Минфин России нашел 10 изъянов в решении Международного арбитража в Гааге по делу ЮКОСа. Об этом говорится в распространенном 28 июля сообщении ведомства. Ранее в понедельник стало известно, что арбитраж присудил бывшим акционерам нефтяной компании в лице Group Menatep Limited $50 млрд за «незаконно экспроприированный ЮКОС». Кроме того, Россия должна компенсировать судебные издержки в $65 млн.

Как говорится в документе, «вместо объективного, беспристрастного рассмотрения дела состав третейского суда подчинил свои действия конъюнктурным соображениям и в итоге принял политически ангажированные решения».

Министерство насчитало десять претензий к Международному арбитражу в Гааге. Среди них – противоречие вердикта заключениям составов двух палат Европейского суда по правам человека, который дважды признавал, что ЮКОС дважды совершал масштабное уклонение от уплаты налогов, а действия российских властей не носили политического характера.

В числе других нарушений арбитража Минфин указал на однобокое исследование и применение доказательств, недопустимый пересмотр сложных решений судов РФ, умозрительные предположения арбитража о причинах действий государственных органов РФ, использование третейским судом таких предположений для обоснования своих выводов, не подтвержденных фактами, отрицание третейским судом обоснованности доначисления ЮКОСу налога на прибыль.
Недовольство ведомства вызвал отказ арбитража учесть тот факт, что несколько подставных торговых компаний ЮКОСа уклонялись от налогов по аналогичной головной компании схеме, хотя сам арбитраж признал факт уклонения дочерних структур от налогов, неспособность арбитража прийти к «очевидным выводам, что руководство ЮКОСа знало о совершаемых налоговых нарушениях».

Третейский суд в Гааге, как отмечается в заявлении Минфина, опроверг обоснованность доначисления налогов на ЮКОС на основании вымышленных представлений о российском законодательстве.

Минфин также посчитал изъяном отказ третейского арбитража передать спорные вопросы в компетенцию органов Великобритании, России и Кипра, хотя это предусмотрено Договором к Энергетической хартии. В частности, речь шла о признании налогов экспроприацией. Министерство финансов также раскритиковало попытку дать гипотетическую оценку стоимости ЮКОСа спустя десять лет после якобы имевшей место экспроприации.

В сообщении ведомства подчеркивается, что Международный арбитраж в Гааге не обладал юрисдикцией для рассмотрения таких вопросов, так как Россия не ратифицировала Договор к Энергетической хартии, в нарушении которого страну признали виновной. Россия, как утверждает Минфин, ни в одном из свыше 50 соглашений о защите капиталовложений не соглашалась на третейское разбирательство до его ратификации.

Минфин заявил, что Россия намерена оспаривать решение арбитража в судах Нидерландов, где «ожидает добиться справедливого результата».

Как пояснил замминистра финансов Сергей Сторчак, Москва будет настаивать на аннулировании вердикта арбитража. «Это будет процедура аннулирования, оспаривания [решения суда] с целью аннулирования», – сказал чиновник.

О том, что Москва намерена продолжать судебные разбирательства с бывшими владельцами ЮКОСа, в понедельник утром заявил и глава Министерства иностранных дел России Сергей Лавров.

«Российская сторона и те ведомства, которые представляют Россию в этом процессе, безусловно, будут использовать все имеющиеся правовые возможности для отстаивания своей позиции», – сказал министр. Судебный процесс Group Menatep Limited, бенефициарами которой являются бывший совладелец ЮКОС Леонид Невзлин, Владимир Дубов и другие, против России по делу ЮКОСа начался в 2005 году. Истцы утверждали, что государство использовало налоговые претензии к ЮКОСу, чтобы национализировать компанию. Доказательством этого истцы считают покупку ключевого актива ЮКОСа – «Юганскнефтегаза» – государственной «Роснефтью». В итоге арбитраж встал на сторону истцов.

Сам ответчик пытался сначала оспорить само проведение арбитража в Гааге, а затем пытался доказать законность налоговых претензий к нефтяной компании. Первоначальные требования GML, как известно, к России составляли $114 млрд.

После вынесения вердикта арбитража бывший главный акционер компании Михаил Ходорковский и Невзлин выступили с заявлениями, в которых они приветствовали решение третейского суда в Гааге. Глава GML Тим Осборн предупредил, что в случае невыплаты Россией $50 млрд его компания начнет преследовать российские активы по всему миру. Целью станет коммерческая собственность государства.

Осборн признал, что «50 млрд придется собирать»: Гаагская палата зарегистрирует принятое решение в суде Нидерландов, и экс-акционеры ЮКОСа решат, с какой страны они хотят начать и где находятся «самые привлекательные активы». Там они должны будут вновь обратиться в суд для подтверждения прав. «Скажем, в Великобритании — в лондонский Высокий суд, в США — в федеральный суд, в суд Парижа во Франции или в берлинский, если речь идет о ФРГ. Хотя нам и не придется вновь доказывать свой иск по существу, нам только придется доказывать то, что касается выплат», — пояснил Осборн. «Россия будет знать о том, что это происходит, и может пользоваться случаем для противодействия. Но это должен быть довольно прямолинейный процесс — проблема только в том, чтобы доказать, что активы принадлежат именно России в качестве государственного и коммерческого актива, не дипломатического и не в независимой компании», — добавил он. Например, если это непосредственные активы Банка России, на них можно претендовать, а если это финансовые инструменты, в которые он разместил золотовалютные резервы, суд оставит их за рамками требований GML.

Если верить Осборну, бывшие акционеры ЮКОСа не собираются судиться с группой BP, которая сегодня — акционер «Роснефти», купившей активы компании Ходорковского в 2004 году. С «Роснефтью» и «Газпромом» (купил «Сибнефть») можно будет разбираться по ситуации. «Еще один шаг, который надо сделать, — доказать местному суду, что они («Газпром» и «Роснефть») являются инструментами российского правительства, а не независимыми компаниями, в которых правительству просто довелось владеть мажоритарным пакетом», — пояснил Осборн. Арбитраж в Гааге не выносил решения по компаниям, он «выразил свою точку зрения, что «Роснефть» просто выполняла заявку правительства», считает представитель GML.

Михаил Ходорковский предположил также , что теперь инвесторы будут избегать две крупнейшие компании России. «Как бывший руководитель компании я могу сказать, что при наличии такого иска и наличии такой исполнительной процедуры у компании, кроме коротких сделок трейдинговых (о покупке и продаже продукции), все сделки закрыты, — считает экс-владелец ЮКОСа. — Никакой возможности привлечь международное финансирование, привлечь инвесторов на сегодняшний день у этих компаний уже не существует. Все! Я думаю, это закрыто для них надолго».

«Роснефти» уделено особое внимание в решении арбитража. Пытаясь ответить на вопрос, выступала ли нефтяная компания по указке государства в истории с разделом ЮКОСа и доказать умысел властей отнять активы у Михаила Ходорковского и его партнеров, суд отметил, что достаточных доказательств этого не было бы, если бы не заявление Владимира Путина на пресс-конференции 23 декабря 2004 года. По мнению трибунала, это заявление представляет собой публичное признание со стороны президента Путина, что приобретение «Роснефтью» акций «Юганскнефтегаза» у «Байкалфинансгрупп» являлось действием в интересах государства, «Аукцион прошел на территории России в соответствии с российским законодательством, и он не может быть признан неправомерным судом другого государства, — считает Всеволод Cазонов, председатель коллегии адвокатов «Сазонов и партнеры». — Однако факты, которые гаагский суд счел установленными, по нашему мнению, могут быть использованы и в иностранных судах».

«В решении Арбитражного суда в Гааге конкретно указано не только российское государство, но и бенефициары разграбления ЮКОСа. Во-первых, «Роснефть», а во вторых, «Газпром». Это, как поясняют юристы, открывает широкие возможности для судебных, исполнительных процедур в отношении этих организаций. Я думаю, что у Игоря Ивановича Сечина сейчас будет больше проблем, чем он ожидал», — отметил Ходорковский. Он не исключает, что теоретически в России могут быть поданы иски от акционеров (менее 50%), которые не присоединились к требованиям GML.

«Роснефть» полагает, что все ее сделки по приобретению бывших активов ЮКОСа, а также все иные ее действия в отношении ЮКОСа были полностью правомерными и совершены в соответствии с применимым законодательством.

«Роснефть» не считает, что к компании могут быть предъявлены какие либо требования в связи с опубликованными решениями или что указанные решения могут негативно отразиться на коммерческой деятельности или активах компании», — говорится в заявлении нефтяной компании, распространенном в понедельник.

«Важно подчеркнуть, что решение Гаагского суда касается именно России, а не «Роснефти». И арестованы могут быть именно активы России, но к ним относятся и активы государственных компаний за рубежом», — считает Всеволод Миллер, советник юридической компании «Юков и партнеры». Не все юристы с этим согласны. «По этому иску , нельзя автоматически наложить арест на счета в банках, также нельзя будет арестовать активы и средства госкомпаний», — утверждает Дмитрий Лабин, профессор МГИМО, специалист по международному инвестиционному праву.

Также чиновники указывают на то, что Россия не ратифицировала Энергетическую хартию, а только подписала договор о присоединении, а значит, дело не может слушаться в суде Гааги. «Россия подписала Энергетическую хартию в 1994 году, но до 2009 года не заявила, что ее положения к России применены быть не могут, — указывает Сазонов. — Именно поэтому Гаагский суд указал, что Россия обязана соблюдать требования международного документа».
«Худшего юридического решения, в результате которого с России взыскали столь крупную сумму, не существовало в истории страны — мы проиграли суд практически в полном объеме», — полагает Сазонов. В иске разобраны налоговые практики второй половины 1990 х и начала 2000 х годов, такие понятия, как «добросовестный налогоплательщик» и проблема соразмерности наказания за налоговые нарушения выгоде от налоговой оптимизации, что позволяет ссылаться на решение по иску GML в других спорах инвесторов с Россией под данным вопросам.

«Коммерсанты не идиоты, они и так понимали, что компания ЮКОС была отобрана, и закладывали риски ведения бизнеса в России, — говорит бывший владелец «Евросети» Евгений Чичваркин. — Сейчас условия ведения бизнеса ухудшаются, налоговый климат лучше не становится». Решение суда Чичваркин считает прецедентным и не исключает, что и другие предприниматели смогут им также воспользоваться. «Позиции России могут быть ослаблены, если по миру начнутся аресты активов. Я так не люблю, когда отбирают чужое»

Вот такая вот патриотическая, “очередная семейная история” Ходорковского. Где сейчас вы, те, кто ратовал за несчастного сидельца?

http://yapatriot.ru
http://yapatriot.ru

Еще
Еще В России

Один комментарий

  1. акционер

    08.08.2014 10:24 в 10:24

    А кто за простых акционеров заступится?

    Ответить

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Сергей Глазьев о тёмных советниках Кремля

Сергей Глазьев о том, кому выгодно держать экономику страны в предсмертных конвульсиях? Эт…