Новокузнецкая певица, директор джаз-клуба «Геликон» Ольга Юшкова в беседе с журналистом Игорем Епифанцевым вспомнила о незапланированных ситуациях, возникавших в ходе выступлений на сцене.

– В вашей жизни были концерты, когда что-то шло не так, и вам становилось неловко, стыдно?

– Стыдно не было. Благодарна самой себе за то, что мне никогда ни за что не стыдно. Случалось всякое, конечно. И слова забывались, и каблуки попадали между дощечек на полу, не знала как вытащить ногу. Казусы были, но мне никогда не стыдно за то, что происходит. Я человек, обычный человек. Я вправе ошибаться. Но от этого хуже я не стала. Как и концерт. Ну, может быть, помарочку кто-то заметит. Себе после такого я ставлю большую галку, что надо над этим работать.

– Что происходит в тот момент, когда забываешь слова?

– По-разному. Действительно есть такие записи, когда на самом деле просто забыла текст. Начинаешь что-то придумывать, пытаться заполнить это пространство. Останавливаться нельзя, это из классической школы – даже если ты забыл текст, обязан до конца всё исполнить.

– На ТВ так же: когда запинаешься в прямом эфире нельзя останавливаться, нужно работать дальше.

– Вот, то же самое. Но всё равно после подобных случаев себя сильно ругаешь. Как, почему, ты же готовилась, ты учила, ты знала?! Но вот какой-то форс-мажор. Отвлеклась, свет, человек, энергия какая-то, телефон у кого-то зазвонил. И всё, мозг отключился, и ты забыл текст. Это минус, конечно, артисту, но всякое бывает.

Самое страшное было, когда исполняла песню на русском языке, и там нужно было так правильно спеть… Потому что рядом стоит автор, а меня перекрывает полностью, всё! И я понимаю, что начинаю какие-то слова просто придумывать. Он потом подошёл и сказал: «Ну спасибо, дорогая! Не ожидал от тебя такого».

– Он обиделся?

– Конечно. Я бы тоже обиделась, наверное, на исполнителя, если бы он не исполнил мой текст.

– Вы говорили, что в 90-е годы накопили на квартиру, выступая в одном из новокузнецких ресторанов перед состоятельными людьми.

– Да, но не в одном, а в трёх ресторанах.

– Можете их назвать?

– Конечно. Это рестораны «Москва», «Терсь» и «Праздничный». Чтобы вы понимали – я совмещала несколько работ. Была и преподавателем в музыкальной школе, и концертмейстером в музыкальном училище. И выступала в ресторанах. Причём ситуация в 90-е была очень сложная, и зарплату на руки сразу давали только в ресторанах. А деньги были очень нужны, я в тот момент одна воспитывала дочь. Рестораны – это, конечно, большой опыт, большая школа для исполнителя. Тебе нужно петь каждый день по 4-5 часов, без выходных, без отпусков. Труд, изматывающий и физически, и психологически.

– Как долго вам нужно было отработать в таком режиме, чтобы накопить на квартиру?

– Примерно полтора года.

– Как вспоминаете о том периоде жизни?

– По-разному. Но не жалею ни о чём. Тот период дал мне определённых людей, я познакомилась с этой средой. Многие люди, с которыми я сейчас хорошо общаюсь, рассказывали, что впервые увидели меня как раз на одном из таких выступлений. Были даже случаи, когда люди просто приходили в ресторан, садились и не пили, не ели, а просто слушали меня. Мне кажется, я достойно исполняла произведения, которые были любимы публикой.

– Той квартирой вы до сих пор владеете?

– Нет.

– Если не секрет, сколько в ней было комнат?

– Две комнаты. Но квартира была в центре города, на хорошем этаже.

– Читал, что во время ваших концертов в ресторанах в 90-е годы, якобы, случались перестрелки.

– Было такое.

– Можете навскидку вспомнить, это было 2 раза, 5, 10?

– Больше.

– Что происходило в такие моменты? Вы стояли на сцене и дальше выступали?

– Смотрели по ситуации. Я уже была матерью, и чувство самосохранения оставалось первичным. Порой просто прекращали и уходили. Порой убегали. Порой прятались за какие-то колонны, которые могли тебя спасти. Но, надо сказать, артистов и музыкантов, в основном, не трогали. Только если они сами не позволяли себе лишнего.

– Почему вы, зная, что такое возможно, продолжали ходить в такие места и выступать?

– Я заключала официальный трудовой договор с заведениями, поэтому особого выбора не было.

– Вы не пробовали поговорить с руководством заведений насчёт усиления охраны?

– Что вы, времена были другие! Вы сейчас живёте в очень комфортное время. Мы все живём. Тогда всё было иначе. Либо ты работаешь, либо до свидания.

– Пытаюсь представить, как перед очередным вечером вы идёте или едете в такси в ресторан. И между делом думаете: «Возможно, там опять что-нибудь случится, и, не исключено, люди под моё пение будут уходить в мир иной».

– Так и было. Такое время было. Когда по улицам было страшно ходить. Когда ты возвращаешься вечером домой, и на самом деле всё в руках божьих. Я не сгущаю краски. У нас была очень сложная криминалистическая обстановка.

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Антон Черемнов о пуске тепла в Новокузнецке. 19 сентября 2018 г.

https://www.youtube.com/ …