Предлагаю вашему вниманию разбор нескольких лживых мифов о Великой Отечественной Войне, которыми постоянно пользуются либералы-русофобы.

Миф: СССР развязал Вторую мировую войну

Резунизм

Теория о том, что СССР развязал Вторую мировую, на самом деле достаточно старая, её развивал ещё Йозеф Геббельс, дабы оправдать вторжение в Россию. Но новый виток популярности тема получила после публикации скандальной книги «Ледокол» писателя и бывшего разведчика Владимира Резуна, ныне проживающего в Британии и пишущего свои книги под издевательским псевдонимом «Виктор Суворов». В книге «Ледокол», а также в последовавших за ней книгах «День М», «Последняя республика», «Самоубийство», «Очищение» и так далее, Суворов-Резун последовательно развивает тезис о том, что якобы СССР был инициатором Второй мировой войны.

Книги Суворова-Резуна пестрят фактическими ошибками, передёргиваниями и просто откровенным враньём. Несмотря на это у него довольно много сторонников, в том числе в России. В качестве «разбора полётов» Резуна-Суворова рекомендуются к прочтению:
«Как Виктор Суворов сочинял историю» Владимира Грызуна — отличная стёбная книга, написана легко и с изрядной долей здорового юмора.[8]

«Антисуворов» Алексея Исаева — намного более «академичная», но от этого не менее интересная книга.[9]

Уравнивание «сталинизма и нацизма»

Данный миф получил распространение на западе и стал официальной исторической версией во многих странах, с узаконенной русофобией, таких как Польша, Латвия, Литва, Эстония. В настоящее время в Евросоюзе все активнее пытаются поставить знак равенства между Гитлером и Сталином, между фашизмом и коммунизмом. В частности, именно для этого заново переписывается история Второй мировой войны, используется, ложь, передёргивание и замалчивание фактов — всё ради того, чтобы «уравнять» ответственность СССР и Германии за развязывание войны, или даже объявить СССР главным виновником.

Недавно депутаты Европарламента приняли декларацию о том, чтобы отмечать день «памяти жертв сталинизма и нацизма» 23 августа, когда был заключён «пакт Молотова — Риббентропа». В 2011 году на официальном сайте посольства США в Эстонии выложено заявление: «В этот день… нацистская Германия и Советский Союз предприняли шаги, которые поставили Европу и весь мир на грань неминуемой войны». [10] В Польше министры юстиции стран Евросоюза приняли «варшавскую декларацию», в которой заявили о прямой ответственности СССР за развязывание Второй мировой войны. [11]
.
Замалчивание переговоров о возможном пакте СССР, Великобритании и Франции

До «пакта Молотова-Риббентропа» были ещё Московские переговоры. СССР, Великобритания и Франция пытались договориться об отражении германской агрессии. Переговоры двигались медленно, англичане и французы их всячески затягивали. Английская делегация смогла выехать лишь через 10 дней и самым продолжительным путём: морем до Ленинграда и дальше поездом до Москвы. Потом выяснилось, что глава английской делегации адмирал Дракс вообще не имеет никаких письменных полномочий. Переговоры встали на «мёртвой точке» по вопросу Польши. Поляки намертво отказались предоставить два коридора через свою территорию для продвижения советской армии к Германии.

Американский журналист Уильям Ширер утверждает:
«…Англия и Франция продвинулись в этом деле (прим.: в деле переговоров) далеко, но недостаточно далеко. Из этих документов ясно также, что поляки проявили непостижимую глупость». [12]

Упрямство поляков привело их к катастрофе. Глава французской военной миссии генерал Думенк сообщил из Москвы в Париж:
«Не подлежит сомнению, что СССР желает заключить военный пакт и не хочет, чтобы мы превращали этот пакт в пустую бумажку, не имеющую конкретного значения. Провал переговоров неизбежен, если Польша не изменит позицию» [13]

Между сторонами был высок градус недоверия. СССР и Великобритания одновременно вели тайные переговоры с Германией. [14] Обстоятельство сложились так, что в СССР смогли договориться с Германией, чтобы отодвинуть начало неминуемой войны. И произошло это уже после «Мюнхенского сговора» и нападения на Чехословакию.

МИФ: Гитлер первым напал на Сталина, потому что Сталин собирался первым напасть на Гитлера

Миф о том, что Сталин планировал напасть на Гитлера, является одним из самых старых и необоснованных мифов, однако он в наше время не утратил популярность у ненавидящей СССР либеральной общественности. Разумеется, Советское правительство не планировало нападать на Германию, а все крупномасштабные реформы армии были связанны не с подготовкой нападения, а с защитой от возможного нападения. Версия о превентивной войне со стороны Германии была полностью разоблачена на Нюрнбергском процессе.

Первоначально миф родился летом 1941 года, когда немецкие пропагандисты и сам Гитлер объявили, что Советский Союз собирался с тыла атаковать Германию — так нацисты объяснили немецкому народу необходимость нападения на СССР.[15] Однако на закрытых военных советах незадолго до войны немецкое командование было другого мнения. В частности начальник генерального штаба сухопутных войск Германии, генерал-полковника Ф. Гальдер проанализировав сведения разведки, говорил:
«Россия сделает всё, чтобы избежать войны».[16]

А Геббельс 7 мая 1941 года записал в своём дневнике такую фразу:
«Русские ещё ничего, кажется, не подозревают. Свои войска они развёртывают таким образом, что их положение отвечает нашим целям, лучшего мы не можем и желать…»[17]
Советский Союз не был готов к наступательной войне с Германией в 1941 году. Военная кампания СССР против Финляндии в 1939—1940 гг. наглядно показала тот факт, что армия СССР находилась не в лучшем состоянии. К 1941 году экономика страны не была переведена на военное положение, а выпуск новейших образцов военной техники лишь только начинался.[18][19] Советское командование прекрасно осознавало всё это и делало всё, чтобы не спровоцировать немцев на нападение. Как писал Г. К. Жуков:
«Все помыслы и действия Сталина в это время были пронизаны одним желанием – избежать войны или оттянуть сроки её начала и уверенностью в том, что ему это удастся».[20]

Миф: Сталин знал, что будет немецкое нападение, но ничего не предпринял

На самом деле авторитетных донесений о дате начала Германией войны было более 80-ти, сообщения об этом приходили постоянно и называли всё новые и новые даты.[21] С начала 41-го года подобные разведданные приходили регулярно, однако нападение не происходило и Германия по внешним признакам не вела к нему активной подготовки. В результате этого советское военное руководство сделало вывод, что вероятнее всего вторжение в СССР не произойдёт пока Германия не разгромит Великобританию.[22] Вариант того, что Гитлер решится вести войну на два фронта, считался самоубийственным для Германии и оттого маловероятным (впоследствии война на два фронта действительно привела Третий Рейх к полной катастрофе).

Ошибка Сталина заключалась в том, что он посчитал последние оказавшиеся верными донесения о нападении на СССР дезинформацией, которую распространяла Великобритания с целью спровоцировать СССР и отвести немецкий удар от себя. Но в том, что рано или поздно война будет, никто не сомневался.[23]

Разумеется, в ожидании будущей войны вооружённые силы СССР нуждались в скорейшей модернизации и увеличении численности личного состава, и советское руководство активно занималось наращиванием военной мощи. Согласно принятым мерам комплектование личного состава на кадровой основе позволило увеличить численный состав до 2 млн человек.[24]

Значительно увеличилось оснащение войск зенитными системами, орудиями и миномётами.[25]

В 1938-40 годах активно начали обновляться бронетанковые войска, на вооружение которых поступили новейшие танки Т-34 и КВ, прославившиеся в последующих боях.

Ситуация осложнялась тем, что передвижение немецких войск к советской границе до последнего момента не являлось критическим и угрожающим. Передислокация немецких войск в глазах советского командования могла объясняться планами немцев прикрыть себя с востока во время высадки на Британские острова. В итоге время для полного развёртывания советских войск было упущено.[26]

Многочисленные источники и вбросы дезинформации мешали сделать однозначные выводы о времени начала войны. Когда же в последний момент угроза нападения стала очевидны, меры были предприняты немедленно. В исправленной полной версии мемуаров маршала Г. К. Жукова, изданных в 2002 году, появилась такая фраза:
Сейчас бытуют разные версии по поводу того, знали мы или нет конкретную дату начала и план войны. Генеральному штабу о дне нападения немецких войск стало известно от перебежчика лишь 21 июня, о чем нами тотчас же было доложено И. В. Сталину. Он тут же дал согласие на приведение войск в боевую готовность. Видимо, он и ранее получал такие важные сведения по другим каналам…[3][27]

В соответствии с этим Сталин внёс некоторые изменения и одобрил военную директиву, которую незамедлительно составили и внесли на рассмотрение Тимошенко и Жуков:
Пункт 3. Приказываю:
а) в течение ночи на 22.6.41 г. скрытно занять огневые точки укреплённых районов на государственной границе;
б) перед рассветом 22.6.41 г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно её замаскировать;
в) все части привести в боевую готовность. Войска держать рассредоточено и замаскировано;
г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъёма приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов;
д) никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить.[4][28]

Миф: Советские солдаты бросали оружие и массово сдавались в плен
Среди либеральной общественности крайне популярен миф о том, что советские солдаты не хотели воевать за Советский Союз и массово сдавались в плен. В частности, в распространении данного мифа была замечена известная оппозиционная журналистка Юлия Латынина:[7]

Как получилось, что русский народ, скажите мне хоть ещё одну войну, в которой такими толпами переходили на сторону врага, бросали такое фантастическое оружие и как это объяснить…[7]

По мнению либералов, для которых неприязнь к СССР является традиционной, нигде в мире ничего подобного не было, и значительное количество военнопленных в первый период войны якобы было вызвано ужасными «сталинскими репрессиями» в предвоенный период.
Миф не имеет ничего общего с реальностью. Основной стратегией ведения войны у немцев был танковый «блицкриг», то есть глубокий молниеносный прорыв обороны противника танковыми клиньями, что являлось на тот момент новейшей практикой ведения наступления. При этом, разумеется, атака шла не общим фронтом, а несколькими ударными группами, которые проникали глубоко на территорию противника. Последующее слияние ударных групп приводило к окружению войск противника, которые оказывались в так называемых «котлах». Примером такого наступления является взятие немцами Киева: пока советские войска обороняли Киев от ударной группы армий «ЮГ», другая ударная группа «ЦЕНТР» прорвала Советскую оборону, ушла далеко вперёд, а затем остановилась и повернула на юг, в результате чего оборонявшие Киев красноармейцы оказались в «котле». В окружении, под мощными ударами врага, солдатам приходилось либо сдаваться, как это было под Киевом, либо с огромными потерями обороняться, сдерживая силы противника, как это было впоследствии под Вязьмой. Таким образом, даже в тяжелейших условиях окружения советские солдаты, мягко говоря, далеко не всегда массово сдавались.

В начале Второй мировой войны массовая сдача в плен под натиском немецкого блицкрига имела место неоднократно и происходила в ходе нападений германской армии на страны с самым разным общественным строем, так что тут дело не в «тоталитаризме» и «сталинских репрессиях». До нападения на СССР немецкая армия завоевала Польшу за 33 дня, союзную армию во Франции за 44 дня, при этом в плен попали 1.8 млн французских солдат из общего количества 2.8 млн.[7][43] И только в СССР, несмотря на успешное начало вторжения, в конечном счете немецкий блицкриг провалился — гитлеровцы были задержаны на два месяца под Смоленском и Киевом, а затем под Ленинградом и на более глубоких рубежах обороны, и взять Москву им не удалось ни к зиме, ни после.

Миф: Русские побеждали исключительно численным превосходством (заваливали противника трупами)

Миф о гигантских неоправданных потерях Красной Армии в годы войны является одним из ключевых в антисоветской пропаганде. Многие псевдоисторики заявляют о том, что потери Красной армии якобы в три раза превосходят по величине потери немецкой. В особо тяжёлых случаях можно столкнуться с абсолютно невероятными цифрами в 40-60 млн погибших. Разумеется, во всём обвиняют Сталина и бездарное советское руководство, которое посылало солдат с голыми руками на пулемёты. Утверждается, что все сражения мы выигрывали только количеством солдат, идя в лоб и не считаясь с потерями.

Оценки потерь советских солдат в Великой Отечественной войне долгое время оставались общими и приблизительными, и только в 1993 году историк Григорий Кривошеев[9] в своей книге «Россия и СССР в войнах XX века: Потери вооруженных сил» сделал точный и детальный подсчет. По его подсчетам, общее количество погибших солдат в ходе Великой Отечественной войны составило 8 668 400 человек. В эту цифру входят потери в кампании против Японии и самые разные категории потерь: умершие в госпиталях от ран и болезней, убитые, погибшие в результате несчастных случаев, расстрелянные по приговорам военных трибуналов, не вернувшиеся из плена.[53] Все эти цифры были получены путем анализа и обобщения отчетно-статистических материалов всех фронтов и армий, а также других архивных сведений министерства обороны.[54] Из этих сведений становится ясно, что называемые различными историками цифры потерь более 9 млн являются завышенными.

Общее число безвозвратных потерь[10] — убитых, умерших и пленных — в период с 22 июня 1941 по 9 мая 1945 составляет:[11] [55]

Третий рейх: 7 181,1 тыс.;

Вместе с союзниками: 8 649,2 тыс.;

Из них пленных: 4 376,3 тыс.;

Красная армия вместе с союзниками на советско-германском фронте: 11 520,2 тыс.;

Из них пленных: 4 559 тыс.

Сравним потери советских и немецких частей (с учетом союзников) и получим соотношение 1 к 1,3, то есть все речи либералов и антисталинистов про «десять наших на одного немца» или про «завалили трупами» являются ложью и мифами. Всё же у Красной Армии имеется небольшой перевес в потерях, связанный с неудачным и во многом катастрофическим для неё началом войны. Не стоит забывать, что Германия напала на СССР неожиданно, без объявления войны, чем и были вызваны крупные потери (произошедшие в основном в котлах окружения). Но даже в те годы речи о закидывании трупами не шло, взять хотя бы Брестскую крепость, где гарнизон состоял из 9 000 бойцов, которые оборонялись от 17 000 немецкой дивизии. Активная оборона продолжалась семь дней, при этом потери защитников крепости составили 2 000 человек, против 1 100 немецких (приём значительная часть потерь опять же была связана с неожиданностью нападения).[56] Если же брать окончание войны, то в «Берлинской операции» советские бойцы потеряли 78 000 человек, при этом разгромив более чем миллионную группировку немцев. Таким образом, если в начале войны многократно превосходящие потери несли советские войска, то к концу войны ситуация полностью переменилась, и немцы стали нести в разы и в десятки раз больше потерь, чем Красная Армия.[57]

Иногда можно встретить более низкие цифры потерь у немцев и их союзников — такое происходит, когда считают лишь умерших в течение войны бойцов (от любых причин), то есть речь идёт о безвозвратных потерях с исключением из них взятых в плен и вернувшихся из плена живыми. Такой подсчет не отражает реальной эффективности действий армий, зато отражает жестокость и бесчеловечность нацизма: из немецкого плена не вернулось более 2,5 миллионов советских солдат, в то время как в советском плену умерло всего 420 тысяч немцев.

http://patriotka.livejournal.com

Еще
Еще В России

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Глазьев обвинил ЦБ во вранье

В совете Федерации начала работать временная комиссия по мониторингу экономического развит…