Колонка нашего обозревателя 

 
На этой неделе Абай Кунанбаев, бывший символом белоленточных сидений на Чистых прудах стал историей протестного движения. Лагерь, самостийно развернутый участниками так называемых народных гуляний 6-9-го мая в одночасье прекратил свое существование по решению Басманного суда. Однако, конец «Окупай Абай» вовсе не привел к окончанию брожения молодежи, скорее только обострил ситуацию. 
Еще до разгона лагеря было сделано несколько попыток перевести протест, скатывавшийся после известных событий на Болотной, в сторону радикальных настроений, открытого противостояния с ОМОНом, в русло диалога и дискуссии. Сперва, в воскресенье, за дело взялся цвет либеральной интеллигенции, продемонстрировавший своей контрольной прогулкой по улицам Москвы на 20 тысяч человек не то желание быть в русле мирного протеста, не то стремление вообще трансформировать протест в мирные литературные посиделки. 
Казалось, все остались довольны. 
Требовалось только подкрепление мирных настроений и признание того, что обе стороны погорячились, в виде принятия думского постановления и создания думской комиссии по рассмотрению событий 6 мая. Но, ничего не вышло. 
«Единой России» отчего-то понадобилось превратить Абая в Бабая, перейти к запугиванию общества уже не призраками оранжевой, а фантомами левой, красной революции, совершенно в духе знаменитой газетки «Не дай Бог!». 
Могло сложиться впечатление, что для некоторых депутатов от ЕР побоище 6 мая стало прекрасным поводом для шельмования политических конкурентов («Справедливой России» и КПРФ) и перехода к новым, уже послевыборным страшилкам. 
Пресловутая оранжевая революция перестала быть актуальной в качестве пугала после выборов и их признания, а, значит, одобрения результатов Западом и США. 
И вот, теперь, нужен новый образ врага, теперь уже не внешнего, а внутреннего. Зловещие оппозиционеры в масках, громящие ОМОН, мечтающие о сакральной жертве, оскверняющие храмы подходят идеально. Страхи нагнетаются и из всего, что не попадет под руку, начинает лепиться обобщенный образ Бабая экстремизма и радикализма вместо Абая, певца человечности и свободолюбия. Час от часу растет этот Бабай в воспаленном сознании некоторых политиков и журналистов, рисуется центральными каналами. 
Впрочем, есть и другой взгляд на оппозицию от Басманного суда, выражающий точку зрения обывателя. Ведь принятое судом решение усматривает в «ОкупайАбай» не столько политику, сколько своего рода ветрогонство. 
Читателям «Незнайки в Солнечном городе», несомненно, знаком этот термин, обозначающий не то хулиганов, не то зарвавшихся шутников, любителей понарушать и поозорничать. 
Вот в этих обвинениях в адрес оппозиции на Чистых, а теперь на Баррикадной, выставляемых обывателем, вполне возможно и есть здравое зерно. Наверняка шумят, не дают спать по ночам, мусорят, да и вообще обилие толпы рядом с родным домом создает препятствия для свободного передвижения. Все так, да вот только шумят и ветрогонят не только и не столько поклонники Удальцова и Навального. 
Если вспомнить то, что творилось последние дни в Москве, то это слово «ветрогонство» может быть распространено и на некоторых бойцов ОМОНа и полиции. В самом деле, хватание мирно прогуливающихся по улице граждан, отбор еды и воды, как это было вчера на Баррикадной, выглядит вполне по-ветрогонски, и не очень в духе заветов милиционеров Свистулькина и Караулькина из Солнечного города. 
А ведь такое поведение полиции и ОМОНа рискует поставить окончательный крест на их репутации. С одной стороны, если дело так и пойдет дальше, и при этом обнаружится, что это самостоятельное такое ветрогонство представителей правоохранительных органов, то общество довольно скоро вспомнит о полицейском экстриме в виде бутылки из-под шампанского. Общество поймет, что заседаний для его искоренения во главе с Патриархом Кириллом и министром внутренних дел Нургалиевым явно недостаточно. С другой стороны, тех в полиции и ОМОНе, которые не утратили совести и правосознания неизбежно должен постигнуть синдром милиционера Сапожкина, который окончательно утратил способность различать верно или неверно он поступает арестовывая ветрогонов (сиречь, протестующих нарушителей административного кодекса). 
Оценивая сложившуюся абсурдную ситуацию в целом, следует сказать следующее: есть реальная общественная потребность прекратить этот процесс обоюдного нарастания ветрогонства у полиции и протестующих, разрастания правового нигилизма с обеих сторон и раздувания коллективного Бабая из протестующей молодежи. Об этом говорят многие политики, журналисты, представители искусства, политологи. К этому призывали на этой неделе депутаты оппозиционных партий КПРФ, «Справедливой России» и даже ЛДПР, настаивая на создании парламентской комиссии и внимательном рассмотрении сложившейся в обществе ситуации. Иначе, сон разума породит чудовищ и фантомы и призраки, которых призывают некоторые недальновидные политики, могут стать реальностью. 
 
Сергей Морозов специально на НК-ТВ 
Еще
Еще Главное

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Знай наших! Людмила Фойгт

Сегодня день рождения Людмилы Фойгт: ни за что не поверишь, что этой удивительной женщине …