Возрастная дискриминация остается одной из главных проблем рынка труда. По данным портала HeadHunter, 81 процент работодателей признают, что она существует в кадровой практике. Точка отсечения при приеме на работу — 45 лет.

Конечно, работодатели охотнее берут молодых. Но и пожилые часто не против иметь работу. Фото:

Дискриминация встречается как в массовых профессиях (секретарь, охрана, административный персонал), так и в высокотехнологичных отраслях. О том, что нужно изменить, чтобы способствовать занятости пожилых людей, «Российской газете» рассказал проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов. В своем интервью он представил результаты масштабного исследования этой проблемы.

Нештатные старики

Александр Львович, что ожидает людей пенсионного возраста, желающих найти работу? Похоже, они не слишком востребованы.

Александр Сафонов: Да, обзор научных работ социологов показывает, что рынок труда некомфортен для пожилых.

Очевидно, что немолодой возраст людей, ищущих работу или уже работающих, оказывает прямое влияние на часть «классических» деловых качеств работника (физическая сила, выносливость, быстрота реакции). А также косвенно влияет на важные для работодателей характеристики: частоту и длительность временной нетрудоспособности, способность освоения новых технологий и знаний, ориентированность и мотивированность на долгосрочную карьеру. Это приводит к постепенному «закрытию» для пожилых людей значительной части рынка труда. Соответственно, прежде чем говорить об изменении пенсионного возраста крайне важно не только определить фактическую утрату трудоспособности пожилых работников, но и выработать меры стимулирования занятости этой категории трудящихся.

Всего 18 процентов людей старше 60 лет работают, но желающих иметь работу среди них гораздо больше
Сколько людей доживает до пенсионного возраста?

Александр Сафонов: У нас есть данные за 2016 год, по которым в среднем по России до 50 лет доживают 83,8 процента мужчин, до 55 лет — 77 процентов, до 60 лет — 69,4 процента.

Таким образом, уже сейчас каждый третий мужчина (30,6 процента) не доживает до пенсионного возраста. А по регионам показатель колебался от 13,9 процента в Ингушетии до 45,2 процента в Тыве.

В Дальневосточном и Сибирском федеральных округах отмечается самая низкая для мужчин вероятность дожить до пенсионного возраста — 63,7 процента и 64,9 процента соответственно.

Благополучными оказались Северо-Кавказский федеральный округ (79,1 процента), Центральный федеральный округ (72 процента), Москва — 80 процентов и Южный федеральный округ (70,6 процента) внесли существенный вклад в повышение общероссийского показателя.

До возраста 65 лет в целом по стране доживали 59,3 процента мужчин, до 70 лет — 47,9. В добывающих регионах, наиболее неблагополучных по показателям продолжительности жизни, вероятность дожить до 70 лет составляла чуть более 40 процентов.

У женщин этот показатель был значительно выше — в среднем по России вероятность дожить до 55 лет составляла 93,3 процента. По регионам: от 95,7 процента до 80,8 процента.

У большинства пожилых людей есть проблемы со здоровьем. Вот и работодатели их не жалуют. Что толкает их на рынок труда?

Александр Сафонов: Низкий размер пенсии — об этом нам сообщили 72 процента опрошенных нами работников старшего возраста.

Далее следуют: необходимость содержать других членов семьи (22 процента), желание сохранить свой социальный статус (14 процентов), интерес к профессии (14 процентов), удобное расположение работы (13 процентов), желание избежать одиночества (12 процентов).

Отвечая на вопрос, что, напротив, мешает вам продолжать трудовую деятельность, каждый второй неработающий пожилой человек (51 процент) рассказал о проблемах со здоровьем. Далее следует: необходимость ухода за детьми и другими родственниками (20 процентов), нет желания и сил работать (17 процентов), отсутствие рабочих мест для пенсионеров (14 процентов).

Страховка от профессии
Тенденция к увеличению пенсии идет во всем мире. Стоит ли нам вливаться в общий тренд?

Александр Сафонов: С одной стороны, в России растет качество и продолжительность жизни, а вместе с этим — и нагрузка на пенсионную систему. С другой — современная Россия продолжает отставать от развивающихся стран по показателю смертности. Он у нас в 4,5 раза выше, чем по Евросоюзу. И около 70 процентов населения трудоспособного возраста за десять лет до пенсионного возраста имеют серьезные патологии здоровья.

Значит, пенсионный возраст повышать нельзя?

Александр Сафонов: На наш взгляд, было бы неверно механически повышать пенсионный возраст.

Речь может идти только об установлении стандартного пенсионного возраста для наиболее многочисленной группы наемных работников, занятых в обрабатывающих производствах. Он будет служить законодательным ориентиром для оптимизации пенсионного возраста для других групп работающих.

Что касается занятых в производствах с вредными и опасными условиями труда, для них можно предложить новые концептуальные подходы оценки профессиональных рисков, позволяющие оценивать утрату трудоспособности. И, например, ввести новый вид социального страхования — страхование досрочной утраты трудоспособности.

Нужна ли реформа Списка №1, где названы профессии на вредных и опасных производствах?

Александр Сафонов: Целесообразно выделить из Списка № 1 ряд профессий (примерно 150-200), наиболее вредных и опасных, трудовая деятельность которых сопряжена с риском самой высокой опасности и осуществляется в необычной для человека среде (водолазы, летчики, спасатели). Замерять уровни факторов в процессе их деятельности невозможно, потому акцент в оценке риска надо перенести на оценку состояния здоровья и трудоспособности работников.

Для работников с повышенными уровнями профессионального риска (численность которых можно оценить в 500-600 профессий) целесообразно страховать досрочную частичную утрату трудоспособности с помощью такого страховщика, как Фонд обязательного соцстрахования, по аналогии со страхованием несчастных случаев на производстве и профзаболеваний.

А как быть с теми, кто занят на рабочих местах с низким уровнем профриска?

Александр Сафонов: Таких категорий работающих — большинство, примерно 1000 профессий. Их страхование целесообразно осуществлять с помощью корпоративного пенсионного страхования, осуществляемого с помощью негосударственных пенсионных фондов. С ними работодатели будут заключать соглашения на длительные периоды.

Если работник застрахован в одной из подсистем профессиональных пенсий и получит инвалидность из-за профболезни, то ему будет не только назначена пенсия по инвалидности, но он сможет претендовать на ее увеличение. Это благодаря профессиональной пенсионной системе, в которой человек принимал участие. Но для этого нужно модернизировать систему освидетельствования застрахованных работников для адресного определения степени индивидуальной утраты трудоспособности.

Целесообразно сделать обязательным прохождение углубленных медицинских обследований застрахованными после определенного стажа работы во вредных и опасных производствах для выявления хронических заболеваний, подозрений на профзаболевания, степени и динамики изменения трудоспособности, включая тестирование на «биологический возраст».

Без спешки
А что с возрастом-то?

Александр Сафонов: Не спешите. Сначала нужно законодательно прописать критерии установления пенсионного возраста и переходного периода к нему, которые должны опираться на научно обоснованные данные.

Для этого мы предлагаем внести поправки в ряд законов. Например, в закон о страховых пенсиях. Основным критерием установления пенсионного возраста мы предлагаем определить утрату трудоспособности большинством населения в соответствующем возрасте. А делать это по таким признакам, как показатель ожидаемой продолжительности здоровой жизни, величина которого должна минимум на 7-10 лет превышать пенсионный возраст.

Уровень занятости лиц старших возрастов не менее 70 процентов. Плюс — допустимая степень распространенности различных заболеваний для людей разных возрастов.

Также нужно принять изменения в законодательство, направленные на содействие занятости лиц пенсионного и предпенсионного возраста. Например, дать регионам право устанавливать квоту для приема на работу людей старше 55 лет. А службам занятости — направлять пенсионеров на профориентацию, которая выявит, какой деятельностью человек сможет заниматься в старшем возрасте, на профобучение или переобучение, содействовать их самозанятости. При трудоустройстве пенсионеров надо дать работодателям право заключать с ними трудовые договоры на трехмесячный срок.

Для работодателей нужно установить пониженный тариф пенсионного страхования за работников старших возрастов.

Так повышаем пенсионный возраст или нет?

Александр Сафонов: Обобщенным итогом нашего комплексного анализа является вывод о том, что в настоящее время в России имеются предпосылки для постепенного повышения на 3-5 лет пенсионного возраста женщин. Но только после проведения медицинской оценки ожидаемой продолжительности их здоровой жизни.

https://rg.ru

Еще
Еще В России

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Новокузнечанина, воевавшего в Донбассе, осудили за двойное убийство

Кемеровский областной суд (постоянная сессия в Новокузнецке) вынес приговор по делу о двой…