В Республике Алтай в 2017 году произошла маленькая лесная война. Люди встали на защиту прибийских лесов, которые начали вырубать собственники земли. Оказалось, что деревья не имеют никакого статуса – они расположены на сельхозземлях и лесом вроде как не являются. В 2018 году здесь был создан памятник природы и, кажется, тайгу удалось отстоять. Однако жители боятся повторения истории. Чтобы сохранить деревья на сельхозземлях, экологи требуют изменить их правовой статус и принять специальный закон.

Лес у села Верх-Бийск вырос на сельхозземлях, но он ничем не отличается от обычного леса. А то, что на кадастровой карте нарисовано, никакого значения для природы не имеет. И памятник природы «Турочакский», созданный в 2018 году, — это памятник человеческому безразличию, варварству и алчности, утверждают жители Республики Алтай.

Ольга Конорева выросла в этих местах, бегала по этому лесу так же, как ее мать и ее дети. Конорева вспоминает, как односельчане боролись за этот лес в 2017 году: «Мы не сразу поняли, что происходит потому, что вырубка была далеко от дороги. Когда появился просвет, стало ясно, что валят наш сосновый лес. Все эти автомобили шли с документами, в которых было написано, что они везут древесно-кустарниковую растительность. Этот лес не был учтен нигде».

Грузовики с сосняком развезли грязь на дороге, камни летели в лобовые стекла встречных легковушек, бывало, что автомобили на скользкой дороге просто переворачивались.

ЖИТЕЛИ РАССКАЗАЛИ О РОСТЕ ОБЪЕМОВ ВЫРУБОК ЛЕСА НА АЛТАЕ ПОСЛЕ ВОЛНЫ ПРОТЕСТОВ

Масштабы вырубки увеличивались с каждым днем. Валили крепкие деревья. Никаких пошлин и налогов не платили, утверждают местные жители — лес просто вчерную везли до Бийска и потом — в Китай.

«Весь лес вывезли в короткое время. Мы забили тревогу, жаль, что спохватились поздно. Обращались в разные ведомства, но нам везде говорили, что всё законно, ничего сделать не можем, и граница этих вырубок будет сдвигаться дальше и дальше, — говорит Конорева. — Вырубали почти подчистую, оставляя подрост, маленькие, никому не нужные кривые деревья, тоненькие березки и сосёнки. Но дело в том, что они не выживают потом — когда начинается ураган, все это падает».

Руководитель программы по особо охраняемым природным территориям российского отделения Greenpeace Михаил Крейндлин подтверждает: по документам этого леса нет и, соответственно, здесь не действуют никакие правила, которые распространяются на лесные земли. «Это огромная дыра в российском законодательстве, которая возникла с принятием нового Лесного кодекса», — констатирует он.

«Раньше эти земли передавались в пользование сельскохозяйственным организациям — колхозам, совхозам, — поясняет алтайский эколог Алексей Грибков. — С момента принятия нового Лесного кодекса [в 2006 году] их должны были перевести в государственный лесной фонд. Но этого не было сделано. Собственники начали заниматься безобразием — вырубать эти ценные леса».

Бия — главная водная артерия района, одна из важнейших рек Алтая, она вытекает из Телецкого озера, и, сливаясь с Катунью, образует могучую Обь, которая течет до Новосибирска и дальше. Лес на ее берегах — это среда обитания массы животных, лес поддерживает и водный баланс.

«Природа без нас сможет существовать. Да, это, может быть, будет другая природа, может быть, пустыня или что-то еще. Но мы без природы не сможем, мы без леса не сможем существовать, — напоминает директор Алтайского биосферного заповедника Игорь Калмыков. — Когда говорят, что это сельхозугодья, и вот здесь лес сейчас появился, но его, допустим, не было. Ну и что? Он вырос, и это уже есть ценность. Когда берут сельхозугодья, зная, что там растет лес, значит, их берут с целью не развития сельского хозяйства. Взял как сельхозугодья, а на самом деле просто выпиливают безнаказанно лес».

В селе к рубкам равнодушным не остался никто, на сходы приходило такое количество людей, какое не приходило никогда. Потому что понимали, что это общая проблема и ее нужно решать.

ДОМ ПИКЕТИРОВАВШЕГО СИБИРСКОЕ ПОЛПРЕДСТВО СГОРЕЛ

Специалисты рассказывают, что такие рубки влекут за собой целый букет последствий, включая нарушения санитарной и пожарной безопасности. Общеизвестно — порубочные остатки летом могут вспыхнуть в любой момент. Селяне даже хотели организовывать патруль, чтобы следить за этим участком. «За пожары на этих участках несут ответственность только собственники — сельхозпроизводители. Они по всей России разбросаны», — поясняет Конорева, добавляя, что по сути с хозяев участков спроса нет.

Противостояние в какой-то момент накалилось до предела и вспыхнуло в прямом смысле слова. Сначала горели заготовители, затем сожгли дом у одного из активистов. Расследовали происшествия с заготовителями — с ОМОНом, кинологами, обысками. А дом общественника? Всё списали на замыкание, утверждает Конорева.

Сейчас леса в долине Бии изрежены беспорядочными рубками. «Никто никакого наказания не понес. Эта безнаказанность порождает дальнейшее преступление. Эту землю не изъяли у собственников, — говорит активистка. — Они продолжают оставаться здесь хозяевами, и они точно так же под таким же предлогом могут продолжить тут рубку леса. И тогда я уже не знаю, что нас спасет».

Летом 2018 года власти для предотвращения рубок объявили о создании памятника природы «Турочакский» — охраняемой территории. Анонсировалось, что это будет примерно 40 тыс. га. «Есть решение о создании тут особо охраняемой природной территории, опять же не известно, в каких границах. Возможно, это гораздо меньше, чем общая площадь прибийских лесов, которые надо сохранить, — комментирует Михаил Крейндлин. — Поэтому, конечно, мы не будем эту ситуацию оставлять без нашего внимания».

Такие случаи с варварской вырубкой лесов имели место и в других регионах, отмечает эколог — в Иркутской и Архангельской областях.

«Решением этой ситуации было бы появление в нашей стране закона, которые ввел бы нормально правовое регулирование использования и охраны этих лесов, — считает Крейндлин. — 5 лет назад президент поручил правительству такой закон принять. В некоторых случаях у нас в стране решения президента не выполняются — потому что такого закона нет. Это говорит о том, что есть очень мощные силы, которые противятся этому решению, скорее всего, заинтересованные в том, чтобы у нас в стране были несколько миллионов гектаров лесов, которые можно бесконтрольно использовать».

По данным Greenpeace, на сельхозземлях растет до 10% от общей площади лесов. Организация собирает подписи под обращением к президенту за придание законного статуса таким территориям.

https://tayga.info/143716

фото:Юлия Петренко

Еще
Еще В России

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Новости недели с Александром Невским 03-07.12.2018

1. Денег мало, но может стать больше. 2. Смертность в Кузбассе растет. 3. Найдут ли мусорн…