В конце 20-х годов прошлого века Новокузнецк стал городом-мечтой – и надеждой огромной страны на светлое будущее. А для этого и надо-то было всего ничего – построить мощную угольно-металлургическую базу, не уступающую донбасской и работающую на железных рудах Урала и коксующихся углях Сибири. Строительство небывалого завода курировал сам товарищ Орджоникидзе – нарком тяжёлой промышленности СССР и практически личный друг Сталина ещё с 1907 года (а таких было мало). Это Серго Орджоникидзе получил 3 апреля 1932 года телеграмму из нашего города, рапортовавшую о первой плавке новокузнецкого чугуна. А с 1-го по 8 августа 1933 года он находился на Кузнецкстрое с инспекцией и, говорят, утопил свой сапог в непролазной городской грязи.

Нарком был в заводских цехах и в домах Соцгорода. Общался с рабочими. И даже одобрил место под второй металлургический гигант. А ещё написал директору Мытищенского завода записку насчёт моторных вагонов и прицепов для советского Сталинска – и вскоре, весело звеня, побежал первый городской трамвай. Спасибо товарищу Орджоникидзе! А что касается утопленного сапога, то сейчас уже никто не знает – правда это или байка. Но доподлинно известно одно: высокого гостя очень огорчил неприглядный облик города, где строилось будущее советской страны. Он считал, что тот должен быть достоин своего прекрасного завода – он должен быть красивым.

К тому же Серго, как бывшего медработника, возмутила городская антисанитария и жилищно-бытовые условия, в которых жили рабочие КМК. Народный комиссар тут же распорядился выселить из домов, построенных в Соцгороде, не относящихся к пролетариям жильцов – чиновников горсовета. Новой гостинице в Топольниках, где были одни голые стены и не было даже матрацев, он подарил 50 тысяч рублей (для сравнения, хлеб тогда стоил 90 копеек за килограмм). А принадлежавшее ФЗО красивое каменное здание товарищ Орджоникидзе приказал отдать детям – это был первый городской Дворец пионеров.

Побывал нарком и в Сибирском государственном институте чёрных металлов (нынешнем СибГИУ), который только-только по настоянию Ивана Павловича Бардина был переведён в наш город и «ютился» в небольшом зданьице на Рудокопровой. В этом же году вуз был переименован в СМИ имени Серго Орджоникидзе. И главный объект городской культуры народный комиссар посетил – Театр металлургов рядом с заводоуправлением. Правда, тот был ещё недостроен – как раз шло строительство каменного здания вместо сгоревшего весной деревянного.

Известно, что на стройке Театра металлургов товарищ Орджоникидзе был вместе с другим знаменитым государственным деятелем того времени – товарищем Эйхе. Его именем, собственно, и назывался сгоревший клуб (а потом и капитальный). Почему Эйхе? Ну во-первых, Роберт Индрикович был ещё из старой школы революционеров и к тому же верным сталинцем. А в 1924 году и вовсе стал главным человеком в Сибири — сначала заместителем председателя Сибревкома, а вскоре и председателем Сибирского краевого исполнительного комитета.

Ближе к началу невиданной стройки небывалого завода — меткомбината имени Сталина — Эйхе уже первый секретарь Сибирского крайкома Всесоюзной коммунистической партии большевиков. Большой человек! Это он был организатором коллективизации и раскулачивания в Сибири и членом комиссии «для выработки мер в отношении кулачества». В 37-м его назначили наркомом земледелия СССР. А на следующий год арестовали по обвинению в создании «латышской фашистской организации» и, не очень долго думая, расстреляли. Естественно, наш тогдашний театр драмы, носивший имя Эйхе, тут же переназвался – в честь Серго Орджоникидзе.

Давать направо-налево имя наркома тяжёлой промышленности вообще начали ещё в 33-м – чуть ли не во время его августовской инспекции. В Сталинске появились шахта имени Орджоникидзе, улица Орджоникидзе и Орджоникидзевский район. В 36-м году улицу собирались благоустроить – «как завещал» товарищ Серго, призвавший во время своей августовской поездки сделать Сталинск красивым. Здесь планировалось устроить асфальтовые тротуары, снести часть бараков, оформить фасады, открыть универмаг. А главное – победить наконец неустроенность и грязь, на которые на Кузнецкстрое никто не обращал внимание (да просто было не до них).

Товарищ Орджоникидзе умер в том же 1937 году, когда был расстрелян товарищ Эйхе. По официальной версии у него случился инфаркт. А существуют ещё две неофициальные – самоубийство и даже убийство. Как бы там ни было, но совсем скоро был арестован и расстрелян старший брат Орджоникидзе – Папулия (это он давал Серго рекомендацию в партию). В 38-м вдову Орджоникидзе приговорили к десяти годам заключения, а его брат Иван был осуждён. Наконец в 41-м был арестован третий брат Орджоникидзе – Константин.

Северо-Кавказский край, названный в 1937 году Орджоникидзевским, в 1943 году был переименован в Ставропольский. В том же 43-м Орджоникидзе и Орджоникидзеград стали называться Енакиево и Бежица. Только Владикавказ носил гордое имя наркома аж до 1990 года. А потом такое началось: не то что города – памятники не устояли. Советские памятники советского народного комиссара были демонтированы в Херсоне, Харькове, Мариуполе, Запорожье, где они стояли перед заводами и администрациями районов, носивших во времена СССР имя Серго Орджоникидзе.

На постсоветском пространстве такой памятник «выжил» разве что в Минске, где он стоит на территории местного завода. Ну и, конечно, его многочисленные братья по-прежнему высматривают светлое будущее в российских городах. В Кисловодске сохранился санаторий имени Серго Орджоникидзе, в Кулебаках Нижегородской области – сквер, а в уральском Магнитогорске – и сквер, и Дворец культуры металлургов. А вот Орджоникидзевские районы остались, пожалуй, только в нашем Новокузнецке да ещё в Екатеринбурге на Урале.

Да что там памятники и районы! Даже завода, который «личный друг Сталина» инспектировал в августе 1933 года нет как нет уже ровно 15 лет! В августе 2003-го был «завершён очередной этап структурной реорганизации КМК, прекратившего своё существование в результате процедуры конкурсного производства. На базе его нескольких профильных цехов (основу составляют доменный, рельсобалочный цеха и ЭСПЦ-2) создана новая компания – ОАО «Новокузнецкий металлургический комбинат» (ОАО «НКМК»). Конкретная производственная деятельность НКМК началась 1 октября 2003 года». Вот так-то…

Инга Видалова

NK-TV.COM

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Предложения услышаны

Предложение старших домов по приведению в соответствие с реалиями времени муниципальных ак…