слову сказать, не только опытные управленцы, но и люди, имеющие значительный авторитет в отрасли, для которой они готовили кадры. Работников вуза стали заставлять подписывать документы с обвинениями в адрес прошлого руководства вуза. Отказавшимся следовать этому указанию показывали на дверь.

Анализ всех документов, регламентирующих деятельность вуза, которую нынешнее руководство пыталось сделать легитимным, получив поддержку Учёного Совета, убедительно показывает, что они, как под копирку, повторяют предыдущие деяния в Институте культурного наследия. Обратимся к тексту письма, подписанного учёными из института им. Д. С. Лихачёва:

«Дискриминационная политика А. С. Миронова не вызывает сомнения. Она подтверждается следующим:

1) невыплата достойной зарплаты большинству членов прежнего состава коллектива; и наоборот — высокие зарплаты для избранных персон (в результате чего складывается как будто бы приемлемая «средняя» зарплата);

2) уничтожение отделов по своему усмотрению, без оснований и предупреждения; оставление и сохранение малоэффективных отделов, опять-таки по своему усмотрению;

3) преследование, шантаж в отношении одних сотрудников; вседозволенность для сотрудников, близких к руководству».

Документы, представляемые новым составом ректора на совет, сваливались на его членов как снег на голову. Инстинкт самосохранения, выработанный за время многократной смены ректоров и ректорской команды, заставлял членов совета, за редким исключением, молча поднимать руки за принятие решения об утверждении того или иного документа.

Но недавно произошло непредвиденное. Видимо, А. С. Миронов в эйфории всеобщего соглашательства, сопутствовавшего принятию всех его решений, перешёл черту. Члены совета проявили редкое единодушие, отказавшись утверждать документ под названием «Положение о дисциплинарной комиссии МГИК». То есть не согласились с узакониванием создания карательного органа, деяния которого трудно прогнозировать, памятуя об искушённости А. С. Миронова в борьбе с инакомыслием. Но я бы не стал на месте педагогов вуза предаваться эйфории этой первой победы. Ждите, появится тяжёлая артиллерия в виде учредителя.

Можем представить, какие чувства рождаются у тех, кто многие годы связывал или связывает свою жизнь с Московским государственным институтом культуры. Горько и обидно, что чиновники от культуры, не вникая в подлинные проблемы вуза, уже не один год делают всё возможное для его уничтожения, устраивая шоу в виде постоянной смены руководителей. Господа, если вы не в состоянии выстроить грамотную кадровую политику в подведомственном вам учебном заведении, если вы за эти годы полностью дискредитировали себя как учредитель, отпустите вуз с миром, отдайте его другому ведомству. Подумайте, а? И у вас, и у нас будет меньше головной боли. Только будет одна просьба: перед разводом заберите свой последний подарок вузу. Вам-то он ещё пригодится.

23 ноября 2017 г. в газете «Московский комсомолец» появилась статья, посвящённая тому, что происходит в вузе культуры в настоящее время. Считаем излишним пересказывать написанное. Гораздо интереснее ответ вуза, помещённый на сайте МГИК. Вот она из выдержек из этого опуса: «Вместо фактов журналист издания изложил в статье слухи и домыслы неназванных источников, причем порой эти слухи граничат с бредом». Ну раз уж руководство вуза решило использовать медицинский термин «бред», оценивая публикацию газеты, то уж ответ руководства вуза можно смело обозначить другим медицинским термином, означающим неадекватность. В ответе отрицается тотальное сокращение всех без исключения часов, учебных дисциплин, что имеет место, отрицается факт многочисленных увольнений преподавателей, попыток бездумной и непродуманной реорганизации учебных подразделений. В своей отповеди «клеветникам» руководство вуза обходит наиболее болевые вопросы, обозначенные в статье. В конце обращения в редакцию руководители вуза переходят к угрозам: «В редакцию издания «Московский Комсомолец» уже направлено требование оперативно опубликовать опровержение содержащихся в статье конкретных утверждений. В случае, если данное опровержение не будет опубликовано в недельный срок, МГИК обратится в судебные инстанции с исковым заявлением о защите деловой репутации и компенсации причиненного ущерба». На наш взгляд, адвокату вуза предстоит сложнейшая задача, защитить то, что в природе не существует.

Атака прессы возымела действие. Понимая, что при проведении конкурса на должность ректора с учётом процедуры тайного голосования, шансы А. С. Миронова на избрание становятся призрачными, учредитель пошёл на беспрецедентный шаг. 26 декабря 2017 года выходит приказ Минкульта за номером 2224 «О внесении изменений в устав федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования Московский государственный институт культуры». С многолетней традицией выборов ректора теперь во МГИК покончено. Теперь сам учредитель будет сроком на пять лет назначать руководителя вуза. Узнав об очередном «подарке» учредителя вузу, педагоги и сотрудники сразу вспомнили о пресловутом «Юрьевом дне».

Второго декабря 2017 г. в жизни вуза произошёл уникальнейший случай. Состоялся день открытых дверей, на который впервые за всю многолетнюю историю вуза не явился ректор. Видимо, у господина ректора нашлись более важные дела, чем выступление перед абитуриентами. Не явилась и новая ректорская команда за исключением одного проректора по воспитательной работе, который один впервые представлял на таком мероприятии «всю королевскую рать»

Когда автор данной статьи заинтересовался этим фактом, оказалось, что ректор вуза А. С. Миронов очень и очень занятой человек. На заседаниях Учёного Совета вуза он присутствовал один раз. Не нашлось у него времени и на выступление на траурном митинге, посвящённом гибели студентов и выпускников МГИК, участников ансамбля им. Александрова.

Когда-то в День студентов 25 января в прежнем МГИКе была традиция — наиболее успешным студентам вручались именные стипендии преподавателей и бывших выпускников. Теперь ничего этого нет. Всё это можно расценить как прямое неуважение к вузу, его традициям. Да и о каком уважении может идти речь, когда новые вершители судеб разговаривают с преподавателями — ветеранами вуза «через губу», постоянно повторяя: «Мы обнулим всю вашу предыдущую деятельность». Горько и обидно, когда временщики, для которых вуз является просто очередным местом работы, унижают тех, для кого Московский государственный институт культуры является частью жизни и биографии. Горько и обидно, когда в чести не хранители и созидатели традиций, а их разрушители.

https://regnum.ru/news/cultura/2373883.html

Еще
Еще В России

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

ОСАГО, которое мы не ждали: как изменится добровольное страхование

С 1 сентября должны были вступить в действие новые тарифы ОСАГО, а дорожные камеры — начат…