Примерно пятая часть репертуара нашего драматического театра – это премьеры нынешнего сезона. Да, нам есть над чем смахнуть слезу старого доброго катарсиса – и чему посмеяться. Однако со сцены не уходят и пьесы прошлых лет. Потому что зрители приходят на них снова. Все спектакли очень разные, все имеют свою верную публику. Но «Иванов» в постановке одного из самых неоднозначных и талантливых режиссёров, с которыми работает НДТ, стоит среди них особняком. Петр Шерешевский превратил грустную чеховскую драму о надломленном, живущем без веры и смысла поколении в нечто невообразимое – и новокузнецкие зрители продолжают аплодировать стоя и выкрикивать «Браво!»

Этот театральный сезон у «Иванова» Шерешевского юбилейный – пятый. Интересно, что постановка 2014 года стала второй в истории драматического театра Новокузнецка. В первый раз чеховского «Иванова» играли ещё в 30-х годах на сцене специально построенного для артистов Театра металлургов, а то и деревянного клуба имени товарища Эйхе. Но с тех пор почему-то как отрезало: ни одной постановки знаменитой пьесы именитого классика. А тут появляется Пётр Шерешевский со своей любовью ставить Чехова – и в репертуар Новокузнецкого театра драмы входит необычный спектакль, который с успехом идёт до сих пор.

«Иванов» – первая пьеса прославленного и любимого театрами всего мира русского писателя, которую тот называл не иначе как нечаянной. Это незамысловатая история «обыкновеннейшего человека», которую всегда играли как драму, если не трагедию и как вызов «прогнившему буржуазному обществу». Вот только сам Антон Павлович писал комедию: новаторскую, нетрадиционную, нарушающую все каноны. Чехов сочинил её за десять дней, после случайного разговора с директором небольшого тогдашнего театра Фёдором Адамовичем Коршем, который тут же с удовольствием взял странную пьесу нераскрученного автора и тем самым начал его потрясающую театральную карьеру.

С тех пор кто только не играл «скучного» Иванова – и зрителям каждый раз было нескучно, ярко и современно. Потому что Чехов написал о том, что есть в человеке и в людях – всегда. Это было, есть и будет. С той поры, когда так называемые прогресс и цивилизация сделали жизнь человечества проще и веселее, но принесли в неё невыносимую лёгкость и скуку ежедневного бытия, – и до тех пор, пока не произойдёт то, о чём говорит тоже чеховская Нина Заречная из «Чайки». Помните? «Люди, львы, орлы и куропатки, рогатые олени, гуси, пауки, молчаливые рыбы, обитавшие в воде, морские звезды и те, которых нельзя было видеть глазом,— словом, все жизни, все жизни, все жизни, свершив печальный круг, угасли… Холодно, холодно, холодно. Пусто, пусто, пусто. Страшно, страшно, страшно».

А если холодно, пусто и страшно прямо сейчас?! В ночном клубешнике под мультяшный Gorillaz и сигаретку «шмали». В кухне с водочкой и набившими оскомину разговорами «за жизнь» под солёный огурец, лучше которого так и не придумано закуски. Во время тоскливого флирта, скучных сплетен, случайного секса, привычных семейных сцен. Когда в твоей жизни одна пустая болтовня, бесконечные «чмоки-чмоки» при встречах – и потоки грязи, льющиеся на тебя за спиной. А кругом сплошные менеджеры – все только продают, а кто же это делает?! Просто ты живёшь в обществе потребления – вещей, чувств, жизни. Где любовь превращается в ничто, а душа выгорает.

Внутреннюю пустоту нет сил и даже желания хоть чем-то заполнить. Единственный выход: убивать других – и себя. Разумеется, морально. Однако не зря же, право слово, на стене так заманчиво висит «чеховское ружьё»! Иванов совершает ряд неблаговидных поступков, дающих повод видеть в его поведении низкие расчёты по отношению и к жене, и к Саше, которой он увлёкся. И это приводит его антагониста, доктора Львова, к решающему приговору, а самого героя – к трагическому исходу.

Это было бы очень серьёзно, высокопарно, пафосно, если бы не было так скучно, тоскливо и пошло. Это было бы тяжело и даже трагично, если бы не было так легко и смешно. Это Чехов и Шерешевский, говорящие вместе о внутреннем человеческом устройстве и невозможности с ним примириться, перезагрузить свой «комп», начать работать в новой программе, снова жить. Режиссёру, а также звезде спектакля Андрею Ковзелю, исполняющему роль Иванова, и всем замечательным нашим артистам удалось сделать историю, написанную изумительным драматургом XIX века, абсолютно узнаваемой в той жизни, какую мы все живём здесь и сейчас, в тех людях, которые нас окружают, и в самих себе тоже.

Получилось нечто очень личное и проникновенное, заставляющее испытывать древнегреческий катарсис – очищение путём сострадания. Но в то же время творящееся на сцене можно назвать и бурлеском, и театром абсурда, и даже чеховской палатой №6. Кажется, Шерешевский зарядил ружьё своей постановки всем, что попало под руку. И баянами с барабанами. И бумажными чайками с тремя сёстрами, задорно вскрикивающими про Москву. И забавной ростовой куклой белого медведя, подливающего водку упитанному добряку-алкоголику Паше, каких полно в друзьях-приятелях-соседях у каждого из нас. А, в общем, по-моему, вышло обаятельно.

На контрасте с этой дурачащейся кутерьмой ироничных намёков на блистательные чеховские пьесы и с весёлыми истериками актёров – декорации в виде компьютерного Куба, по мониторам которого бегут бесконечные циферки перегрузки. Тут уже совсем другие ассоциации: с матрицей, навязанным иллюзорным миром, в котором вынужден жить герой – и послушно живём мы. Но вся эта вакханалия заряжена странно позитивной энергией: даже стреляется Иванов как в мультяшке – будто не взаправду. Просто уходит какая-то тяжесть: человек умер, жизнь окончена – да здравствует человек, да здравствует жизнь!

Не удивительно, что в том же 2014 году, когда в Новокузнецке состоялась премьера «Иванова», а НДТ отправил на отбор «Золотой маски» видео со спектакля, посмотреть его приезжали столичные критики, после чего театру поступило предложение, от которого трудно отказаться: везти «Иванова» в Москву. Правда, вне конкурса, на «Маску Плюс», но такое приглашение было получено впервые, и все волновались, как в столице примут постановку из далёкого сибирского города. Зря переживали: московской публике наш «Иванов» понравился.

Вот так – лично и проникновенно, легко и тошно, безумно и весело, с «клоунадой» известнейших чеховских персонажей и знаменитой рефлексией чеховских монологов, с музыкой, которую слушают сегодня, и извечными человеческими страстями и тоской, которые не исчезнут никогда, – на новокузнецкой сцене уже пять театральных сезонов идёт «Иванов» Шерешевского.

Инна Ким

NK-TV.COM

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Как угольная компания экономила на рабочих

Угольное предприятие Новокузнецкого района наказали за нарушение нормативных требований ох…