Прошедший, 2018 год был для нашего города весьма значимым.

 Четырёхсотлетний юбилей — событие далеко не рядовое. Как он прошёл, здесь мнения разнятся. Что-то получилось, что-то не очень, но атмосфера праздника была. Было ощущение сплочённости и “городской патриотичности”. Юбилей по-своему отмечали все районы города, однако он более всего принадлежал старейшему Кузнецкому району, в прошлом уездному городу Кузнецку. Для несведущих могу сказать, что город Новокузнецк, образованный в июле 1931 года из посёлка строителей и металлургов Сад-город на левой стороне Томи при строящемся металлургическом заводе, никакого отношения к городу (с 1689 года) Кузнецку не имел. Их объединение произошло чуть позже, в марте 1932-го. И сейчас, впрочем, как и тогда, нет никаких сомнений в правильности этого решения. Но это так, к слову. И всё же именно становление Кузнецкого острога (1618 год) можно считать прологом прошедшего празднества. Четыреста лет для города — почтенная и уважаемая дата. Сколько событий и исторических эпох она в себя вобрала. Являясь на протяжении длительного времени самым южным сибирским городом, Кузнецк выполнял роль заградительного буфера, сдерживая южные границы России от “безобразий” кочевников. Стоит заметить, что подвергаясь многочисленным нападениям и осадам, город наш ни разу не был захвачен. С расширением южных государственных границ Кузнецк постепенно начинает утрачивать свою военную значимость с перспективой превратиться в заштатный провинциальный городок. Но сказать, что жизнь здесь представляла собой какой-то замороженный характер, нельзя. Население, преимущественно это были мещане, занималось мелкой торговлей, добычей воска, различными ремёслами, выделкой кож, тканием холста. Также довольно неплохо были развиты табаководство, пчеловодство, охотоводство, рыболовство. Плоды трудов кузнечане сбывали как на местных ярмарках, так и с выгодой вывозили в соседние губернии. Поднималось купечество, существовала золотодобыча. К концу XIX века наладилось пароходное сообщение с Томском, появилась телеграфная связь, а чуть позже сюда пришло и кино — открылся первый кинотеатр “Синематограф”. Город жил.
026_16_2019.jpg
Сейчас трудно представить атмосферу того времени, слишком всё изменилось. Да так и должно быть. Время, прогресс, новые технологии меняют не только людей, но и облик окружающего нас пространства. Тем не менее, гуляя по старому Кузнецку, всегда пытаешься найти немых “выживших” свидетелей ушедшей эпохи. Я говорю о сохранившейся архитектуре и строениях того периода. А сохранилось-то не очень много. Для меня является загадкой, как смогло устоять второе каменное здание нашего города — Казначейство, в то время как вся Базарная (ныне Советская) площадь была безжалостно “реконструирована”. К счастью для нас, ему повезло. Вообще активное стирание исторического облика Кузнецка происходило в период с конца 50-х до середины 80-х годов. Тогда были уничтожены многие интересные, как с исторической, так и с архитектурной точек зрения, строения купцов Окулова, Шукшина, Емельянова, дом владельца пивоваренного завода Красимовича, дома, связанные с революционерами Обнорским и Куйбышевым, да и многие другие. Таинственным образом в начале 70-х сгорает интереснейший свидетель революционных страстей Кузнецка — Народный дом. Посмотрите на его фотографии, его внешняя “интересность” просто восхищает. Да что говорить, при подобной “таинственности” в 99-м исчез и клуб Левого берега, составлявший наряду со зданием ВД-30 своего рода архитектурный ансамбль Левого берега. Здесь позволю себе перефразировать В. Маяковского, что “если КЛУБЫ зажигают, значит, это кому-нибудь нужно”. Но вернёмся в Кузнецк. Вот уж говорить, что власти совсем не думают об историческом наследии, всё-таки нельзя. 19 июня 1985 года, аккурат под перестроечку, исполком г. Новокузнецка впервые принимает историческое (во всех смыслах) решение № 149 “О проектировании создания историко-мемориальной зоны в Кузнецком районе”. В свете данного решения и была предпринята попытка перенести с улицы Достоевского, 2, на улицу Водопадную дом, в котором жил и работал известный доменщик Михаил Курако. На Водопадной данная историческая зона и планировалась. В 1988 году Дом Курако был раскатан по брёвнам и складирован у уже подготовленного фундамента. Далее в течение нескольких лет пытались сложить сруб. И опять не судьба, опять вмешался таинственный пожар. А ведь Дом Курако был памятником республиканского значения! Хотя, судя по всему, “статусность” у нас просто игнорируется. Вспомните судьбу Первой домны КМК. Её тоже признавали памятником. А помните клуб Гоголя? Тоже почил… Впрочем, как и клуб имени того же Курако в Точилине. Если же говорить о Советской площади, то с возведением на ней нынешнего “кубического урода” окончательно утрачена и она, а входившие в её ансамбль, кроме Казначейства, Дом купца Васильева и здание Кузнецкого уездного училища оказались задвинутыми на задворки. Неужели нельзя было сохранить этот клочок территории? Да можно. Но люди, от которых это зависело, руководствовались более низменными принципами. Тем не менее есть и те, кто душой болеет о сохранении культурного наследия нашего города. Один из них — замечательный зодчий, заслуженный архитектор РСФСР Юрий Михайлович Журавков, чей огромный вклад в облик нашего города трудно переоценить. Так вот, Юрий Михайлович является одним из инициаторов восстановления историко-мемориальной зоны Кузнецка. В 2021 году весь мир будет отмечать двухсотлетие великого русского писателя Ф.М. Достоевского. Здесь-то, я надеюсь, и воплотится давняя мечта Юрия Михайловича — установка памятника писателю. Я видел эскизы данного проекта и могу сказать, что это будет не просто памятник Достоевскому, а один из эпизодов его жизни, связанный с Кузнецком. Несомненно, его установка придаст Советской площади не только торжественности, но и внесёт какую-то “смысловатость”, историчность. Будет здорово!
Вообще, юбилеи, с точки зрения финансовых вливаний в культуру, любому городу только во благо. У нас под четырёхсотлетие был капитально отреставрирован музей Достоевского и отремонтирован Кузнецкий полубастион на крепости, чего при другом раскладе могло и не произойти. Уже давно ждёт хорошего “лечения” Дом купца Фонарёва. Может, ему на трёхсотлетие Кузбасса повезёт? Хотя вряд ли. Кстати, не лишним здесь будет сказать о Камне Талдыкина — памятнике регионального значения, что лежит в сквере Борцов революции. Ну вот кто может обратить внимание на какуюто лежащую в сквере бетонную плиту? Правильно, никто! А ведь ещё в 90-е на плите находилась табличка, говорившая, что плита установлена в связи с убийством кузнецкого казначея Талдыкина в мае 1918 года. В лихие годы табличка пошла на металлоприёмку, и Камень сразу утратил к себе всякий интерес. Быть может, администрация Кузнецкого района исправит данную историческую несправедливость? Вложений-то минимум.
026_15_2019.jpg
И ещё… Уже не один раз поднимался вопрос краеведами и жителями города о культурном освоении парковой территории, находящейся за “Чёртовым мостом”. Данная территория, примыкая к крепостному комплексу и являясь его продолжением, как никакая другая, подходит для создания на ней историко-этнографического парка. Её расположение в географическом центре города просто уникально. Выбрав этнографическое направление, здесь можно будет создать “уголки” различных культур народов, когда-либо населявших наш регион. На подобных площадках вполне реально было бы организовать действующие показательные производства: кузнечное, гончарное, ткацкое, пекарное и т.д., где любой желающий мог бы не только зрительно увидеть производственные процессы, но и сам в них поупражняться. Кроме того, немалый интерес вызвал бы музей сибирской избы, рассказывающий об эволюции и уникальности сибирского жилища. Музей наличников посвятил бы в зашифрованные тайны резных оберегов. Идей может быть масса. Всё это для людей творческих, уважающих историю и чтящих традиции, стало бы настоящей культурной отдушиной, а для простых посетителей — местом культурного просвещения.
Фантазировать на данные темы можно бесконечно. Но, сознавая всю бесперспективность большинства идей, хочу призвать всех — и жителей, и власть имущих к более бережному отношению к тому, что в Кузнецке ещё осталось, что можно ещё сохранить. Ведь это и есть наша культура. А культура, как говорил Мэтью Арнольд, французский поэт, — “это познание совершенства”.
Андрей Чекалин. Фото из архива Константина Горбунова
Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Как угольная компания экономила на рабочих

Угольное предприятие Новокузнецкого района наказали за нарушение нормативных требований ох…