Кто она, эта женщина, идущая мимо похожих на надгробный мрамор стен, на которых появляется её имя, будто нарисованное пальцем на песке? И почему она «бесится», вдруг ни с того ни с сего начиная что есть мочи бить по клавишам рояля и разбрасывать по комнате, уничтожая, подаренные ей цветы? Кажется, блестящая Гедда Габлер, дочка генерала, играет чувствами людей – и самими людьми – точно они её куклы, а она кукловод. Она небрежно обращается с доставшимися ей от отца пистолетами – и чужими судьбой и любовью. И в угоду собственным мечтам о красоте и свободе ломает жизни окружающих. Безжалостно, не считая, приносит любящих её людей в жертву игре воображения. Походя, со скуки, вырывает душу кроткой и нежной Теа Эльвстед. Лишает смысла и будущего оказавшегося слабым Эйлерта Левборга.

… Или это только на первый взгляд?

Весной 2021 год в репертуаре Новокузнецкого драматического театра появился трепетно нежный, щемящий, красивый спектакль с долгим послевкусием.Речь идёт о «Гедде Габлер» в постановке Михаила Лебедева. Эту пьесу всемирно знаменитый драматург, основатель европейской «новой драмы» Генрик Ибсен написал ещё в 1890 году, но странная, страшная, ни на что не похожая история «красавицы-социопатки» – так сразу же окрестили героиню норвежского чехова – по-прежнему волнует режиссёров, актёров, зрителей.

На новокузнецкой сцене не происходит ничего особенного. Идёт женщина, оставляя на мраморных стенах своё хрупкое имя. На полу стоят бесчисленные букеты. То свет, то тьма почти физически ранят глаза и сердце. Вообще художнику спектакля Наталье Черновой и художнику по свету Евгению Козину удалось создать безупречную картинку режущего холодным сиянием чёрно-белого «ледяного дворца», каким сделала свою жизнь главная героиня.

Вроде бы дочка генерала, блестящая Гедда Габлер (Екатерина Санникова), сильная и цельная, сама выбирает, как ей жить. За кого выйти замуж. В каком доме поселиться. Кого и когда принимать. Как и с кем говорить. О, она как кукловод с нитями в руках – играется своими марионетками, к которым не испытывает ничего, кроме презрения! 

Изнывая от скуки мещанского, пошлого «семейного счастья», она пытается выжать хоть какие-то развлечения, манипулируя милым, влюблённым и даже немного робеющим перед ней мужем Йорганом (Евгений Лапшин), обуреваемым страстью к ней, Гедде, талантливым учёным Левборгом (Александр Шрейтер), нежной и доброй, способной на любые жертвы ради любимого Левборга золотоволосой «дурочкой» Теа Эльвстед (Полина Зуева) и таким же манипулятором, как и сама Гедда, похотливым подлецом Бракком (Анатолий Нога).

Этакая Снежная королева! Ссорит Кая-Левборга и Герду-Теа. Заигрывает с негодяем Бракком. Помыкает мужем и, о ужас и вообще верх цинизма, насмехается над его добрейшей и милейшей тётушкой (заслуженная артистка РФ Ирина Шантарь), которая готова отдать последнее ради удовольствия «дорогой Гедды»!   

Это из-за Гедды страдает и плачет тихая Теа! Это из-за Гедды бедный Левборг снова срывается и начинает пить, оказываясь в центре безобразного скандала, после которого ему точно заказана дорога обратно в «общество». А главное, когда Гедда сжигает бесценную и невосполнимую рукопись Левборга, тот теряет смысл жизни, а в конце концов – и саму жизнь.  

Но у режиссёра Михаила Лебедева не всё так прямолинейно! Например, все диалоги героев, – практически бескупюрно взятые из пьесы классика, – произносятся неожидаемо, неожиданно. В обыденных репликах вдруг звучит надрыв, и боль, и страсть. Ненависть. Страх. 

И этому необъяснимому, немыслимому, становящемуся всё ощутимее и навязчивее внутреннему раздраю, –  который очевидно не соответствует ибсеновскому тексту, – вторит музыка (саунд-дизайн – Степан Андреев). Вгоняющая в тоску. Вскрикивающая от боли. Зловеще нашептывающая о неминуемой трагической развязке. 

И становится очевидно: то, что мы, зрители, видим, такая же иллюзия, как и придуманная маленькой девочкой-Геддой сказка о красоте и свободе!

А на самом деле… Все эти люди, вся эта жизнь – обыкновенная, повседневная, нормальная, пошлая – подчиняют её и ломают, лишая заветной свободы. Гедда поймана капканами обстоятельств, затравлена, обескуражена, почти раздавлена. 

Она и замуж-то вышла почти от безысходности, потому что «прошли её красные денёчки», а дом, который ей приготовили муж и его тётушка, – вовсе не желанный, а даже ненавистный, случайный. Она ревнует Левборга к Теа. Она изучает Бракка с гадливостью – как насекомое. А мысль о беременности и детях вызывает у неё панический страх. 

Но Гедда не хочет мириться с унизительными для неё обстоятельствами! Не хочет врать, крутиться, быть как все. Она вообще единственный человек в пьесе, который не говорит ни одного слова неправды. Иногда это выглядит дико, даже бесчеловечно. Вот только Гедда честна и безжалостна не только со своими «куклами», но и с собой!

А ещё она видит окружающих её людей насквозь. И все они оказываются не такими уж милыми. И тётушка Йоргана, от чьей неискренности и назойливости аж на зубах скрипит. И сам Йорган – унижающийся ради выгодного места, завидующий более талантливому другу, вдруг превращающийся в настоящего монстра, способного задушить якобы любимую жену, пока они одни!

Ну а «беззащитная» Теа? А вы сами внимательно вглядитесь в эту златовласку! Пять лет назад бесприданница Теа окрутила некоего Эльвстеда, устроившись к нему гувернанткой ещё при жизни его жены, потом она стала «музой» более перспективного Левборга, а после его смерти переключилась на Йоргана, готовая теперь «вдохновлять» и мужа Гедды.

А единственная, последняя надежда Гедды Габлер на любовь, красоту, свободу и правду – влюблённый в неё «принц» Левборг, который спасёт маленькую девочку из логовища драконов, – оказывается обычным, никчёмным слабаком, обманщиком и предателем. Не справляется ни с искушением, ни с собой. Не возвращается – как намечтала Гедда – «увенчанный виноградной листвой», а с видимым удовольствием погружается в яму пьянства и разврата. И даже красиво умереть он не может! То ли его застрелила проститутка-любовница, то ли он нечаянно застрелился в пылу уродливой драки с ней.

И никто, никто не любит Гедду! Её ненавидят, презирают, её хотят употребить – как любовницу и как «инкубатор» для будущих йорганчиков. И никто даже не задумывается, а хочет ли этого она.

Ещё в первой сцене спектакля мы видим висящие на стене пистолеты главной героини (доставшиеся ей от неведомого нам отца). А помните, Антон Павлович писал: если вы в первом акте повесили на стену пистолет, то в последнем он должен выстрелить?

Значит, в финале просто обязан раздаться выстрел? 

К последней сцене все маски окончательно и бесповоротно сняты. Гнусный Бракк откровенно шантажирует Гедду, так что ей теперь ни за что не вырваться. А Йорган, похоже, и не против! Ему явно приятнее общество похожей на него самого – и на пресловутый тихий омут – Теа.

Ну а красивая, несчастная, холодная только внешне Гедда остаётся одна – и никто её не спасёт. Неужели ей придётся становиться такой же, как все? Говорить одно, а думать другое. Притворяться. Лгать. Изменять. Рожать детей (и не факт, что от мужа). 

Или всё-таки прозвучит спасительный «чеховский» выстрел? И в кого он попадёт? Увидите сами – следующий показ «Гедды Габлер» 23-го марта. Возрастное ограничение 16+. Билеты на сайте театра.

Инна Ким

Фото Фрола Подлесного

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Валерий Куличенко, акустический дуэт 2+2

Интернет издание NK—TV. COM продолжает серию публикаций из книги о музыкальной культ…