Последнее землетрясение, произошедшее в Кузбассе 19 июня в 6 часов утра в районе Белова (поселок Старобачаты) имевшее силу до 5,6 балла по шкале Рихтера, дает повод вновь серьезно поговорить о сейсмических толчках, все чаще и чаще сотрясающих недра региона и обосновано беспокоящих его жителей, в первую очередь района Новокузнецка.

Сегодня проблема сейсмической безопасности Кузбасса, особенно южной его части, до предела перегруженной крупными промышленными предприятиями с опасными производствами, актуальна как никогда. Тем более что наша местная и областная власти перед реально существующей вероятностью повторения разрушительного землетрясения беспомощны и инертны.

Наш Губернатор постоянно взывает к помощи Москвы, обращается с одними и теми же вопросами к ученым. Результат нулевой. У ученых нет денег, работы по тематике землетрясений дорогие, а у Москвы своих проблем выше головы, просителей денег хоть отбавляй. Когда стало очевидно, что проблема сейсмической безопасности — наша проблема, и за нас ее никто не решит, мы обратились к главе Новокузнецка и администрации Кемеровской области с предложением создать в Новокузнецке мониторинговый и прогнозтический центр и начать работы. Ответ один — денег нет. Простому жителю это не понять: Кузбасс зарабатывает сотни миллиардов рублей, а 150 — 200 миллионов рублей на сейсмобезопасность людей нет.

В связи с Бачатским землетрясением губернатор вновь спрашивает ученых, в чем причина и какова его природа? Между тем ответы на эти вопросы очевидны. Природа и причины произошедшего землетрясения кроются в сильнейшей за последние сто лет сейсмической активизации Земли. Произошли сильные разрушительные землетрясения в Горном Алтае, Японии, Китае (неоднократно), Тыве, Пакистане, Афганистане, Иране (неоднократно), Турции, Италии и ряде других стран. Ничего странного нет в том, что сейсмическая волна (активизация) докатилась и до территории потенциально сейсмически опасной - Салаира-Кузбасса, пребывавшей многие годы в спокойном латентном состоянии.

Достаточно посмотреть на геофизические и геологические карты района землетрясения, чтобы однозначно, не предположительно, установить, что активизировался региональный глубинный разлом, пересекающий по линии с юго-запада на северо-восток Салаирский кряж и Кузбасс и делящий их на крупные блоки. По этому разлому и произошла подвижка (срыв) одного из блоков, приведшая, как и положено, к разрядке накопившихся напряжений, то есть землетрясению.

Совершенно неоспоримо, что землетрясение - следствие сейсмической активизации планеты, в частности, активизации северо-западной части Алтае-Саяна. Вот и вся причина и природа Бачатского землетрясения. Заметим, что, кроме геологов Кузбасса, владеющих всеми специальными материалами, вряд ли кто другой мог определить и дать структурно-тектоническую привязку землетрясения. По-хорошему теперь надо бы выполнить детальные геологические и другие работы в пределах выделенной активизировавшейся тектонической структуры. Но, как теперь заведено, никто этого делать не будет. А жаль. Это все к тому, что губернская власть все время ищет ответы высоко и далеко, просто игнорируя местный научный и интеллектуальный потенциал.

Сегодня вопрос вопросов: всё ли напряжение разрядилось в блоке земной коры, родившей землетрясение? Вот какой вопрос, уважаемый Аман Гумирович, надо задать ученым. Но, увы, на этот вопрос никто вам не ответит. Чтобы на него ответить, надо проводить специальные геолого-геофизические и комплекс других работ. Их в Кузбассе никто не проводил, не проводит и, что самое печальное, не собирается проводить. А ведь сегодня ситуация не разрядилась. Если кто-то считает, что 5-6-балльным землетрясением Беловский блок разрядился, то он глубоко заблуждается.

После Алтайского землетрясения 2003 года блок земной коры разряжался два года, выдав более 2000 афтершоков, часть из которых была магнитудой 5-6. После Кузнецкого землетрясения 1898 года, вплоть до землетрясения 2003 года, следовали многочисленные сейсмические толчки, часть из которых можно отнести к афтершокам первого землетрясения, часть к форшокам второго. Это свидетельствует о том, что накопленная энергия в недрах Кузбасса не разрядилась. Тут уместно сказать: существует заблуждение, что промышленные взрывы, создающие сейсмические толчки малых энергетических классов, якобы при своем большом количестве снимают (разряжают) накопленную энергию недр. В этом плане роль взрывов на величину поля напряжений мизерна.

Надо сказать, что сегодня в Кузбассе имеют место три “вида” сейсмических толчков. Они разные по источникам генерации и месту рождения. Казалось бы, зачем их разделять, но дело в том, что в жизни надо к разным толчкам относиться по-разному. Мы условно разделили их на “наши” и “не наши”. “Не наши” сейсмические толчки - это те толчки, которые приходят в Кузбасс от сильных землетрясений юга Горного Алтая, Тывы и других районов. “Наши” сейсмические толчки делятся на два “вида”. Толчки от “наших” природных (не техногенных) землетрясений (Салаирское, Прокопьевское, Полысаевское, Бачатское) и толчки, возникающие при мощных промышленных взрывах в угольных карьерах и других воздействиях на недра человеком.
Суть-то в том, что на сейсмический толчок, возникший при природной разрядке (малое землетрясение), человек должен реагировать и поступать (чтобы спасти свою жизнь) по всем разработанным и принятым для этого случая правилам. На сейсмические толчки взрывного “вида” и пришедшие издалека, человек может и не реагировать. Просто не обращать на это внимание. Но в этом случае он должен знать, какой “вид” сейсмического толчка он “принял” на себя. Такой системы “видового” оповещения населения в Кузбассе не существует. Поэтому мы и говорим об этом. Власть должна поставить себе задачу создать такую систему. Сегодня в Интернете информация о произошедшем землетрясении приходит сразу после сейсмического события. Надо только найти способ довести ее до населения.

Еще одна проблема. Сегодня в Кузбассе при появлении сейсмического толчка в практику входит губернаторский запрет на горные работы под землей. Проблема эта, понятно, крайне сложная, во многом эмоциональная, поскольку речь идет о безопасности людей. Вместе с тем она требует, на наш взгляд, кроме всего прочего, какого-то научного обоснования. Мы хотим высказать следующую мысль. Запрет имеет смысл и оправдание в случае, когда произошло землетрясение, в ожидании второго более сильного толчка, как в случае с Бачатским землетрясением. А вот если природа сейсмического толчка имеет взрывной характер или сейсмическая волна пришла издалека, то запрет на работы оказывается научно не обоснованным и не аргументированным. Такой подход требует внедрение программы разбраковки сейсмических толчков по их природе и строжайший их учет.

Кузнецкий рабочий
Автор: Виктор Ашурков,
кандидат геолого- минералогических наук

Еще
Еще В Кузбассе

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Вердикт-виновен!

В Орджоникдзевском районном суде Новокузнецка коллегия присяжных заседателей в составе шес…