Случившийся ровно месяц назад пожар в Кемерово продемонстрировал, что в Федеральной противопожарной службе и в МЧС в целом серьезные проблемы. Пожарные и даже чиновники министерства говорят, что служба деградирует. Специальный корреспондент “Ъ” Владимир Соловьев разбирался, в каком состоянии находится система пожарной охраны.

Дым над «Зимней вишней» 29-летняя учительница математики Юлия Евдокимова увидела в окно. Она говорила с сестрой по мобильному телефону, но связь засбоила и прервалась. Юлия еще раз набрала номер и выглянула на улицу из кухни. Из ее квартиры на третьем этаже дома 39а на проспекте Ленина хорошо видна та часть торгового центра, в которой размещались кинотеатр и детская развлекательная зона. Дым поднимался над крышей здания и валил из окон. Юлия оборвала разговор и обратилась к мужу: «Кажется, пожар». Он тоже посмотрел в сторону «Зимней вишни» и кивнул: «Давай звонить».

Звонок Юлии Евдокимовой оперативный дежурный Единой дежурно-диспетчерской службы Кемерово Сергей Фирсов принял в 16:03:34. Это время будет зафиксировано в официальной справке о тушении страшного кемеровского пожара с пометкой «первое сообщение». Потом будут другие звонки, но именно обращение Юлии Евдокимовой поднимет пожарных по тревоге.

Сергей Фирсов поинтересовался, точно ли дымится торговый центр, а не чадит труба бани «Зимняя вишня», которая стоит позади одноименного ТЦ. Юлия сказала, что дым идет из окон центра. «Выезжаем»,— заверил диспетчер.

Пожарный крах

В 16:05 кемеровские пожарные отделения получили команду ехать к «Зимней вишне» на пожар второго ранга сложности. Через 16 минут ранг повысят до третьего (всего их пять).

Первой на штабном автомобиле в 16:09 прибыла смена территориальной службы пожаротушения — три человека, включая водителя, во главе с подполковником Андреем Бурсиным.

Андрей Бурсин, ставший руководителем тушения пожара №1, сформировал звено газодымозащитников из себя и подчиненного, и они пошли в разведку на горящий четвертый этаж.

Звено газодымозащитников, чье предназначение — спасать людей, должно состоять не из двух, а минимум из трех, а лучше из четырех-пяти человек. Один — навигатор: в условиях нулевой видимости и в непригодной для дыхания среде он ведет звено и отвечает за то, чтобы все вышли живыми. Но больше сотрудников у Андрея Бурсина не было. На четвертом этаже они оказались в темноте. Все заполнил черный густой и ядовитый дым. Маслянистые хлопья залепляли маски, сквозь которые и без того ничего нельзя было разглядеть. По рации Андрей Бурсин передал всем следующим на пожар отделениям, чтобы они уже в пути готовили звенья газодымозащитников. Это экономило примерно минуту.

В поисках пострадавших звено попало в тренажерный зал. Не обнаружив посетителей, пожарные двинулись к выходу для замены баллонов с воздухом. Баллон рассчитан на час, но при сложном пожаре и высокой физической нагрузке кислород кончается минут за двадцать.

После Андрея Бурсина, говорится в справке (есть в распоряжении “Ъ”), машины подъезжали к «Зимней вишне» одна за другой. Хронометраж прибытия первых отделений выглядит так: 16:10, 16:11, 16:12, 16:13, 16:14, 16:15, 16:17.

На тот момент пожарные не знали, сколько людей в самой опасной зоне и где они. До прибытия подразделений никто из представителей администрации ТЦ никого с четвертого этажа не выводил. Посетителей не оповестили о пожаре, и люди эвакуировались самостоятельно. Кроме тех, кто был в кинозале: они поняли, что происходит, когда дым проник внутрь. О том, что в кинотеатре находятся дети, пожарным сообщали очевидцы.

Отделение пожарной части №5 приехало к «Зимней вишне» в 16:10. Но и это звено из трех газодымозащитников в кинозал не попало. Добраться туда, где позже найдут тела, мешали дым, сложная планировка и высокая температура. Звену пришлось вернуться: кончался воздух.

Расчеты экспертов Всероссийского научно-исследовательского института противопожарной обороны МЧС России потом покажут, что уже на девятой минуте развития пожара, который начался примерно в 15:58, температура в горевшем помещении на высоте 1,7 м — уровень головы среднего человека — составляла +343 °C. Это значит, что передвигаться там можно было ползком или на четвереньках.

В эту температуру вползли три газодымозащитника из кемеровской пожарной части №2. Вел их начальник караула старший лейтенант Сергей Генин, прибывший в 16:11.

У входа в торговый центр произошел инцидент, из-за которого Сергей Генин 13 апреля отправится под арест. Первым, кого он с сослуживцами Александром Малышенко и Антоном Бридовым встретил у ТЦ, был Александр Ананьев. В кинозале остались его дочери — одиннадцатилетние Майя и Ксения и пятилетняя Валерия. Александр Ананьев сообщил, что знает кратчайший путь к людям, и вызвался его показать. Тут к пожарным подошел охранник ТЦ и рассказал о другом маршруте. Сергей Генин пошел по нему, но он привел спасателей к заблокированному эвакуационному выходу у детской игровой зоны, где началось возгорание. Звено уперлось в закрытую металлическую дверь, спустилось вниз и проникло на четвертый этаж через один из двух открытых выходов (всего их было шесть). У эскалатора пожарные услышали хрип и нащупали лежавшего без сознания Михаила Трусова. Он сумел выбраться из кинозала, где погибли 37 человек (первоначально сообщалось о 41 жертве), в том числе две дочери Михаила.

Сергей Генин надел на Михаила Трусова подключенное к своему баллону дыхательное устройство, и звено поползло к выходу, волоча по полу пострадавшего. В 16:28 они вытащили его на свежий воздух под писк сигнала, извещавшего, что кислород на исходе. Пожарные предполагают, что именно близость эскалатора спасла жизнь Михаилу Трусову: через проем в полу с третьего этажа поднимался относительно чистый воздух, и мужчина мог дышать.

Позже следователи и Александр Ананьев скажут, что Сергей Генин ориентировал звено на очаг возгорания, а не на кинозалы. Следственный комитет обвинит начальника караула в преступной халатности, повлекшей гибель 37 человек, а кемеровский суд санкционирует его арест. Коллеги Сергея Генина говорят, что идти к очагу опытный начкар не мог: без средств тушения пожара это бессмысленно, а их у его звена не было, поскольку они шли на четвертый этаж не бороться с огнем, а искать людей. Кроме того, указывают пожарные, взаимодействовать с представителями объекта, которым в этом случае был охранник, пожарным предписывает п. 69 боевого устава.

Вместе с Сергеем Гениным по четвертому этажу на ощупь, ориентируясь по стенам, ползали и другие звенья по три человека в каждом. Об их работе в официальном описании пожара однотипные сведения. В 16:13 поднялось звено специализированной пожарно-спасательной части: «Продвижение затруднено сложной планировкой, плотным задымлением и высокой температурой, по срабатыванию звукового сигнала выходят для замены баллонов». В 16:14 поднимается звено пожарно-спасательной части №1 и опять: «Заходят в гардероб, в игровую, проверяют кафе, по срабатыванию звукового сигнала выходят для замены баллонов. Внутри плотное задымление и высокая температура».

Начиная с 16:34 температура сильно осложняла продвижение спасателей вглубь. В 16:35 по рации передали сообщение: у окна четвертого этажа обнаружено пять погибших. Это было то окно, в которое погибающий отец успел выбросить одиннадцатилетнего сына и тем самым сохранил ему жизнь.

Пытаясь спастись и привлечь к себе внимание, люди били стекла в здании. «Из-за этого повышенное давление продуктов горения в помещениях четвертого этажа мгновенно начало перемещаться и выходить в сторону более низкого атмосферного давления за ограждение здания»,— говорится в справке о пожаре.

Начальник первого отряда Федеральной противопожарной службы по Кемеровской области полковник Сергей Яковлев объясняет проще: «Когда окно открыто, тяга идет из окна. И внутри начинается ад. Плюс вентиляция, которая при пожаре должна отключаться, все, как в трубу, гнала».

Другую братскую могилу найдут у одного из ближайших к кинозалам заблокированных выходов: нагромождение 18 тел детей и взрослых. И повисший на ручке так и не открывшейся двери мужчина. Все они задохнулись. Еще 37 погибли в одном из трех кинозалов. Спасти удалось 20 человек. После 17:20 газодымозащитников, пытавшихся найти живых, стали отзывать из-за угрозы обрушения конструкций и взрыва газа, который вскоре произошел, тут же увеличив площадь пожара.

Сейчас эксперты говорят, что спасение запертых на четвертом этаже было бы чудом уже к 16:20. «На десятой минуте после возгорания там уже была предельная концентрация опасных факторов пожара. Настолько токсичный смог, что человек после двух-трех глотков падает,— говорит инженер пожарной безопасности Александр Подгрушный.— Вместо кислорода вы получаете карбоксигемоглобин и цианиды. После потери сознания организм может жить еще минут десять. Потом углекислый газ полностью замещает кислород. Горело бы там дерево и натуральные ткани — это одна история, а современный дым убивает быстро».

Александр Подгрушный с его свисающими подковой усами похож на пожарного со снимков времен Российской Империи. Не хватает только медной каски. В пожарной охране работал с 1977 года. До 2009 года заведовал кафедрой пожарной тактики в Академии Государственной противопожарной службы МЧС. Его имя известно пожарным по всей стране.

На ноутбуке Александр Подгрушный показывает эксперимент: американские пожарные одновременно поджигают две почти одинаковые комнаты. В одной мебель и отделка из натуральных материалов, в другой — из пластика и синтетики. Первая превращается в пекло через полчаса. Вторая к третьей минуте заполняется ядовитым черным дымом, а на четвертой это уже доменная печь.

С момента возгорания в «Зимней вишне» в 15:58 до звонка Юлии Евдокимовой в 16:03:34 прошло больше пяти минут.

Слабое звено

В критическое для спасения время, то есть примерно с 16:09 и до 16:30, в «Зимней вишне» работали 25 газодымозащитников. Девять звеньев, в семи из которых было по три пожарных и в двух — по два. К баллону кроме дыхательного аппарата пожарного при необходимости подключают спасательное устройство, через которое дышит и пострадавший.

Это не значит, что один газодымозащитник способен вынести одного человека. Это возможно, если спасаемый передвигается сам. В «Зимней вишне» к приезду пожарных этого преимущества уже не было. Звено могло вытащить максимум одного обездвиженного человека. Александр Подгрушный говорит, что для спасения 60 человек, с учетом того что спасаемого волокут по полу, газодымозащитников должно быть вдвое больше пострадавших.

Адекватное для спасения число сил и средств у «Зимней вишни» сконцентрировалось только после 17:00.

По штатному расписанию пожарных на одной автоцистерне должно быть семь: водитель, который остается у машины и управляет механизмами на цистерне, и шесть газодымозащитников. В частях Кемерово на одной цистерне максимум четыре человека, включая водителя.

«Со штатом и оснащением полная задница. Один за двоих работу делает»,— говорит кемеровский пожарный, просивший не упоминать его имени. По его словам, в части Сергея Генина караул состоит из одной цистерны, на которой водитель и три газодымозащитника, и автолестницы с водителем и еще одним пожарным. Должно же быть две цистерны, на каждой из которых по семь человек с водителем плюс автолестница — один водитель и один газодымозащитник. Всего в карауле должно быть 17 человек, если считать диспетчера. А их семь.

«Получается, на «Зимнюю вишню» поехали шесть человек вместо семнадцати. Это сказывается на эффективности,— заключает собеседник “Ъ” и добавляет: — 78% пожарных машин в Кемерово старше 13 лет. В таком возрасте технику списывают. Но у нас есть машины, которым 30 лет. Сергей Генин ехал на пожар на автоцистерне 1988 года выпуска. Современной и новой техники нет».

Еще одна проблема — пожарно-тактические занятия. Во время заседания суда, на котором арестовали Сергея Генина, его спросили, проводил ли он в «Зимней вишне» обучение с сотрудниками. Сергей Генин ответил: «Проводили классно-групповые занятия, не выезжая на объект». Тушение пожара в ТЦ отрабатывали в части на классной доске. Кемеровские пожарные говорят, что классная работа заменила практику пару лет назад.

«Раньше занятия были только с выездами на объект,— рассказывает кемеровский пожарный.— Сейчас в связи с экономией горюче-смазочных материалов (ГСМ) только один караул выезжает на объект, а остальные в классе занимаются. На практике не отрабатывают, ногами по объекту не ходят. А надо видеть же, где там и что. Где гидранты, где выходы. Большинство пожарных свои объекты только на схеме и видели».

Схема приложена к плану тушения пожара, который составляется на каждый объект вроде ТЦ. В случае с «Зимней вишней» документ на 74 страницах датирован 2015 годом. Планировка четвертого этажа в нем сильно отличается от той, в которую 25 марта попадут пожарные: добавились кафе, тренажерный зал, гардеробы. Каждое изменение планировки усложняет ориентирование в нулевой видимости. Сергей Генин, как и другие пожарные, изучал план тушения. Но таких в его части 86.

Пожарные говорят, что экономят ГСМ с 2015 года. И если раньше на одну часть в месяц отпускалось 5–8 тонн топлива, то сейчас на весь кемеровский отряд положено 5 тонн солярки и столько же бензина.

Практические занятия уступили место «классной работе» практически везде за пределами МКАД. «Богатые колхозы типа Москвы и Питера обеспечивают и содержат пожарных неплохо,— объясняет начальник пожарного караула, совмещающий работу в Москве и Московской области.— В бедных колхозах ужас».

Экономят в МЧС и на боевой спецодежде, не так давно срок ее службы продлили до четырех лет. «Реально она служит полтора года. Если я тушу активно, она за это время в лохмотья превращается. Плюс то, что дают, отечественное, не выдерживает никакой критики. Европейскую, американскую боевую одежду покупаем, eBay (интернет-аукцион.— “Ъ”) нас снабжает. Каски покупаем, сапоги, краги»,— говорит подмосковный пожарный. Его кемеровский коллега описал снабжение идентично: «Боевка теперь четыре года служит. Такого раньше не было. Качество хреновое, неудобная, как медвежий тулуп,— XIX век. Я списываю боевки на пожары, чтобы одевать своих. Шлемы отечественные плохие. Люди заказывают через интернет немецкие Drager».

Высокопоставленный чиновник из МЧС, говоривший на условиях анонимности, подтверждает: «Обеспечение, вещевки, боевки — всюду проблемы. Меньше ГСМ выдают, перестали изучать объекты, проводить учения и пожарно-тактические занятия. А рядовой должен в месяц три таких занятия проводить. Но они в классах все изучают. Они — теоретики».

Пожарная служба при смерти, ставит диагноз чиновник.

Огонь критики

В среде пожарных и даже в центральном аппарате МЧС фактически оформилась оппозиция министру Владимиру Пучкову. Его оппоненты занимают довольно высокие посты в министерстве. Правда, с открытой критикой пока не выступают. Но не бездействуют.

В минувшую пятницу телеканал «Россия 24» показал программу Никиты Михалкова «Бесогон» под названием «Сколько еще должно сгореть людей?». Автор критиковал министра 46 минут. В эфире режиссер практически целиком зачитал брошюру «Эмчеэсовская правда», изданную в конце 2017 года. Ее подготовила глава общественной организации «Диалог», активистка «Национально-освободительного движения» Светлана Вислобокова. Никита Михалков ее имени не упоминал, а подавал факты как информацию от сотрудников МЧС.

На обложке брошюры анонс: «Как безнаказанно дезинформировать президента и всего за пять лет разрушить МЧС». Это относительно краткий пересказ более объемного документа — «Доклада о состоянии дел в МЧС на 13 октября 2017 года». Светлана Вислобокова сказала “Ъ”, что и его готовила она. Судя по содержанию доклада, помогали ей люди, разбирающиеся в предмете и имеющие доступ к внутренним документам МЧС. Она этого и не скрывает: «Материалы помогали готовить эксперты-профессионалы, это и уволенные из МЧС, обращались с запросами и к действующим сотрудникам». Светлана Вислобокова не обижена на Никиту Михалкова за то, что он на нее не сослался, для нее важно «остановить безнаказанность».

128-страничный доклад посвящен «последствиям несистемных преобразований», «дискредитации президента и правительства», «формированию латентного протестного электората в лице сотрудников ведомства и членов их семей».

Министру инкриминируют «непродуманное сокращение государственного пожарного надзора», «дестабилизацию системы противопожарной службы», «введение в заблуждение президента по вопросу эффективности функционирования системы МЧС», «неэффективные расходы» и многое другое.

В докладе говорится и о массовых сокращениях в ведомстве, начавшихся после появившейся в 2015 году задолженности по зарплатам в размере 3,7 млрд руб. Ее якобы закрыли, перекинув деньги из других статей. Затем в системе МЧС начались сокращения: уволили 59,8 тыс. человек. Число сотрудников пожарного надзора уменьшилось почти наполовину: вместо 21 110 стало 10 752 человек. На вакантные должности никого не принимают, а тех, кому исполнилось 45 лет, увольняют.

Собеседники “Ъ” из числа пожарных и сотрудников МЧС подтверждают факты из доклада. «Все так,— говорит высокопоставленный сотрудник МЧС.— Не выплатили почти 4 млрд зарплат, и стали людей сокращать».

«45-летних увольняют. Это опытные люди, которым говорят: идите на пенсию. Новых не набирают,— объясняет московский пожарный.— Перемещения по горизонтали запрещены внутренним приказом. Вот решу я в Краснодар из Москвы переехать и продолжить там службу в пожарной охране, а нельзя. Если уволюсь, назад не возьмут, потому что нет набора — оптимизация. Эти сокращения приводят к некомплекту караулов».

В докладе указывается, что МЧС манипулирует статистикой: число пожаров занижается переводом их в загорание, которое пожаром не считается.

«У нас есть особенности взятия пожаров на учет. Пишут: горел мусор. А этот мусор у меня четыре цистерны 14 часов тушили. Из моих 163 пожаров за прошлый год на учет взяли 51. Остальные проходят в отчетах как горевший мусор и загорания. Мы пишем донесение о пожаре, а дальше оно трансформируется. Нам говорят: пишите «загорание», пишите «мусор». И уходит пожар мусором»,— сетует один из пожарных. Чиновник МЧС подтверждает: «Статистика фальшивая. Пожары превратили в загорания мусора, а мусор не берется в статистический учет».

Собеседники “Ъ” утверждают, что скрывают и смертность. «Договариваются с судмедэкспертами, и те пишут, что причина смерти не установлена. А это значит, что мы смерть на себя не принимаем»,— утверждает источник в МЧС.

Пожарный рассказывает о другом способе: «В советской пожарной охране, если человек умирал через 90 дней после пожара, то считался погибшим при пожаре. Теперь только явные признаки воздействия огня должны быть. Перевожу на русский: загорелась квартира, человек прыгнул с седьмого этажа. Все, он не считается погибшим при пожаре — он же от удара об асфальт умер».

Он приводит еще один пример: «Вытаскиваешь человека из горящей квартиры. Он без признаков жизни. Тебе запрещают передавать, что это труп. Ты его обязан быстро сплавить в скорую помощь. У тебя в эфире проходит, что это пострадавший. То есть в эфире — ложь. Тебе говорят: ты не врач, ты смерть не можешь констатировать». Александр Подгрушный говорит, что знает о манипуляциях: «Ругают пожарных, если есть жертвы. Дана негласная команда, чтобы статистика была лучше».

“Ъ” запросил в МЧС информацию о положенной и фактической численности сотрудников, а также статистику по пожарам и загораниям. На момент публикации этого материала ответ на него получен не был: в управлении организации информирования населения МЧС “Ъ” сообщили, что он готовится. Работают там, сообщил сотрудник управления, и над комментарием по поводу программы Никиты Михалкова.

https://www.kommersant.ru

Еще
Еще В Кузбассе

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

«Сибирь» — «Металлург Нк»: голы и опасные моменты

https://www.youtube.com …