Сегодня очень грустный юбилей – думаю, для многих в Новокузнецке. Пять лет назад окончательно и бесповоротно слили новокузнецкий пединститут – в будущем году ему исполнилось бы восемьдесят лет. Это было первое в Кузбассе высшее учебное заведение, где готовили учителей. В сентябре 1939 года по решению Совнаркома РСФСР в нашем городе, тогда называвшемся Сталинском, был открыт двухгодиный учительский институт – весь его выпуск потом отправился прямо на фронт. Они ведь выпускались летом 41-го…

В тридцатых годах прошлого века строили не только невиданные индустриальные гиганты, но и дворцы культуры и высотные дома: все они служат до сих пор – как и школы, построенные для советских детей, которым давали лучшее в мире образование. Конечно, и учительские кадры требовались для этого самые-самые. И долгие десятилетия наш пединститут их исправно поставлял.

Помню: через дорогу от литфака был киоск с горячими беляшами (почти как у мамы), и за большую перемену мы, первокурсницы с голодными воробьиными фигурками, успевали так умаслиться, что феечки Маршака снимали стыдливые шляпки, – и сразу на лекцию. А там – солнечный сентябрь в широких окнах. И языкознание, литературоведение, синтаксис, стилистика, история, Толстой, Платонов, Стейнбек… Наши педагоги читали изумительные лекции!

А в главном корпусе была волшебная маленькая библиотека с редкими книжками, где время будто исчезало, обесцвеченное вечерним солнцем, струящимся из окон. А осторожно шуршащая тишина разрасталась, как антизвуковая волна ядерного гриба. И в воздухе золотилась священная пыль от старых книжных переплётов – милая пыльца с крыльев бабочек-страниц. А мне было удивительно: эти хрупкие страницы должны были помнить прикосновения миллионов пальцев – и запомнить мои.

Ещё на втором или третьем курсе я напросилась к Тамаре Фёдоровне Рябцевой – она роскошно читала Чехова и Достоевского – писать будущую свою дипломную по «Бесам» Фёдора нашего Михайловича, хотя была абсолютно не «её» студенткой. Но мы сошлись, как лёд и пламень из стихотворного романа бессмертного Пушкина… Вот только если нынешние дети вместо чтения хороших поэтов будут бессмысленно и беспощадно контактиться и ютубиться, то пушкинское бессмертие быстро подойдёт к концу. А ОГЭ и ЕГЭ станут его надгробной плитой. И тут-то и случится парад планет, смена земной оси и прочий аброкалипсис.

Накануне моей защиты Тамара Фёдоровна умерла от рака. Последние месяцы я её совсем не видела – просто передавала ей свои черновики и также получала их обратно, но уже с пометками. Узнав о похоронах, ходила к ней попрощаться: принесла две розы. И всё никак не могла понять, как же она, умирая и зная, что умирает, внимательно вчитывалась в мои «гениальные» заметки и что-то в них подправляла, делая всё, чтобы моя глупая защита состоялась?!

Это были девяностые: весёлое и страшное время колокольчиков Башлачёва: голодные шахтёры стучали по рельсам касками, бандиты устраивали перестрелки, а входным билетом на концерт тогдашних рок-звёзд была тушёнка или баночка варенья – и, казалось, всё стало возможным. Среди студентов, помню, упорно ходила байка: приехала комиссия, чтобы присвоить пединституту звание университета, но, посещая литфак, председательница застряла между половицами своей дорогущей шпилькой – и, разозлившись, решила повысить наше учебное заведение только до академии.

Правда или нет про комиссию и половицы, но состояние главного корпуса действительно было немного приличнее, а наш литфак точно весь просил каши – как прохудившийся башмак. Но единственное, что ему перепадало – летняя окраска стен. Да и то не каждый год. Вот только из его стен – несмотря на их вопиющую облупленность – неумолимо выпускались лучшие городские журналисты, главные редакторы, талантливые поэты. И, конечно, главное – учителя, сеявшие разумное, доброе вечное в школах нашего города и области, во всех кузбасских посёлках и деревнях. Потому что не всё в жизни меряется ремонтами и целыми шпильками. Хотя это тоже не мешает.

Да кому вообще было дело до какого-то ремонта на каком-то литфаке какого-то Новокузнецка, если все силы стали весело уходить на вакханалию бесконечного реформирования, оптимизаций, слияний, поглощений, реорганизаций! А в 2012 году новокузнецкий пединститут, к тому времени бывший педакадемией, и вовсе попал в чёрный список высших учебных заведений страны – опять же, похоже, по половичному признаку: у него были обнаружены все «признаки неэффективности», указанные к выявлению нашим тогдашним Минобразом.

Интересно, что сначала таких списков было два – и в первом оказалось большинство кузбасских вузов, в том числе и КемГу. Но, видимо, министры сами ошалели от такой прыти – тогда был составлен отредактированный список, где из всей области оказался только наш старый добрый педвуз. А 28 августа 2013 года Министр образования РФ Дмитрий Ливанов подписал исторический приказ № 999 – практически 666! – о присоединении Кузбасской государственной педагогической академии к Кемеровскому государственному университету.

Примерно через полгода – пути бумажек медленные, но верные – КузГПА официально стала частью НФИ КемГУ в скромном качестве всего лишь Центра педагогического образования. Тогдашний ректор КемГУ Владимир Волчек ожидал, что на эту реорганизацию дадут 15 миллионов рублей, а сколько дали – неизвестно. Впрочем, ежегодно на содержание КузГПА из федерального бюджета выделялось более 300 миллионов рублей. 200 на зарплату и стипендию, ещё 100 на развитие. Естественно, распределением выделяемых государством денег в дальнейшем занялся исключительно головной вуз.

Однако Волчек, возможно, и не лукавя, заявлял, что кемеровскому вузу от этого слияния не жарко не холодно, а вот новокузнецкий сможет решить свои проблемы, за которые был окрещён неэффективным. Например, одним из признаков неэффективности было то, что на педакадемию Новокузнецка приходилось 8,7 квадратных метра учебных и лабораторных площадей при положенных одиннадцати квадратах. Нет, никто не поделился с нами собственными аудиториями и лабораториями – просто для Центра педагогического образования оказалось за глаза норматива в пять квадратов. Очаровательно, правда: как можно сделать всё, не делая ничего?!

Тогда же звучали заверения: по преподавателям и студентам педакадемии слияние не ударит никак – и учить, и учиться они будут, как прежде. Те, кто хотели в это верить, – верили. А в реальности свистопляска оптимизаций только началась. Слава Богу, не состоялось анекдотичное объединение геофака с факультетом физкультуры – географы, прыгающие через козла, явно были бы зрелищем не для слабонервных. Но будущих «русалок» – учителей русского языка и литературы – шустро объединили с историками. А физиков и математиков с трудовиками и учителями информатиками.

В итоге переобъединили всех со всеми, а учебные часы, разумеется, сократили. Начались чемпионаты по подковёрной борьбе. Педагогов постарше – богов моего студенчества! – «ушли» на пенсию, а преподаватели помладше, не обладавшие талантами Ланкастеров из «Игры престолов», сами побежали из НФИ КемГУ. Так, бывший декан естественно-географического факультета ушла в СибГИУ, а интереснейший педагог, водивший студентов по уникальным маршрутам родного края, теперь учительствует в Москве.

Дальше – больше. Если накануне слияния – сливания – новокузнецкого педвуза на его первом курсе учились порядка 700 студентов, то через несколько лет эта цифра снизилась больше чем вдвое – до 300. А аспирантура и диссертационный совет – то, где готовили будущих учителей учителей – вообще исчезли за ненадобностью. Катастрофа произошла.

Уповать же на создание в Новокузнецке некоего мифического единого Южно-Кузбасского госуниверситета, который объединил бы бывший наш пединститут, – старейший педагогический вуз Кузбасса, и его старшего брата – Сибирский государственный индустриальный университет – кажется по меньшей мере наивным.

В планах Минобраза явно нет пункта о спасении учебных заведений Новокузнецка – если вообще осталось что спасать. Наоборот: оптимизация должна быть оптимальной, а когда в области слишком много вузов – это неоптимально. Хватит и одного на миллион человек, то есть двух на Кузбасс, чьё население составляет 2,7 миллиона. И будет Айседора Дункан кроликов резать в ванной, а танцевать в столовой – ведь вузы медицины и культуры нашей области, по логике, тоже ни к чему. Достаточно каких-нибудь центров образования.

А когда технические вузы станут спорить, кто из них нужнее, абсолютно не факт, что в битве Кемерово и Новокузнецка вдруг победит СибГИУ – хоть он и образован первым в Кузбассе…

Инна Ким

NK-TV.COM

Еще
Еще В Кузбассе

3 комментария

  1. Дядя Саша

    28.08.2018 18:41 в 18:41

    Этап совместного существования ЦПО и ЦСГИТО завершается. Начавшись в середине марта 2014 года он оканчивается в конце 2018 года. Можно назвать хорошие и плохие стороны на данном этапе . 1630 дней жизни субъектов федерации завершаются. Можно подвести некоторые итоги. И встретить новый учебный год. Пусть он будет для НФИ КемГУ счастливым.

    Ответить

  2. Дядя Саша

    28.08.2018 18:43 в 18:43

    В федерации ЦСГИТО и ЦПО я ничего плохого не вижу

    Ответить

  3. патриот

    30.08.2018 23:27 в 23:27

    не понял ничего дядя саша

    Ответить

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Бани горят как спички

В Новокузнецке и Новокузнецком районе за четыре осенних дня, с шестнадцатого по девятнадца…