Это случилось! Впервые в Новокузнецке на сцене главного городского театра прошёл фестиваль, придуманный в столице Сибири больше 20 лет назад. Удивительно, но даже когда «Сибирский транзит» вёл кочевой образ жизни, перемещаясь по разным городам, он почему-то ни разу не доезжал до нас. А в 2010-м и вовсе «осел» в Новосибирском государственном академическом театре «Красный факел», где раз в два года собирал «лучшие драматические постановки Сибири, Урала и Дальнего Востока». Понятно, что даже заядлые новокузнецкие театралы редко когда могли вырваться пофестивалить в Новосибирск.  

И не было б нам счастья, да в привычную, давно размеренную жизнь «Транзита» ворвалась пандемия. В 2020-м проходящий по чётным годам фестиваль вообще пришлось отменить. Но уже в 2021-м его провели в обычном формате. А в нынешнем 2022-м человек, который придумал «Сибирский транзит», – директор «Красного факела» Александр Кулябин – решил, что хорошо бы, как в старые добрые нулевые, снова махнуть по Сибири. 

И повод удачно подвернулся – юбилей Новосибирской области. И артисты четырёх самых-самых театров Новосибирска, по самой своей Мельпоменой благословенной природе лёгкие на подъём, с удовольствием устремились навстречу новым эмоциям, общению с коллегами, диалогу со зрителями Томска, Кемерова, Новокузнецка, Барнаула. 

В общем, фестиваль-тур «Ново-Сибирский транзит» дал сигнал к отправлению, а его третьей остановкой стал наш город. 

«СТАРЫЕ» ПЕРСОНАЖИ В НОВЫХ ДЕКОРАЦИЯХ

Первыми баловали новокузнечан «хозяева» «Транзита» – «Красный факел» привёз «Дикую утку» по пьесе Генрика Ибсена в постановке довольно известного и весьма интересного Тимофея Кулябина, который не впервые решительно «замахивается» на классику вообще и на норвежского чехова в частности, помещая персонажей XIX века в хорошо знакомые сегодняшнему зрителю ситуации и время. 

И как всегда, режиссёр «позволяет себе» немало вольностей. Например, бедную 14-летнюю Хедвиг, которая у Ибсена вот-вот должна ослепнуть, Кулибин не только «старит» на год, но и – главное – превращает в «особенного ребёнка», аутистку. Будто мало ей близкой слепоты! Но тем острее становится трагедия Хедвиг в финале – её обожаемый отец Яльмар, оказавшийся не отцом, «не замечает», с какой отчаянной, неприкаянной нежностью она пытается к нему ластиться. 

На мой взгляд, эти несколько минут – когда Хедвиг робко жмётся к Яльмару, бывшему в течение всей жизни целым миром для девочки-аутистки и вдруг непонятно, жестоко захлопнувшему от неё привычный родной мир, – самые страшные и грустные в спектакле. Вот он заветный катарсис! И слёзы, сладостно щекочущие глаза! 

А выстрел за сценой под занавес – простое исполнение давнего проклятия чеховского ли, ибсеновского ли ружья (у обоих классиков эти ружья-пистолеты, явленные в начале действия, обязательно производят финальный выстрел, и к слову, как русский, так и норвежский драматурги были не дураки «пострелять» в своих героев). 

Только в «Дикой утке» «Красного факела» смещены и обострены не только «углы» взаимоотношений Хедвиг и Яльмара, но и истории остальных персонажей. В итоге получилось не совсем то, о чём Ибсену нравилось поразмышлять в своих пьесах. Но лично я двумя руками за такое отступление от канонов – оно даёт тебе пищу для собственных переживаний и размышлений. 

И это не единственное удовольствие от спектакля – вообще было чрезвычайно любопытно наблюдать за происходящим на сцене. А особенно следовать за «взглядом» камеры, которая сначала очень точно передавала реальность (Яльмар-фотограф таким образом общался с Хедвиг-аутисткой и одновременно снимал о талантливой девочке фильм), а потом стала спотыкаться, отставать и даже – по нарастающей – показывать уже что-то иное.   

Однако по большому счёту «Дикая утка» в меня не попала, хотя мне было приятно и по-своему интересно её посмотреть. Сидя в удобном кресле. Глядя то на сцену, то по сторонам. С неторопливым тихим наслаждением расшифровывая несложную, но элегантную головоломку спектакля. 

ЭТО ПРОСТО ПРАЗДНИК КАКОЙ-ТО

… Открывая фестиваль на сцене Новокузнецкого драматического театра, Александр Кулябин пообещал зрителям праздник, – и он состоялся! Это непередаваемое праздничное ощущение (как в детстве!), – которое искрилось и щёлкало от штормящей между артистами и зрителями энергии, буквально качающей зал, – пожалуй, самым сильным было на «Хануме» Новосибирского городского драматического театра Сергея Афанасьева.

И ведь комедии я не очень-то люблю, да и сама история про грузинскую сваху, – которая, стопроцентно же известно, победит коварную соперницу вместе с упрямым отцом невесты и соединит молодых влюблённых, – слишком уж непритязательна. Но надо же! Рот до ушей, и подпевать хотелось, и подтопывала, и хлопать ладошек не жалела! 

Может, потому что музыкальный телеспектакль про Ханумувсё время крутили по телеку, когда я была маленькой? А скорее всего потому, что между новокузнечанами и театром Афанасьева случилась любовь с первого взгляда. И когда я обернулась на зрительный зал и увидела огромное, сияющее, заполненное улыбающимися счастливыми людьми пространство – во время поклонов артистов и партер, и все битком набитые балконы в два ряда встали, – сквозь меня будто шаровая молния прошла. Только ласковая, необжигающая. 

Потом долго «колбасило». Ох уж этот театр! Магия, колдовство, омут… Я тогда ещё не знала, что ждёт меня завтра. 

ПРЕКРАСНАЯ СКАЗКА ПРО ЧЕТЫРЁХ ПЕРСЕФОН

А завтра случился самый крутой, на мой взгляд, фестивальный спектакль – «Марьино поле» Молодёжного драматического «Первого театра». 

Автор пьесы – Олег Богаев. Режиссёр – Павел Южаков (он же худрук «Первого»). Художник-постановщик – Николай Чернышёв. Хореограф – Андрей Короленко. Саунд-дизайнер – Михаил Телегин. Художник по свету – Олег Колеватов. Хормейстер – Сергей Хорольский. В ролях – Елизавета Маслобоева, Дарья Тропезникова, Юлия Шабайкина, Дарья Колыванова, Сергей Троицкий, Захал Дворжецкий, Даниил Душкин, Сергей Хорольский, Максим Кудрявцев, Семён Грицаенко, Елизавета Кузнецова, Мария Гладких.

И было всё, как я люблю! 

Четыре персефоны спустились в царство смерти, чтобы их любимые – у кого мужья, у кого ну ни разочка не поцелованный жених – вернулись с полей непрекращающейся войны живыми. Они – три столетние старухи да корова, единственное достояние самой сварливой из персефон Симы, – прошли все круги и смертные угрозы ада, все искусы чистилища (Прасковью даже соблазнял кино-Аркадий из фильма 1943 года «Два бойца», да она не поддалась, осталась верной своему так и погибшему нецелованным парню!). 

Чудным образом ставшие молодыми Марья, Сима и Прасковья миновали сумрачный лес и затянутое волшебным туманом болото, и безлюдные деревни-призраки (таких на Русском Севере и не только – тьма!). Они вместе справились с мороком. Они победили чудовищ с помощью старых песен, которые поднимали дух воевавшего с фашистами советского народа. И, наконец, Марья – она-то и «взбаламутила» своих подруг – встретилась лицом к лицу с самой смертью.

Этой замечательной постановке приписан жанр мистической комедии, даже фантасмагории. Хотя её можно назвать и мифом, и сказкой. О! Это очень русская сказка – она и невероятно смешная, и по-настоящему страшная. 

Да, в ней много народного, от бабушек и прабабушек, русского юморочка, прибауток, присказок, подсмеивания друг над дружкой, забавных мелочей давно ушедшей эпохи. Например, в виде хвоста у бегающего за старухами Гитлера (на кукрыниксовских плакатах военного времени его так и изображали, вдобавок был знаменитый стишок: «Внимание, внимание! Говорит Германия! Сегодня под мостом поймали Гитлера с хвостом!). 

А страшно… Нет, не из-за чудо-юдо-лешего, вдруг превратившегося в доктора Геббельса и собравшегося зажарить старух в баньке. И не из-за статуй 1930-х годов, марширующих вокруг ничего как будто бы не замечающих персефон (только корова уморительно упирается, показывая рукой-копытцем на кружащиеся по сцене белые фигуры, а одна из них – девочка с книгой – чрезвычайно противным, «статуйным» голосом зачитывает передовицы). 

И не из-за безголовых гигантских костюмов, внимающих разглагольствующему с трибуны Сталину. Не из-за сказочных молний и грома. Даже не из-за словоохотливого шутника-гриба, правду сказать, пробирающего морозцем жути – он ведь появился вместо безногого-безрукого бойца, которого жена за ненадобностью отнесла в лес (вот он народный фольклор!). 

А страшно из-за взаправду пугающих примет войны, которая всё идёт, идёт, идёт и никак не прекратится! Да! В царстве смерти – или в нашем мире? – в общем, в пространстве «Марьина поля» всё время гремят взрывы. Свистят снаряды. Воют сирены. Рыщут жуткие лучи прожекторов, похожие на жадные голодные волчьи глаза. 

И всё-таки вечная Марья остаётся победительницей – смерть-санитарка снова даёт ей сто лет жизни. Чтобы она, надеясь, ждала вечного Ваню… С Куликовской битвы. С Первой Мировой. С Гражданской. С Великой Отечественной. Чтобы Марья бегала, встречая каждый поезд, да кричала, сорвав платок: «Ванечка, я здесь!». А поезд, не замедляясь, летел дальше. 

Пустой перрон. Никого. Только женщина, проводившая мужчину на войну. Только её любовь и надежда. У меня от этого спектакля до сих пор ком в горле – слишком уж саднящая тема. 

А какая шикарная работа всех артистов! Я поэтому перечислила их поимённо (смотрите выше!). Вот что значит – хороший сильный материал, понятный и близкий любому человеку авторский текст, взятый в основу постановки! 

ОХ УЖ ЭТОТ «ГЕНЕРАЛ»

Увы, этого не скажешь про завершивший «Ново-Сибирскийтранзит» в Новокузнецке спектакль академического молодёжного театра «Глобус» под названием «Генерал и его семья». Не удивительно, что во время антракта зрительный зал поредел. 

Меня же от позорного бегства удержало желание увидеть всё до конца и составить собственное впечатление как о самом «Генерале», так и о фестивале – этом «Параде планет», по образному и меткому выражению его руководителя Александра Кулябина. Но что-то явно не задалось с последней «планетой». 

Нет, актёрская игра была безупречной – особенно хорош был генерал. Впрочем, за его умершей женой, и его врагом-поэтом Анной Ахматовой, и его дочкой Анечкой, и, и, и – тоже было приятно наблюдать. 

А какой интересной была работа главного режиссёра «Глобуса» Алексея Крикливого и всей его команды! Взять хоть поэтическое оформление «Генерала» сплошь из классиков, хоть музыкальное, начиная от ехидничающей «Casta diva» Беллини и «Битлов». Очень продуманно решено пространство спектакля. Очень занятной оказалась его пластика – местами «Генерал» даже походил на своеобразный пластический «балет».

И главное – ужасно смешили какие-то буквально незначительные мелочи! Как один из актёров изображает легендарную эмблему-оленя на служебной генеральской «Волге», как другой солдат чрезвычайно правдоподобно превращается в щенка-Найду, как умершая жена показывает пантомимой, что она отправилась на небеса – и такие маленькие юморные сценки были рассыпаны по всей постановке. 

Но ни актёрская игра, ни режиссёрские находки не спасали от скуки и пошлости этой непонятно почему растянутой почти на три с половиной часа и абсолютно неинтересной истории, сочинённой пару лет назад неким Тимуром Кибировым – именно его роман был превращён Алексеем Крикливым в спектакль. Вот только зачем? 

Чтобы изобразить карикатуру на пресловутый «совок»? Чтобы продемонстрировать актёрское и режиссёрское мастерство? Всё это хорошо – когда делается для чего-то. Но, по-моему, в «Генерале и его семье» это «что-то» напрочь отсутствовало. 

Не было ни яркого конфликта (без которого драматургия просто не драматургия), ни внятных кульминации и развязки, ни понятной внутренней мотивации героев… Да вообще ничего, что делает пьесу пьесой, а спектакль спектаклем (да и роман романом кстати). 

Почему, к примеру, Анечка так ненавидит свою страну, а генерал так обожает довольно неприятную, по правде-то, Анечку и при этом всячески гнобит сына. И подобных «почему» в «Генерале» хоть поварёшкой ешь, хоть плачь от обиды за бездарно потраченные три часа жизни. 

Плюс (вернее – жирный «минус») не понять откуда, как и зачем, совершенно хаотично и не к месту выскакивали какие-то бешенные, ничего не объясняющие флешбэки. И бесконечные штампы «про совок». И не выполняющие никакой художественной задачи, а «просто так» маты. И внезапное – от автора – разглагольствование о женском оргазме. И вообще зубодробительно скучные, длинные, толком ни для чего авторские ремарки. 

А главное – ну для кого поставлен «Генерал»? Кому он может быть интересен – я имею в виду не забавную форму, а заплесневелое содержание? Безумно жаль, что «Глобус» повёз по сибирским городам именно спектакль по роману Кибирова (уж простит меня автор – второсортного). Видно же, что театр-то хороший!

И всё-таки общее впечатление от «Ново-Сибирскоготранзита» осталось приятным. Думаю, нашим гостям играть для нас тоже понравилось – уж очень отзывчивая и искренняя в Новокузнецке публика (и к тому же бойко разбирающая билеты)!

Так что есть все шансы, что этот «пилот» – а фестиваль-тур подобного формата проходил нынешним летом впервые – превратится в традиционное событие. И праздник повторится! 

Инна Ким

Фото: https://vk.com/nvkteatr

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

«Распадская» разгромила рубцовское«Торпедо»

«Распадская» дома победила «Торпедо» в матче чемпионата III дивизиона …