Почему современное искусство так трепетно интересуется мифом? Эта история, по-моему, начинается в XX веке: тысячи лет мир был естественным, бескрайним, – и вдруг он стал невероятно маленьким и уязвимым. Буквально в течение десятилетий люди научились лечить смертельные болезни и летать, преодолевая гигантские расстояния за считанные часы, они перестали вымирать от чумы и увидели свою планету с её орбиты.

И стали убивать других людей, уничтожая с лица Земли целые города, – просто нажав пальцем на кнопку.

Сегодня всё бесповоротно стало быстрым, не требующим усилий и личного контакта: еда, информация, эмоции, чувства. Утопая в безостановочно производимом контенте и общаясь в соцсетях с сотнями никогда не виданных «друзей», человек ощущает такое глобальное одиночество, каким не было даже одиночество Адама и Евы, только что изгнанных Богом из уютного рая.

Мы испуганы. Растеряны. Мы больше не верим в бессмертие.

Искусство спасает, искусство утешает, искусство решает два главных вопроса человечества: кто мы и зачем мы. Именно мифы – созданные тысячелетия назад и в течение всей человеческой истории заботливо поддерживаемые – помогают нам вернуть огромный потерянный нами мир и почувствовать себя его частью, которая (вместе с этим миром!) никогда не окончится.

Но, естественно, сегодня эти истории прочитываются – и звучат – иначе, чем, скажем, в первом, пятом, десятом и даже XX веках. Их реализации в современном мире и была посвящена лаборатория нового текста «Трансформация мифа»,

Так о чём же говорит ветхозаветная история об Иове? О споре Бога и Сатаны о душе человека: первый уверен, что тот останется верен что бы ни случилось, а второй утверждает, что чуть прижми человека, и он капитулирует и предаст. Бог и Сатана практически разыгрывают судьбу невинного Иова на тотализаторе! И, заручившись невмешательством Всевышнего, Падший обрушивает на беднягу все мыслимые несчастья: тот лишается богатства и детей, заражается проказой, его выгоняют за городские стены, все от него отворачиваются.

В «ЗАТО» Алесина и Сидерос тоже есть гонения, которым некогда был безвинно подвергнут герой, а главное – есть погибшие дети, существование и смерть которых хоть и скрывается в тайне, но её открывают новые дети. Бог ведь, в конце концов, наградил верного Иова и новым богатством, и новыми почестями от окружающих, и новыми детьми! Даже есть смутно ропщущая на Бога жена героя – и три друга, аллюзия на мифических Елифаза, Вилдада и Софара, которые молча оплакивают страдания Иова-Коли!

Как и библейский Иов, Николай становится символом для всех верующих: в то, что терпение, честность, доброта будут вознаграждены – и можно снова подняться к свету любви и покоя даже с самого тёмного дна отчаяния и горя.

И всё же эскиз у москвичей получился сложнее и многозначнее, чем одна только история об Иове, а будто странный лифт в диковинном многоэтажном доме, хаотично движущийся в пространстве и времени. И на каждом из этажей находится собственный мир.

Есть мир всего того мучительного, загадочного и взрослыми позабытого, что происходит внутри ошеломлённых своим взрослением подростков. И – осторожно, поранишься! – мир взаимоотношений этих подростков и их родителей.

Да взять хоть название! ЗАТО – это кажущийся нереальным тихий городок, где ни с кем не случается ничего плохого и даже убыль населения не превышает трёх человек в год. Но такие ЗАТО – закрытые административно-территориальные образования, в границах которых расположены промышленные предприятия по разработке, изготовлению, хранению и утилизации оружия массового поражения и где установлен особый режим безопасного функционирования и охраны государственной тайны, включающий специальные условия проживания граждан, – существуют и в реальности! В современной России 38 ЗАТО.

Действительно: Коля упоминает вскользь о неких таинственных смертоносных «изделиях», в производстве которых он участвует. А ещё он говорит, что вся его жизнь – «зато»: в ней нет очень важного и даже воспоминания об этом находятся под запретом, но зато… в городке никого не убивают… у них с женой растут чудесные детки… друзья приезжают в гости с дурацкими, ненужными, милыми подарками.

И всё окутано какой-то зловещей, пугающей тайной, на всём печать секретности: на работе главного героя и на том, почему в счастливом городе вдруг живёт странный добровольный бомж (вестник? хранитель? Страж?!), замахивающий подаренную бутылочку в один глоток. Но самое важное – это запрет, лежащий на прошлом. Семейные тайны, которые становятся явными, когда их начинают распутывать дети – как клубок в лабиринте.

И оказывается, что все – жена, друзья, загадочный бомж – находятся в заговоре. Они, страшась разрушения своего мира, зомбируют героя, не дают ему свободы воли. И вот уже Коля – вовсе не Иов, а святой Николай (Санта Клаус и Дед Мороз) или даже Христос, символ Рождества, который дарит людям покой и веру. А забавные фонарики – их бесхитростные дары – превращаются в популярные рождественские подарки и в то же время в свечи, которые оставляют в местах гибели детей в катастрофах и терактах (в таком и погибли «первые» дети Николая и его жены).

Герой бунтует, он хочет снова помнить – и быть. Не символом или Санта Клаусом – самим собой. Вырваться из замкнутого круга. Обрести свободу – и право выбора. Так рождается миф-перевёртыш: надеясь освободиться, Иов приносит в жертву Бога (седобородого улыбчивого старика-бомжа).

Финал «ЗАТО» остаётся открытым. Скорее всего, «свихнувшегося» Иова «отмажут» друзья – один адвокат, второй из администрации президента. Чтобы он продолжал тихо гореть в своём фонарике-городе символической свечкой.

Войдёт ли эскиз Юрия Алесина и Даны Сидерос в основной репертуар Новокузнецкого драматического театра – пока под вопросом. Ясно одно – нынешняя лаборатория получилась прелюбопытнейшей. Все работы горячо обсуждались зрителями и присутствовавшими артистами, режиссёрами, драматургами, критиками. А осенью в

Новокузнецке, в рамках театрального фестиваля «ОКНА», состоится ещё одна лаборатория – уже ставшая традиционной – по произведениям классиков русской и советской литературы.

Она будет посвящена творчеству одного из самых талантливых и пронзительных писателей России – Андрея Платонова. Предвкушаю!

Инна Ким

NK-TV.COM

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Максим Кицын и его партнёры в числе лучших нападающих лиги

Капитан Кузни Максим Кицын несколько раз становился лучшим нападающим недели ВХЛ и признан…