Сегодня мы публикуем окончание статьи Вячеслава и Елены Паничкиных, вызвавшую столь бурный отклик читателей. Начало, напомним, было опубликовано 30 мая.

Часть V. Новокузнецкая агломерация: благо или вред?

Относительно недавно на страницах “Кузнецкого рабочего” были высказаны два весьма неожиданных предложения: первое — объединить Новокузнецк с сельским районом в единый городской округ, второе — объединить центральную часть новокузнецкой агломерации в один город-мегаполис с населением примерно в 920 тысяч человек.

1Поскольку первая из идей уже отвергнута на официальном уровне, обсуждать её не будем, хотя именно она имела рациональное зерно и сложившуюся практику: несколько районов Кузбасса давно “приданы” городам, в том числе соседние — Таштагольский и Междуреченский.

По мнению же авторов второй идеи, статус мегаполиса может упрочить положение как на региональном уровне, так и в отношениях с федеральной властью, которая пытается стимулировать развитие агломераций и мегаполисов. Далее просто процитируем учёного СибГИУ Юрия Жарова: “Министерство регионального развития обещает выделить 1 миллиард рублей на новые дороги в городах-миллионниках. Федеральная и региональная власти будут обязаны выделить дополнительные средства на создание и развитие инфраструктуры единого города. Повысится инвестиционная привлекательность агломерации в целом, куда интересней инвестировать в коммерческую и жилую недвижимость, открыть филиал, производство в городе-миллионнике, чем в любом отдельном маленьком городке, добавьте сюда низкую базу стоимости земли и недвижимости на начальном этапе объединения агломерации в город. Выгодно это и для местного бизнеса, активы которого также вырастут в цене. В наш многострадальный аэропорт придёт не одна авиакомпания. Вырастет привлекательность такого города в глазах людей, прежде всего молодежи с урбанизированной ментальностью, что при положительном развитии позволит сменить направление миграционного вектора”.

Не будем особо отвлекаться на оспаривание большинства из этих мечтаний (тот же “рост активов” важен лишь для тех, кто как раз-то хочет их распродать и уехать из города, а для тех, кто остаётся, — это сплошная головная боль: рост земельного налога, арендной платы и риска отъёма собственности). Поставим другой вопрос: осуществимо ли это объединение?

Нет, оно не осуществимо по разным причинам, причём каждой из них достаточно, чтобы купировать объединение. Приведём лишь некоторые из них.

Во-первых, против такого шага однозначно будет областной центр. Своей мудрой политикой стабильная и несменяемая целыми эпохами (в отличие от нашей) кемеровская власть медленно, но верно довела разрыв в численности населения Кемерова и Новокузнецка до исторического минимума: разница между кемеровскими 536 тысячами и новокузнецкими 550 тысячами в 14 тысяч жителей составляет смехотворные два с половиной процента. И уже в ближайшие годы Кемерово должно обогнать Новокузнецк. Впервые за 70 лет существования области её столица станет крупнейшим городом. А такой приз, заслуженный десятилетиями скрупулёзной плодотворной работы кемеровских чиновников, Кемерово уже не отдаст. Миллионный Новокузнецк Кемерову совсем не нужен.

2Во-вторых, против будет бюрократический аппарат всех остальных городов агломерации, а возможно и самого Новокузнецка. Ведь такой “переформат” разрушает всю систему выстраиваемых не годами, а десятилетиями чиновных, коммерческих и личных связей, разрушает все жизненные планы сотен и тысяч людей, составляющих правящий класс.

В-третьих, расстояния, отделяющие соседние города от Новокузнецка, хотя и ничтожны в географическом смысле, слишком велики в аспекте градостроительном. Грубо говоря, соединить все города хорошими дорогами можно и нужно, но назвать эти дороги внутригородскими улицами нельзя, а уж об объединении сетки улиц Новокузнецка и Прокопьевска, а тем более Киселёвска и Калтана, говорить не приходится вовсе, тем более что те же давно сросшиеся Прокопьевск и Киселёвск до сих пор не сделали ничего для объединения своих улиц в одно целое.

В-четвёртых, требования управляемости и здравого смысла применительно к сугубо промышленным, а особенно шахтёрским городам требуют не столько их объединения, сколько — наоборот — разъединения. И совсем не случайно давно образующие единый организм города центрального Донбасса, такие как вклинившиеся в Донецк Горловка, Макеевка, Енакиево, административно отделены от Донецка. И это при том даже, что в отличие от “ПроКиса” они как раз-то полностью объединили и сети улиц и системы внутригородского общественного транспорта.

Наконец, в-пятых, централизация локальных служб и организаций, их замыкание на Новокузнецк приведёт к их деградации на местах и потере управляемости в целом.

А что же нужно? Прежде всего избавиться от иллюзий и трезво посмотреть на факты. Что имеем в агломерации? Помимо социально-экономического кризиса имеем экологическую катастрофу беспрецедентного в России масштаба.

Но как ни парадоксально, городу и всей агломерации нужна новая индустриализация. Да-да, именно она. А не мифические инновации и не развитие наукоёмких технологий, которых тут не будет никогда уже по той простой причине, что умные очкарики целыми выпускными классами бегут отсюда в Академгородок и дальше. В городе, въезд в который ещё недавно украшал плакат “Шансон неизбежен”, им делать нечего.

Восстановление реального сектора экономики и тяжёлой индустрии на имеющихся промплощадках, разумеется, лишь увеличит выбросы. Перебазирование промплощадок вообще и озвученный уже перенос в перспективе Абагурской аглофабрики в частности — очевидная маниловщина: сталинский размах современным властям и современному бизнесу не по зубам. Остатки реального сектора экономики городу нужно не выкорчёвывать, а беречь как зеницу ока и основу своего существования.

Так неужели и дальше горожанам задыхаться в центре Новокузнецка, окруженном со всех сторон метгигантами? Нет — центр надо разгрузить, но не от индустрии, а… от жителей. Выход уже 60 лет назад апробирован в Европе и Северной Америке — это субурбизация, то есть массированное развитие пригородов. Свободные, здоровые и хорошо проветриваемые окрестности Новокузнецка должны быть освоены организованной малоэтажной застройкой, связаны с центром города прямыми широкими магистралями. Ведь все наши трассы в южном и северном направлениях — это не что иное, как заасфальтированные в 1950 — 1970-е годы дореволюционные гужевые дороги в соседние сёла. Никакого разумного транспортного каркаса агломерации так и не создано, кроме южной объездной от аэропорта на Междуреченск.

Что бы сделали наши градостроители, будь у них стратегическое мышление? Чем полвека маяться с пресловутым Южным выездом, который, даже расширившись до нескольких полос, всё равно останется кривым закоулком среди трущобной застройки, нужно пробить нормальную, прямую, как стрела, трассу из центра города навылет до соединения с южной объездной автодорогой. Смело продолжив дальше на юг Октябрьский проспект или улицу Тольятти (пробурив путепровод в железнодорожной насыпи) и построив мост через Кондому, город открыл бы для себя настоящую перспективу. Кстати, пресловутый мост через Кондому, о котором грезят как о подарке к 400-летию, уже давным-давно есть. Это технологический мост за аглофабрикой, по которому, несмотря на все запреты, правдами и неправдами проезжают сотни машин в день. Если переложить трубы на навесные консоли по бокам, то в придачу к имеющимся полутора полосам для транспорта освободится ещё полторы полосы! Добавьте к этому двести метров асфальта до моста вместо куска гравийки и… миллиарды сэкономлены, а город получит нормальный выезд на юг!

С прямой магистралью добраться до дачных массивов Абагура, Смирновки и Ашмарина станет минутным делом, расстояние до экологически чистых Осинников и Калтана сократится с нынешних 50 минут и 70 минут езды на дохлой маршрутке с остановками у каждого столба до 25-35 минут скоростным экспрессом, причём не от вокзала (куда ещё тоже надо добраться), а из самого центра города. А это изменит все представления о расстояниях и дислокации. То, что сегодня является изматывающей маятниковой миграцией с этими городами (оттуда в Новокузнецк на работу и обратно, из Новокузнецка туда — на дачу в пятницу, назад в воскресенье), превратится в обычную краткую внутригородскую поездку, только без пробок.

Короче говоря, жить надо там, где есть и будет относительно чистый воздух (от Сосновки и южнее), а работать — в Новокузнецке, где, увы, воздух будет грязный всегда. Но это и есть цена экономического благополучия населения агломерации.

Вчерне новокузнецкая “субурбия” уже создана — это многотысячные дачные массивы вдоль Кондомы и стихийно застраиваемые коттеджами на месте скупленных у колхозников избушек Сосновка, Куртуково и другие сёла. Вместо нынешних полукустарных гравиек к этим пригородам следует подвести нормальные дороги, цивилизовать эти посёлки, а на месте поросших бурьяном полей — изначально грамотно и организованно строить целые улицы коттеджей в порядке государственно-частного партнёрства. И это не пустые мечтанья — Кемерово всё это с успехом делает: многотысячные городки Кедровка и Лесная Поляна тому наглядное подтверждение.

Часть VI.
400-летний юбилей: провести не дадут, а провалить — помогут
В преддверии 400-летия нашего города на страницах “Кузнецкого рабочего” развернулась интересная полемика о перспективах Новокузнецка и новых возможностях, которые предоставляет такая нешуточная дата. Тем более, что предыдущий юбилей — 300-летний — городу отметить не дали — Россия, как попало выйдя из почти выигранной мировой войны, свалилась в горнило ещё более убийственной войны — гражданской, и “юбилейный” год завершился массовым террором — все имущие классы и образованный слой кузнечан дочиста были вырезаны коммуно-анархистами Рогова. 200-летний юбилей уездный городок сам проспал — в 1818 году о нём никто даже не вспомнил. А столетний в 1718-м связан разве что с подарком, присланным, правда, самим Петром Первым — памятным крестом, сохранившийся фрагмент которого выставлен в музее.

Поэтому по сути своей запланированный на 2018 год юбилей — вообще первый, который город отметит за всю свою историю. Если дадут отметить. Речь, разумеется, не о массовом пении и танцах и запуске воздушных шариков и салютов. Этого-то “добра”, разумеется, будет с лихвой — пиар-технология для деклассированного населения — “хлеба и зрелищ” — со времён Древнего Рима мало изменялась.

Речь совсем о другом: дадут ли Новокузнецку сделать юбилей мощным “пинком” городу для энергичного влёта в его пятое столетие? Если да — есть шанс. Если нет — нас ждёт судьба соседнего Прокопьевска: так и не умер, но и к жизни не вернулся, потеряв попутно ровно треть жителей (по переписи 1989 года был 300-тысячником — осталось 200 тысяч). Это в лучшем случае. Ведь Прокопьевск и прочие мыски-киселёвски спасло от окончательной деградации то, что под боком у них был и пока ещё есть мощный цивилизующий магнит — да, да — наш Новокузнецк. В случае чего сюда можно ездить спасать свою жизнь: на работу, на лечение и т. д.

А вот есть ли такой же магнит под боком у Новокузнецка? Нет, нам прицепиться не к кому — вокруг только тянущие вниз децивилизаторы. Цепляться за Кемерово — абсурд. “Жертва” не может искать спасения в “палаче”.

Горькая правда не только и не столько в том, что мы, кузнечане, сами в четвертый раз подряд не сможем отметить толком юбилей города и сделать его фактором рывка. Главная беда в том, что нам именно не дадут его провести, но зато активно помогут юбилей провалить. И здесь недальновидность, непрофессионализм и простая человеческая лень местных “мастеров культуры” в сочетании с изощрённым умом и деятельным усердием недоброжелателей города будут иметь совокупный результат — провал последнего исторического шанса Новокузнецка заскочить в последнюю дверь последнего вагона уходящего поезда, переход точки невозврата и выполнение гибельного сценария Детройта вместо спасительного сценария Питтсбурга — города, с которым мы активно дружили в конце 90-х.

Кому невыгоден наш юбилей? Избегая экивоков, пустых фраз и ложной политкорректности, скажем прямо — городу Кемерову. При этом сразу оговоримся — ничего против этого города не имеем и даже признаём: сверхэффективный мэр Михайлов сделал из бывшего Щегловска настоящую столицу области. И для кемеровского истеблишмента (власти и бизнеса), и для рядовых горожан жизненно важно в ближайшие годы сохранить статус-кво и не дать Новокузнецку ощутить себя тем, кем он должен быть, — великим городом, пусть (пока) и с районной судьбой. Ведь если в длящемся уже 70 лет споре двух столиц Кузбасса пальма первенства в эпоху сильных партийных лидеров Новокузнецка была, так сказать, переходящим кубком, то теперь время работает исключительно на Кемерово.

Итак, Кемерово. Ещё четверть века назад заурядный серый промышленный город обрёл и продолжает наращивать “мускулы” подлинной столицы. Въезжаем в город по шестиполосному автобану, переходящему в восьмиполосную улицу Терешковой и сверхсовременный Притомский проспект. Открывается город группой 18-этажек, по пути мелькают несколько 25‑этажных небоскрёбов и умышленная недешёвая экзотика в виде детской железной дороги. От аэропорта до площади Советов проносимся за десять минут…

Исторический центр Кемерова окружён трогательной заботой: старые дома 1920 — 1950-х годов тщательно отреставрированы, их изысканные фасады открыты, а безобразная реклама и вывески “а-ля проклятые 90-е” ликвидированы, тротуары выложены плиткой, а местами — не поверите! — настоящей гранитной брусчаткой. Парадная магистраль — Советский проспект — превращена в подобие Невского: классические фасады с архитектурными излишествами очищены от гипсокартонной халтуры, прозрачные витрины сверкают и приглашают в дорогие магазины и кофейни, декоративное мощение и ухоженные газоны и деревья завершают картину умело созданной настоящей торжественной и в то же время гуманной среды. Протянувшаяся на два километра прекрасная гранитная набережная, подобной которой нет ни в Томске, ни в Новосибирске, подчёркивает столичный статус и связь с широкой рекой и огромным лесным массивом на правом берегу, ставшим местом отдыха.

За отсутствием в молодом городе настоящих древностей сюда в центр завезён из деревни 150-летний деревянный дом Губкиных, а на роль “старинной” части города назначена Красная Горка на другом берегу. И она мастерски превращена в подлинный музей-заповедник. Из этого анклава баснословной АИК “Кузбасс” начала 1920-х годов умудрились выжать всё и даже больше — на отреставрированные (и заселённые заново) дома голландского зодчего Ван Логхема в редкостном стиле “Де Стиль” косяками едут смотреть туристы, включая гостей из Нидерландов во главе с послом Её Величества, — в самой Голландии при всей её бережливости почти всё наследие “Де Стиля” утратили, и Кемерову удалось стать главным в мире (и живым!) памятником голландской архитектуры 1920-х годов! Разве можно за это не уважать кемеровские умы? Рядом с городом — “раскрученный” на весь мир музей-заповедник “Томская писаница”, куда заодно со всей области собраны памятники деревянного зодчества.

Впрочем, пора спуститься с небес на землю. Возвращаемся в Новокузнецк. Въезжать в город приходится по многокилометровой прерываемой шлагбаумом двухполоске, переходящей в многокилометровый переулок-кишку с хроническим запором — кусок Барнаульского тракта XVIII века, через который и в XXI веке сообщается с остальным миром мегаполис с 200 тысячами автомашин. Город встречает долгой и унылой рабочей окраиной и промзонами. Путь от аэропорта до центра занимает уйму времени, а если закрыт шлагбаум, то и “две уймы”. Блиставший некогда средоточием грандиозных зданий сталинский центр превращён из торжественной анфилады классических фасадов в нескончаемую шеренгу рекламных щитов, лучший проспект России 1947 года (по версии Совета министров РСФСР) стараниями современных горе-архитекторов до неузнаваемости изуродован крылечками, табличками и прочей кустарщиной, вместо кемеровских сверкающих прозрачных витрин почти все проёмы магазинов наглухо заделаны гипсокартоном или надёжно заклеены плёнкой с отвратительными картинками. Разбитые тротуары и изрытые грузовиками-фурами газоны довершают картину деградации ландшафта.

К красавице-Томи город повёрнут строго “тыльной частью”: ни Томь, ни Кондома не только никак не участвуют в формировании городской среды, но вовсе игнорируются как досадные недоразумения. Вместо создания набережной Новокузнецк надёжно лишил себя всякой перспективы выхода к рекам, сплошь отгородившись от них длинными лентами капитальных гаражей вдоль всей Запорожской и Транспортной улиц. Расположенный аналогично кемеровскому на правом берегу лесной массив — Топольники — не только не играет положительной роли в жизни горожан, но, скорее, есть место табуированное, куда приличным людям лучше не ходить.

Исторический же центр города — 400-летняя Базарная площадь, ради сохранения которой кузнечане в 1831 году осмелились просить Николая Первого пересмотреть утверждённый уже им генплан города (и ведь нашёл император время — всё пересмотрел и переподписал…) Так вот, прямо сейчас на наших глазах перед самым 400-летием города эта пережившая все перипетии истории и даже избежавшая застройки хрущёвками “императорская” площадь, вместо того чтобы возродиться к жизни, — уничтожена. Двадцать поколений кузнечан берегли незастроенным самый центр своего города. И для чего? В Томске к своему 400-летию из такой же пустой — тоже Базарной — площади в центре создали прекрасный сад с познавательными гранитными монументами. У нас же умудрились вбухать очередную гипсокартонную коробку торгово-развлекательного центра, которая ставит жирный крест на всей исторической зоне Кузнецка, с середины 80‑х пестуемой городской интеллигенцией. Поражает уже то, что дельцы от бизнеса и архитектуры даже не попытались хотя бы формально соблюсти хоть какой-то историзм в этом святом месте. В итоге не просто ликвидирована историческая главная площадь города и всего региона, но перекрыты все визуальные связи между чудом сохранившимися зданиями Кузнецка, а выдающиеся памятники зодчества (казначейство 1780 года, дом Васильева и училище начала XIX века) теперь спрятаны с глаз долой и открыты только в сторону… тюрьмы. Символично, по крайней мере.

Визуальные образы однозначны: всё увереннее обретающее столичный лоск Кемерово и столь же стремительно деградирующий Новокузнецк. Чья в том вина? Может, мировой закулисы? Или рука Кемерова расстаралась? Нечего перекладывать вину на закулису с Кемерова. Всё уничтожение великого прежде города и его уникальной среды — дело рук наших доморощенных чиновников, архитекторов, бизнесменов и рядовых граждан — да-да, балконы изумительных домов-памятников 1930 — 1950-х годов пластиковым сайдингом зашивает не мэр и не ЦРУ, а рядовой горожанин на свои сугубо трудовые деньги.

Часть VII.
О столичном статусе
Его Кемерово получил не в 1943 году, а на 18 лет раньше. С образования в 1918 году города Щегловска и выделения ему уезда статус двух городов совпадал. Но при образовании в 1925 году укрупнённого Кузнецкого округа его центром было определено Кольчугино, но “из-за недостатка административных помещений временно центр был размещён в Щегловске”, где оставались здания Копикуза. Кузнецк с тогдашним населением в 3894 человек явно не мог тягаться с Щегловском с его населением в 21,7 тысячи — в пять с половиной раз больше. “Временный” статус Кемерово сумело превратить в постоянный и подкрепляет своей идеологией, которой у нас толком нет.

Настоящий культ первооткрывателя угля Михайлы Волкова — вот уже более полувека тот базис, на котором зиждется кемеровское первородство: да, дескать, уголь — кузнецкий, но открыт он в центре Кемерова, а значит здесь и быть столице Кузбасса. Мы же в продолжение самоуничижения никак не можем громко заявить правду: не полуграмотный Михайло Волков уголь открыл близ Кемерова летом 1721 года, а петровский академик Готлиб Мессершмидт у огнедышащей горы в Абашеве близ Кузнецка за месяц до Волкова! И не просто открыл, а оформил своё открытие, как и подобает учёному. А если кто скажет — какой-то он не наш, этот самый Мессершмидт, то позвольте напомнить: Михайло-то Волков тоже не из местных — с Вятки его послали сюда руду искать, а как командировка завершилась — тоже отъехал на родину. У нас в городе стоят какие угодно истуканы (и миллионы вкладываются в возобновление в бронзе безвкусных садово-парковых гипсовых скульптур), как угодно названы улицы, но ни памятника, ни улицы Мессершмидта в городе нет. А ведь это и есть “наш ответ Чемберлену”, то есть Волкову!

При этом характерно, что всякие попытки изменить вектор развития нашего города, вернуть ему утраченные позиции самим городским сообществом скорее всего будут восприняты враждебно. Зато те шаги, что способны вести город лишь к пропасти, принимаются на ура. Не будем говорить про экономику — оставим это специалистам — скажем о том, в чём смыслим неплохо.

Совершенно очевидно, что за последнюю четверть века город деградировал внешне — даже парадные проспекты Новокузнецка с произведениями архитекторов мировой величины Мая, Косселя, Голосова и Градова превратились в шанхай. Но стоило только архитектурному чиновнику едва не полушёпотом заявить о необходимости избавиться от застеклённых лоджий хотя бы на фасадах нескольких домов — официальных памятников архитектуры, как на весь Интернет разразился гром народный: произвол! руки прочь от нашей собственности! Правильная идея тут же тихонечко умерла. Что тогда говорить о необходимости более радикальных решений по возврату всему проспекту Металлургов сталинского облика? Видимо, он продолжит превращаться в филиал рынка на Садовой.

Зачем-то возникла нездоровая возня с гербом города. Единственный в Кузбассе городской герб, утверждённый государем императором Александром I ровно 210 лет назад, в марте 1804 года, оказывается, не внесён в какой-то бюрократический Регистр гербов, ведомый зам. директора Эрмитажа! А что, господа, вам подписи императора мало? А внесения нашего герба в Свод законов Российской империи недостаточно? Как же легко мы готовы променять своё великое прошлое на сомнительное кустарное настоящее! Уверен на все сто: будь у Кемерова такая регалия, как утверждённый 210 лет назад царём герб, тамошние чиновники и общественность пылинки бы с него сдували, а не ставили бы под сомнение его обоснованность. Особо отметим: мы даже не будем пытаться отстаивать его обоснованность и художественные достоинства, хотя совершенно очевидно, что они весьма высоки. Единственным и достаточным аргументом отвадить от царского герба Кузнецка шаловливые ручки является его принятие на заре позапрошлого века.

Кстати сказать, геральдический пыл вполне уместно направить на флаг города: бело-зелёный с чёрной полоской флаг появился лишь в 1998 году, а в XVIII — XIX веках на Кузнецкой крепости развевался настоящий флаг — штандарт Кузнецкого гарнизона Бийского полка. Очень красивый и уникальный: расходящийся крест из полос трёх цветов. Вот его бы действительно и следовало восстановить в правах, тем более что его изображение есть в музее “Кузнецкая крепость”, а посему выдумывать и реконструировать ничего не надо.

Есть и ещё одна идея, высказать которую даже страшновато от мысли, как отреагируют на неё наши горожане. Поэтому заранее предупреждаем, что навязывать своё мнение никому не будем. Так вот: Новокузнецку следует-таки отбросить от своего имени нелепую приставку “Ново”, потому что никакой мы не Новый Кузнецк, а самый что ни на есть старый. Другой Кузнецк — Саратовской губернии, а ныне Пензенской области — был основан много позже нашего. И ставшее настоящим напутствием нашему городу стихотворение Маяковского, как известно, именно “о людях Кузнецка”.

Кроме того (хотя это, конечно, уже до кучи), встречавшиеся нам иностранцы просто не могут за один приём произнести название нашего города. Растратив свои силы на легко произносимый “Новокуз”, они спотыкаются о сугубо русский набор согласных “нтск” и в итоге с третьей попытки выдают: “Новокунэк”.

И, наконец, очередной миф: от Кемерова мы далеко (с логическим продолжением: а посему будем самостоятельны). Да, когда учредили Кемеровскую область, мы были неблизко — 10 часов езды на поезде, а автогужевых дорог толком не было. Но затем с 1973 до 1997 года построили автомагистраль Ленинск-Кузнецкий — Новокузнецк, а сейчас и большая часть отрезка от Кемерова до Ленинска-Кузнецкого покрыта лучшим в Сибири автобаном, и уже через пару-тройку лет он соединится с первой дорогой. Уже сейчас 230-километровую дистанцию между двумя крупнейшими городами можно миновать за полтора часа, почти не нарушая скоростного режима. А скоро будет за 1 час 20 минут. А это меньше, чем среднестатистический житель столицы тратит ежедневно на дорогу на работу. Замена отделяющей нас от Кемерова категории “230 километров” на соединяющую — “час двадцать на машине” — без сомнений, породит новую реальность и привнесёт совсем иную оценку соотношения городов. К тому скорому уже моменту — блистательной столицы и крупнейшего города Кузбасса — Кемерова и не сумевшего реализовать свой потенциал усыхающего на глазах райцентра Новокузнецка.

Не устраивает такая перспектива? Тогда все вместе — думаем и делаем!

Вячеслав Паничкин, кандидат юридических наук. Елена Паничкина, кандидат политических наук
Фото: Валентин Волченков, Ася Калачёва
http://www.kuzpress.ru

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Город ждёт метель оперной музыки: предновогоднее волшебство от Новокузнецкого камерного хора

Плачет нежный женский голос, прощающийся с жизнью. В нём всё: страсть и ревность, тоска и …