Театр уж полон; ложи блещут, партер и кресла, всё кипит… Новокузнецкие старшеклассники почтили своим присутствием спектакль Новокузнецкого драма. Ну как почтили? В добровольно-принудительном порядке, конечно. Их, жертв Мельпомены и «галочки» в школьной воспитательной работе, тут целый партер. Кто-то хихикает. Кто-то играет в телефон. Отличницы шушукаются, уже репетируя свой завтрашний ответ учительнице (о чём пьеса): отцы и дети, морально-нравственный выбор… И вдруг все замирают, сопереживая. А когда спектакль заканчивается, подростки молча встают, чтобы поблагодарить актёров аплодисментами, не жалея ладошек.

Среди десятков репертуарных пьес драматического театра Новокузнецка – лёгких и сложных, весёлых и грустных – та, на которую добровольно-принудительно пришли эти дети, пожалуй, остаётся на особом месте. Хотя наш драм играет её уже пятый год – по большому счёту для этих детей и играет. Почти два десятка лет назад 23-летний талантливый драматург Василий Сигарев – практически их ровесник – написал очень точную, безжалостную, страшную пьесу, которую назвал «Семья вурдалака». В Новокузнецком драматическом театре, в постановке режиссёра Рината Фазлеева, она обрела ещё более сильное и жуткое звучание.

Это происходит за счёт всего лишь одной сцены, добавленной к авторскому финалу, которая уже никому и ни на что не оставляет надежды, даже последней, самой отчаянной, потому что это надежда матери. А, в сущности, весь спектакль – это переворачивающий душу материнский монолог, зеркало её любви и отчаяния, так что игра остальных персонажей, тоже искренних, тоже узнаваемых, – просто его оправа.

Ирина Шантарь, исполняющая главную роль, с ошеломляющей безошибочностью попала в каждую интонацию и во все эти воспоминания о своём маленьком мальчике, в бесконечную нежность и безысходную тревогу, в безумие, боль и самообман. И из напряжённой тишины зрительного зала слышен трогательно-отчаянный шепот какой-то девчонки-старшеклассницы: «Не давай ему деньги!». Такая милая глупышка: верит, что можно кого-то спасти, просто переиграв финал.

20 лет назад тогдашние новокузнецкие подростки, которых тоже учили в школе про отцов и детей и морально-нравственный выбор, покупали в «магазинах» на нашем Форштадте коричневые «ляпки», в которых была «ханка». Потом появился героин, «крокодил», соли… Только ничего не изменилось. Это хуже средневековой бубонной чумы – та могла и пощадить, а наркотики, ещё до того как убить тело, полностью выжигают душу. И вот любовь падает на асфальт сгустками кровавого поноса. А «маленький мальчик», у которого тоже когда-то была своя боль и своя нежность, не может удержаться от хохота при виде родных мёртвых тел… Да просто потому, что он только что «вмазался».

На сцене нашего драма снова произошло обыкновенное чудо – талант автора и проникновенность игры, нет, жизни в этом незамысловатом, в общем-то, спектакле соединились в одно целое. И остались только ужас и отчаянная, горькая, нежная надежда матери, чья плоть от плоти и кровь от крови погибает у неё на глазах. И только сопереживание юных зрителей, которых – пусть даже на несколько мгновений – удалось выдернуть из их гаджетовых облаков.

А это действительно хорошая драматургия, говорящая беспощадно точным языком, препарирующая человеческие души так же глубоко и нежно, как это было и при Софокле, и при Станиславском. Так что никакой Голливуд, даже оскароносный, с миллиардными бюджетами и немыслимыми компьютерными технологиями, никогда не сможет убить театр со всеми его условностями, иллюзиями и игрой, потому что этот древнейший и почти мистический инструмент по-прежнему помогает людям размышлять о себе.

А особенно важно, что это делают дети. Нет, конечно, просмотр «Семьи вурдалаков» не является прививкой от наркотиков. Но пусть они смотрят: как это легко – превратиться в вампира, нет, не из сопливого голливудского блокбастера, а в настоящего вурдалака, убивающего своих родных, любимых и самого себя… Браво!

Полина Тихомирова

NK-TV.COM

Еще
Еще В Новокузнецке

Один комментарий

  1. зритель

    23.04.2018 15:25 в 15:25

    спасибо!

    Ответить

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

О театре, культуре и телефонах

На сцене Артист рассуждал о свободе, а зрители в зале украдкой рассматривали свои смартфон…