Сегодня день рождения первого секретаря Кузнецкстроя Андрея Семёновича Кулакова: когда товарищ Андрей прибыл на стройку, ему не исполнилось и 30 лет, а он уже успел поучаствовать в штурме Зимнего в дни Октябрьской революции и повоевать комиссаром полка в годы Гражданской войны. Такое уж было время – оно рождало героев крепче стали, жарче сотен солнц мартенов. А был ли у петроградца и телеграфиста, сына пролетария, другой путь? Революционной осенью 1917-го ему самому было 17 лет, а Петроград бурлил предстоящим, ещё неосмысленным, но необратимым событием. Рабочие Путиловского завода, кронштадтские матросы, восторженные тонкостанные девушки, поэты, выкрикивая лозунги, спешили распрощаться со старым миром и встретить зарю нового. И одним из участников этого громадного, почти стихийного движения вперёд был юный Андрей Кулаков.

Его принимают в партию большевиков в 19 лет. И вот он, 20-летний, уже комполка: Гражданская война забросила уроженца северной столицы в далёкий, незнаемый, непроходимый край, где идёт борьба не на жизнь а на смерть с армией белогвардейца Колчака. А после установления Советской власти в Сибири Андрея Кулакова направляют в Омск, и комиссар становится снабженцем, доставая и выбивая необходимое для работы угольных копей Кузнецкого бассейна. Кипящее от энергии изменений время, стремительно изменяющее жизни верящих в его правду людей: в 23 года Андрей оказывается на юге Кузбасса, а в конце 20-х – в Кузнецке. Наконец, в октябре 1929-го Андрея Семёновича Кулакова назначают первым секретарём Кузнецкстроя.

Ему нет и 30-ти, но он уже опытный лидер и вдобавок превосходный оратор. Энергичный, волевой, даже жёсткий. Если партия говорит: «Надо», то он отвечает: «Есть» – и в максимально сжатые сроки добивается поставленных перед ним целей. Он словно штурмует Кузнецкстрой, ведёт себя на стройке, как в бою. А воевать тут, и правда, есть ради чего и с чем: ситуация с рабочими кадрами в первую осень строительства была катастрофической. С одной стороны, на Кузнецкстрой постоянно прибывают добровольцы. Но массы рабочих, даже не дожидаясь расчёта, отсюда бегут, элементарно боясь не пережить зиму. Так что задача №1 Советской власти – построить в Сибири металлургический гигант и ускоренными темпами провести индустриализацию страны – находится под угрозой срыва.

Кулаков днюет и ночует на строительной площадке, он всё время среди рабочих. Позже Андрей Семёнович будет вспоминать: «Бараки мы застали в таком состоянии: сделаны из сырого леса, засыпаны навозом. В дождь сверху капает пронавоженная вода. Окна не вставлены. Сырость. Матрацев нет. Уборщиц нет. Зимовать в таких помещениях было бы сверхужасно. Характерно, что специального барака для женщин не было. Здесь муж с женой, рядом женщина качает ребёнка, тут же холостые. Настроения были такие: как можно скорей удрать с площадки, чтобы зима не застала в таком ужасном положении».

Пережить в таких бараках сибирские морозы действительно казалось нереальным. Вдобавок во многих из них даже не было печей. Антисанитария царила страшная. И первое, чем занялся парторг Кулаков: он бросился на беспощадную борьбу с грязью и неустроенностью быта строителей будущего металлургического гиганта. Уговаривал и убеждал, ругался и угрожал – и добился своего: жить кузнецкстроевцам стало лучше и веселее, теплее и чище. И отток рабочей силы с главной стройки молодого советского государства прекратился.

Позже Андрей Семёнович напишет: «Мы сразу же произвели мобилизацию по обкладке дёрном тесовых бараков. Были мобилизованы все живущие в бараках на засыпку завалинок и вообще на утепление домов. Все силы парторганизации были брошены для создания условий, чтобы можно было прожить зиму».

Не удивительно, что самые разные люди, прибывшие на стройку со всех концов страны, из которых удалось сбить единый коллектив, называли парторга Кулакова «наш Андрей» и «наш секретарь». А спустя без малого два года, когда бороться и комиссарить на Кузнецкстрое было уже не нужно, а от рабочих 1233 кузнецкстроевских бригад требовалось только ударно трудится, – возглавить парторганизацию вместо Андрея Семёновича Кулакова прислали Рафаэля Мовсесовича Хитарова. Ну а «комиссара» направили в Западно-Сибирский крайком ВКП (б). А когда и там закончилось всё, с чем надо было вести беспощадную борьбу, его перебросили в Томск, Анжеро-Судженск, Новосибирск.

Через десять лет после смерти Андрея Семёновича, в 1968 году, по решению горсовета Новокузнецка проезд Суворовский, соединяющий улицы Суворова и Кутузова, был переименован в честь первого секретаря Кузнецкстроя. Кроме 84-го лицея, в проезде Кулакова всего пара построенных ещё в первое послевоенное десятилетие домов: строгая серая облицовка, колонны, фигурные балконы, лепнина. На первых этажах – магазины, салоны, пивные. А во дворах: гигантские грязные лужи, как только пройдёт дождь. Увидев их, Андрей Семёнович был бы недоволен…

Инга Видалова

NK-TV.COM

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

КУЗБАССКИЕ СИНОПТИКИ ДАЛИ ПРОГНОЗ ПОГОДЫ НА ОКТЯБРЬ

Кузбасские синоптики дали предварительный прогноз погоды на октябрь. По их оценкам, зима п…