Обычный день. 7 октября. Ледяной порывистый ветер. Растоптанные листья под ногами. И налетающий откуда ни возьмись октябрьский дождь, кажущийся декабрьским снегом. И вдруг у меня возникает ощущение, что жить – это так приятно. Просто идти по улице – сквозь нежные и сладкие, будто взбитые сливки, осенние сумерки. И смотреть, как волшебно и немного тревожно мерцают воткнутые в них свечки-фонари. И чувствовать счастье – потому что я есть. Ах, да! Сегодня же презентация книги хорошего человека – режиссёра «Хорошего кино» Ольги Козловой! И место «презентования» – дарения – такое чудное: Новокузнецкий художественный музей. И собрались друзья… А их у известной новокузнецкой тележурналистки, – хоть и уехавшей из Новокузнецка в чужедальний Абрау-Дюрсо, но оставшейся в наших воспоминаниях, вызывающих невольную радостную улыбку, а главное, в сотнях неповторимых, «фирменных» Ольгиных сюжетах и проектах, – много. 

Об этом мы все и говорим. Это и вспоминаем. Как дружили. Как становились героями её программ. Её потрясающие, подкупающие нежность и трепетность по отношению к красоте и правде. Её цельность. Силу духа. Эмоциональность. Её самоотверженность – однажды во время записи сюжета об одном алтайском художнике, а та проходила в лесу, Ольгу укусил таёжный клещ, и только через несколько часов ей удалось получить помощь. 

Александр Суслов рассказывает, как она доводила буквально до слёз удивительно смешными своими наблюдениями. Как говорили ей: «Оля, тебе обязательно надо писать!». Ольга Галыгина вспоминает, как они вместе работали в 1990-х, собирая уникальные материалы о современных сибирских художниках – все они сохранены, бережно «упакованы» в бессмертные цифровые архивы. Тогда не было ни финансирования, ни поддержки – только собственные молодость и энтузиазм. 

В общем, микрофон «рвали из рук»: чтобы сказать Ольге Козловой, какая она клёвая! А невероятные какие-то Олины глаза – они как шаровые молнии, колючие от собственного электричества, – лучились, искрились, сияли… И сейчас, как будто ей по-прежнему двадцать! 

… И туманились искренним горем, когда она вспоминала о друзьях ушедших – тех, кому не прийти на презентацию её книги, не улыбнуться дорогим воспоминаниям, не послушать в тёплом дружеском кругу трогающие душу мелодии, нежно наигрываемые струнным квартетом «Аллегро». Не раствориться в «тарковском» созерцании, любуясь тихим плеском воды и грациозно покачивающимися на ней лебедями и листьями. Не посмеяться старым добрым кадрам из совместных походов, когда неподдельным творчеству и товариществу покорялись самые неприступные вершины! 

Ольгин голос прерывался от нахлынувших чувств: «Два последних года унесли многих, ушли Таня Николаева-Соколаева, Саша Ибрагимов, Николай Ротко»… Именно Татьяна выстроила драматургию книги – но не смогла подержать ту в руках. 

Странную. Бумажную. Будто чужую. В которой уже ничего не исправишь.

А надо ли что-то исправлять? Олины «Следы на песке» – трогательные, смешные, живые, неповторимые путевые заметки, «возвратившиеся» из далёких милых странствий по заповедным местам Сибири, Поднебесным Зубьям и Кузнецкому Алатау, Хакасии, Саянам, Горному Алтаю, из сплавов по горным речкам, из художественных пленэров, из общения, курьёзов, прекрасных моментов жизни… А сколько их было – не перечислить! 

И ни словечка не выкинешь: потому что «Следы на песке» – это одновременно личные, очень эмоциональные дневники и точный документ дорогого многим времени, молодости, дружбы, искусства, любви, которые только так и можно останавливать, а замешкаешься, не подставишь тёплые ладони – просквозят песком.

… Наши следы на Земле не долговечнее хрупких нежных печатей, которые оставляют быстрые детские ноги на мокром песке. Плеснёт пару раз весёлой волной – и снова только гладко сложившиеся песчинки. 

Участником путешествий, первым критиком и главным иллюстратором маминой книги была талантливая, тонкая, нежная Яна Керендитова – внутренне очень похожая на Ольгу. И на презентации «Следов на песке» она находилась рядом с мамой. Это счастье, когда ты так чудесно продолжаешься – в ребёнке, книге, своих незабываемых телесюжетах. Правда, Оля?!

Было много «Хорошего кино». Стихов. Музыки. Улыбок. Плескались крылья новеньких  книжек, передаваемых автору для подписи. Уже читавшие «Следы» признавались, что, перелистывая страницы, будто въяве слышали спокойный Ольгин голос… И расходиться совсем не хотелось!

Не торопясь, я шла домой, а сама вертела головой по сторонам и улыбалась, с явным удовольствием вдыхая запах октября, упавших листьев, разверзшихся луж. В небе тихо колыхалась мягкая серебряная взвесь то ли дождя, то ли первого нынешней осенью снеголёта. И от этого печального блеска и ярко-умытых жёлтых клёнов вечер внезапно стал удивительно прозрачным – почти как весной.

А Олина книга начала собственную жизнь! «Как хорошо, что вчера попал на презентацию, начал читать, еле оторвался», – радостно поделился своим читательским отзывом Рашид Шайдулин, фотограф нашего фотоклуба «Сибирь».  

Значит – всё правильно! Чудеса, путешествия, товарищество и творчество, любовь и жизнь продолжаются!

Инна Ким

Фото Андрея Чекалина

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Женскую долю облегчили

В Минюсте прошел регистрацию Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ, устанавлива…