Полтора века назад наш город – тогдашний Кузнецк – вошёл в большую литературу. Это случилось благодаря двум русским писателям, оказавшимся здесь в ссылке в 1864 году. Хотя первого из них – народника Николая Ивановича Наумова – не то чтобы сослали… Просто власти были очень рады, когда свободолюбивый студент-сибиряк, подозреваемый в принадлежности к революционному обществу, уехал подальше из столичного Санкт-Петербурга в сибирскую глушь и поступил там, в глуши, в Кузнецком уезде, на службу чиновником по крестьянским делам.

Именно на Кузнецкой земле Николай Наумов обретёт дело всей своей жизни – станет летописцем бесправного сибирского крестьянства. А сам Кузнецк будет впервые упомянут в художественной литературе в пронзительных наумовских рассказах «Деревенский торгаш», «Юровая», «Крестьянские выборы» и других.

В Кузнецке Наумову удаётся найти свою тему – «безсудность» Сибири и угнетение крестьянской бедноты, разгул барина-мироеда и наглость местного царька-чиновника. Писатель жалеет проживающих в Кузнецком уезде шорцев: «Мне стало больно за это добродушное, безжалостно разоряемое и постепенно вымирающее племя». И выводит на чистую воду Ивана Мироновича Катанаева (фамилия героя наумовского рассказа об исправнике Осиновского улуса – нынешних Осинников – звучит как Канаев), нажившего на обмане шорских охотников десятки тысяч

Да, предприимчивый кузнецкий чиновник, который был шафером на венчании Достоевского, обласкал великого русского писателя и его невесту Марию Исаеву и устроил их свадьбу за собственный счёт, разбогател, скупая у шорцев звериные шкурки за фальшивые деньги!

В это же время в Кузнецке живёт известный писатель и публицист Василий Васильевич Берви, публикующийся под псевдонимом Флеровский, который выслан в захолустный уездный городок окраинной Томской губернии за революционную деятельность. И Флеровский-Берви – в перерывах между посещениями полицейского исправника – начинает изучать уровень развития сельского хозяйства и ремёсел в уезде и наблюдать природу окрестностей Кузнецка.

Он даже устраивает на вершине гряды наших Соколиных гор уединённую смотровую площадку, где любуется широко открывающимися местными видами и обдумывает свою новую книжку. Василий Васильевич назовёт её «Положение рабочего класса в России», а когда «Положение» опубликуют, о маленьком дремотном Кузнецке узнают не только в нашей стране, но и в Европе!

«Чем занимаются жители этого города? – напишет Берви-Флеровский, – Занимаются кое-чем, лишь бы прожить кое-как: держат скот, имеют пчел, сами для себя косят сено, а затем — кто во что горазд: кто землю пашет, кто ямщину правит или с обозами ходит, а кому нечем жить, тот табак садит. Общий уровень экономического довольствия стоит немногим выше нуля».

«Если мы бросим взгляд на жизнь города и окрестных сёл, мы увидим и тут и там царство безотрадной рутины… Чего ещё требовалось от природы? Много ли стран так богато награждены ею? В такой-то обстановке живёт несчастное и бедствующее население».

«…подавляющая часть того, что вырабатывал крестьянин, забирала казна, которая предоставляла ему полную возможность погибать от голода… Жертва беспощадного унижения, он держит в таком же рабстве свою жену и всё свое семейство и воспитывает детей, всасывающих с молоком матери раболепие и пороки».

«В Кузнецке существуют уездные и приходские, и женские училища, в которых воспитываются дети чиновников и писцов. Что же касается до детей мещан, то неджентльменские сердца их родителей находят, что им некогда учиться наукам, которые не принесут им никакой практической пользы, и потому просили начальство закрыть училища, как бесполезные. По крайнему моему разумению, они были правы… Я полагаю, что для крестьян Кузнецкого округа смотритель училищ был несравненно полезнее, чем все училища, потому что он был специалист в деле пчеловодства».

Именно здесь, в бедном, сонном, мещанском Кузнецке первый российский социолог Василий Васильевич Берви-Флеровский приходит к выводу, что единственной справедливой формой человеческого общества является коммунизм. И Карл Маркс специально выучит русский язык, чтобы прочесть в оригинале «Положение рабочего класса в России», а сразу после прочтения заявит, что из этой книги прямо следует неизбежность «страшной социальной революции в России»!

Инга Видалова

Фото Юрия Лобанова

NK-TV.COM

Еще
Еще В Новокузнецке

Один комментарий

  1. Лучик.

    17.12.2019 19:51 в 19:51

    Проверьте, пожалуйста, год. Наверное, это был 1864.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

На скамье подсудимых Сергей Павлов

В суде Центрального района Новокузнецка начались слушания по уголовному делу бывшего акцио…