Свершилось! 29 мая в Новокузнецке произошло беспрецедентное событие: хор Липового блестяще исполнил необыкновенную, уникальную вещь – чудную кантату, написанную о нашем городе. И не нанятым за большие деньги чужедальним композитором, а нашим, новокузнецким, талантливым и ни на кого не похожим Сергеем Толстокулаковым – кстати, членом композиторов России. А его «Песни кузнецкой славы» действительно впечатлили и воодушевили бывших на презентации новокузнечан – музыкантов, искусствоведов, филологов, поэтов, ветеранов и просто больших любителей настоящей музыки. Скромный зал архитекторов в ДТС оказался переполнен. Исполнителям и, конечно, автору, который весь концерт был на своём обычном месте в хоре, где он поёт уже многие годы, аплодировали стоя. Тонко и страстно выведенное слаженной многоголосицей – нет, будто прожитое на маленькой импровизированной сцене, – и вправду звучало потрясающе. Браво!

Ещё ни разу в истории города никто не посвящал ему серьёзную классическую вещь – если не считать музыки из «Патетической оратории» Свиридова на слова чуть ли не самой известной в СССР поэмы Маяковского о Кузнецкстрое. Но Георгий Васильевич уделил городу-саду Новокузнецку, которому быть, только одну – пятую – часть своего знаменитого произведения. А Сергей Борисович написал целую кантату в девять частей – песен кузнецкой славы. И каждая – особенная. «Интродукция» – она звучит как музыкальное предисловие, пролог – дробная, строго-торжественная. «Мечта» – нарастающая крещендо разноголосица, будто раскрутившееся невиданным колесом время, вдруг красиво, широко и радостно превращающаяся в ладную песню, славящую Новокузнецк. Хор волшебно звенит: «летит твоя слава» – и, кажется, что летят все его голоса.

И всё на контрасте – даже внутри одной песни! Что уж говорить о частях-«соседках» – только что отзвучали уверенная патетика первой песни и мечтательная, бурная, счастливая вторая, а сразу за ними тревожится, горюет и плачет третья, написанная по мотивам народной песни «Гудки тревожно прогудели». Хор заходится речитативом, передавая внутреннее напряжение шахтёрского поселения, где все друг друга знают и неистово надеются, что их родные коногоны вернутся невредимыми домой. Но вот понесли, понесли – совсем молодого, с пробитой головой! Страдающий женский голос – мать? невеста? – плачет, сливаясь с сострадающими голосами других матерей, невест, товарищей, отцов. Эта простая печальная песня – о горькой цене шахтёрской славы, которую пришлось заплатить нашему городу, – переворачивает душу.

Но хор, композитор, авторы текстов не дают слушателям «отдохнуть» – за частью «Случай на шахте» следует драматичная «Сибирь была окраиной России». И снова музыка и голоса ни на минуту не успокаиваются. Они звучат явным перестукам копыт и звоном сабельных стычек – обычными суровыми забавами казаков, которые «по воле Катерины» пришли на край земли, чтобы поставить здесь «острог у Томь-реки». И вдруг драма превращается в эпос и лирику – размышления и тревогу о невидимом из прошлого будущем этого острога и города, который вырастет рядом с ним.

И эта тревога сбывается – уже в следующей части «На 107 километре». Она о горе и крови гражданской войны, разорении собора и безымянных могилах зэков, надёжно укрытых таёжной травой. Она жалеет, плачет и зовёт. В ней звучат угроза расстрельного приговора и пьяные слёзы солдата, который приводит его в исполнение. Вся эта песня – гроза. Сначала будто гром – грохот выстрелов. И вот уже музыка, хор стучат и льются беспощадным, страшным, падающим стеной ливнем. Но он пролился – и сквозь плач людей и природы небо потихоньку голубеет и очищается.

Шестая песня «Колокольный звон» начинается бурно – будто ветер треплет майскую листву. Это происходит долгожданное очищение – хоровое многоголосье успокаивается, разливаясь широко, тепло и весело, как солнечные лучи, небесная синева, золотой колокольный звон. И правда: «отступают смерчи и смерти, заживают каменоломни» – «и такое в нас бьётся солнце, и так небом каждый переполнен». А музыка радостно кружит и вьётся – словно летающая «и над прошлым, и над настоящим» голубка. До чего же красиво, Господи!

Седьмая песня – «Голубая вода Мрассу» – и вовсе необыкновенная. Она исполняется на шорском языке, и хрустальный голос солистки будто переливается прозрачно и звонко по речным разноцветным камушкам. Так и видишь сказочную змею реки, сияющую на солнце чешуйками-волнами, густую шкуру разнотравья, раскинутую под вековыми соснами, бегущего с добычей молодого охотника, о котором мечтает нежная чернокосая невеста. Хор подхватывает эти сладкие мечты – они несутся лёгкими быстрыми стрекозами над шёлком прекрасной Мрассу.

И вот все голоса смолкают, только слышно, точно шумит тайга, перекликаются птицы – и новый женский голос весело просит дядю поставить юрту и пригласить на праздник шамана, чтобы тот призвал Умай, берегущую детей. Эта песня, «Шорская», охватывает ощущением покоя и безмятежной радости – она о народе, жившем на Кузнецкой земле многие сотни лет. А завершает толстокулаковскую кантату песня «Достойный сын России» – это наш Новокузнецк, защитник страны, ковавший победу в военные годы, славный шахтёрским трудом. В ней звучит торжество и гордость – историей родного города. А ещё надежда на то, что эта история не закончится, и в любимом городе можно будет, как и раньше, жить, мечтать и реализовывать свои мечты.

Жил, ещё в советское время, в нашем городе известный в стране журналист и писатель-фантаст – эти строки принадлежат ему: «Ты каждый день идёшь знакомой улицей Новокузнецка и мало думаешь о том, зачем живёшь и интересна ли твоя жизнь. Ты торопишься. В такие минуты город окружает тебя молча, он отодвигается далеко, и всё же присутствует рядом, он есть как нечто, данное изначала, как воздух, которым дышишь, как солнце, которое греет, как небо над головой. Но однажды в тихий и рассеянный час город позовёт тебя ненавязчиво, он скажет: «Годы катятся, друг. Я молодею, ты стареешь. Мой век, – скажет город, – не ровняй со своим, я вечен, ты – мой творец – смертен».

Над поэтическим языком чудесного произведения Сергея Толстокулакова трудились Сергей Ермаков, Пётр Дорофеев, сам композитор, Василий и Ирина Галактионова, Геннадий Косточаков (он автор волшебной «Голубой воды Мрассу»), Таяна Тудегешева, Александр Раевский. Кроме того, в «Песнях кузнецкой славы» использованы знаменитые строки поэмы Владимира Маяковского, посвящённой Кузнецкстрою и людям Кузнецка. И любо-дорого было наблюдать за эмоциональной, то горестной, то нежной, лиричной и страстной работой заслуженного деятеля искусств Российской Федерации Сергея Липового, вдохновенно дирижировавшего новокузнецким камерным хором, в котором каждый вокалист, будто талантливый актёр, проигрывал и проживал всё, о чём говорила кантата. Хороши были и солистки – Дарья Нечаева, Кристина Акимова, Ирина Киреева – и концертмейстер Наталья Ермолаева.

Вот такой удивительный, уникальный подарок преподнесли дважды орденоносному Новокузнецку наши талантливые новокузнецкие музыканты и поэты. Сами сочинили, сами исполнили и сами же организовали чудный концерт, на котором презентовали «Песни

кузнецкой славы» пришедшим зрителям. А теперь только представьте – не один, а множество концертов, посвящённых 400-летию города, который славит сказочная толстокулаковская кантата и шикарный хор Липового! Ведь и повод ого-го какой есть – день рождения города совсем скоро.

А если вместо пары барабанов да камуса станет играть симфонический оркестр, как и подразумевал сочинивший «Песни» композитор – это будет впечатляюще, потрясающе, незабываемо! Дело за малым – интересом к кантате в честь Новокузнецка самого города, вернее, его властей. Остаётся только на это надеется.

Полина Тихомирова

NK-TV.COM

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Власти Мысков извинились за покрашенную краской горку

Руководителю коммунального предприятия объявили выговор. Власти Мысков прокомментировали п…