В декабре Новокузнецкая драма попрощалась с «Господами Головлёвыми» – потрясающим спектаклем о нелюбви. Тотальной. Оглушающей. Выжигающей весь кислород жизни. Оставляющей после себя абсолютную пустоту. А самое страшное – он про нелюбовь матери к детям, которые в итоге становятся её кривыми зеркалами.

Может, помните: «Мама – первое слово, главное слово в каждой судьбе»? Когда-то эту трогательную песенку из кино про маму-козу и её большую семью знал каждый ребёнок. Потом мальчишки и девчонки залипали на мультик про ищущего маму мамонтёнка – тот плыл по бескрайнему морю на маленькой льдине и пел: «Ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети».

Вот только далеко не все мамы в нашей стране и на нашей голубой планете вызывают такие милые пасторальные эмоции. Кто-то меняет детей на водку или на мужиков. Кто-то – на деньги. Одни равнодушно смотрят, как их беспомощных мальчиков и девочек истязают и ломают. Другие делают это сами.

Быть матерью всегда нелегко. Быть ребёнком нередко оказывается смертельно опасно.

И поэтому в постановке Петра Юрьевича Шерешевского 2015 года по беспощадному автобиографическому роману Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина 1880 года – вместо «няшных» песенок позднего СССР про милашек-мам – грохочет и раскатывается железная неумолимая «Mutter».

Die Tränen greiser Kinderschar
Ich zieh sie auf ein weißes Haar
Werf in die Luft die nasse Kette
Und wünsch mir, dass ich eine Mutter hätte

… Mutter, Mutter, Mutter, Mutter!

Вообще культовый сингл германской группы «Rammstein» о поисках матери, которой нет, стал лейтмотивом всего сценического произведения. Говорят, у солиста Тилля Линдеманна были тяжёлые отношения с собственной mutter, так что о жгучей тоске по ней, смешанной и с ненавистью, и с нежностью, он поёт – вернее, выкрикивает – очень правдоподобно.

Похожа на «рамштайновскую» мать – не кормившую грудью, не согревавшую солнцем своей любви – Арина Петровна (заслуженная артистка России Ирина Шантарь). Она появляется на сцене под звук записанных оваций и, сжимая статуэтку-награду, взволнованно рассказывает, как наживала капитал в четыре тысячи душ, который позже будет разделён между её средним и младшим сыновьями.

Бизнес-леди Головлёва объясняет, что всё делала ради семьи. Вот только это слово, хоть и многажды повторённое и даже выкрикнутое, в её устах звучит слишком уж презрительно и ядовито, так что сразу понимаешь: для неё семья и дети – лишь помеха в наживании денег. Старшего сына она считает постылым. Среднего сына она побаивается. Младшего сына она не понимает, да и не пытается понять.

Да! Есть ещё две внучки и два внука. Тоже постылые и неприкаянные, не видавшие любви ни от альфа-mutter Головлёвского семейства, ни от собственных родителей – её жертв и зеркальных отражений.

Аннинька (Полина Зуева) и Любинька (Мария Захарова) – потомство давно умершей дочери, «заеденной» Ариной Петровной. Девочки зашуганы и вымуштрованы, они похожи на заводных кукол, которых можно кормить, будто «понарошку», кислым молоком, а надоели – сунуть в шкаф-монастырь.

Володька (Александр Коробов) и Петенька (Андрей Грачёв) – растущие беспризорными сорняками отпрыски среднего сына, которого все в семье называют Иудушкой, кляузником и кровопийцей. Не удивительно, что нелюбимые мальчики быстро превращаются в нелюбящих.

А происходит всё – по режиссёрской воле, – нет, не на нашей Земле, но на такой же голубой планете, ничем не отличимой от нашей. Только Спасителя там не распяли, а повесили.

И поэтому все герои набожно крестятся знаком удавки. И носят на груди верёвочные удушающие петли. А водку они не пьют, а вдыхают из стеклянных пирамидок.

Вообще на этой «другой голубой планете» всё удивительно метафорично (художник-постановщик Елена Сорочайкина). Там мучительно дёргается свет. А звуки – музыки, голосов, вдруг сталкивающихся кусков жести – беспрестанно гремят. Там молчаливо белеют безголовые силуэты-фигуры в сжимающих тело путах-пеленах и свисающие сверху гигантские ископаемые кости. Там шипит и клокочет белый шум нескончаемой снеговерти, а господа Головлёвы таскают на себе доски, как кресты, в конце концов превращающиеся в могильные.

Да и режиссура спектакля удивительная! Шерешевский в «Господах Головлёвых» непривычный, ведь в постановке абсолютно отсутствует ирония, которой он обычно озаряет даже самые мрачные свои работы. А тут чем дальше – тем беспросветнее!

Первым на сцене умирает постылый сын Степан (Олег Лучшев), промотавший подаренное ему матерью именьице и вынужденный вернуться к ней. Как же он не хочет идти в Головлёво! Но идёт – как на казнь. И мать его казнит, отселив во флигель и лишив не только материнской ласки, но и элементарного человеческого участия.

А когда Степан Головлёв умирает, окончательно погрузившись в пустоту одиночества и сумасшествия, она вдруг почти нежно говорит: «Дурачок, дурачок, что теперь люди обо мне скажут». И умерший старший сын тоскливо жмётся к матери, нежности которой никогда не видел и не знал.

Младший сын Павел (Евгений Лапшин) – единственный, кто иногда «огрызается» на мать, но всегда её слушается, – сгорает от водки. Доктор (Анатолий Нога) выносит безжалостный вердикт: жить ему осталось недолго.

Уже умирая, Павел тянется за водкой и тут же скручивается от мучительной рвоты. Бьётся в агонии, а мать твердит о наследстве!

Наконец, Павел умирает и встаёт рядом с матерью, с бесконечной нежностью впитывая каждое её движение, каждое её слово. И это так больно – аж колет в груди! А ставший после смерти брата единовластным владельцем всего нажитого матерью имущества Иудушка и кровопивушка – средний сын Арины Петровны Порфирий Владимирович (заслуженный артист России Андрей Ковзель) – озабочен поиском братовых золотых запонок.

Во втором действии, – состоящем всего из одной, всё тянущейся и до жути, до тошноты страшной сцены за общим столом-вечерей, – Арина Петровна совсем другая. Больше не властная и равнодушная к своей семье альфа-мать, а дребезжащая угодливым смешком старушка-приживалка, находящаяся в полной власти сына Порфирия. Немногим повыше положением, чем головлёвская дворня (Юлия Нагайцева, Вера Заика).

И только во время общения с беременной Евпраксеюшкой (заслуженная артистка России Илона Литвиненко) в голосе госпожи Головлёвой прорезываются знакомые ноты. Но ей по-прежнему наплевать на мальчиков и девочек Головлёвых. Иначе почему она – как чужих – обсуждает-осуждает, по-старушечьи визгливо похохатывая, внучек Анниньку и Любиньку, поступивших в актрисы?!

Уходя на второй, если не на третий план, Арина Петровна уступает роль беспощадной нелюбящей Mutter сыну Порфирию, который всё очевиднее отзеркаливает отношение собственной матери к своим детям. И его сыновья, неприкаянные и беспутные, умирают один за другим. Сначала счёты с жизнью сводит Володька. А Петенька, пытаясь удержаться на краю, приезжает в Головлёво вымолить у отца денег, чтобы покрыть растрату.

Мёртвый брат неотступно следует за живым и даже подыгрывает на своей доске-кресте, как на гитаре, когда тот поёт пророческое: «Стреляй!». Умерший и ещё живой мальчики просят бабушку проклясть Порфирия Владимировича, потому что их отец боится материнского проклятия. И она проклинает – правда, слишком поздно, взяв в руки собственную гробовую доску.

Так Иудушка Головлёв остаётся посередине семейного кладбища, где над всеми – Степаном и Павлом, Володькой и Петенькой – словно парит образ госпожи Головлёвой.

Сын без матери и отец без сыновей всё время поразительно меняется. Когда в Головлёво приезжает Аннинька – он омерзительный сладострастный Змей. А когда Евпраксеюшка рожает маленького Владимира Порфирьевича, его отец-прелюбодей растерян и испуган, он боится мнения людей.

Он равнодушен, даже беспощаден, когда передаёт новорожденного сына Улите (Алёна Сигорская), чтобы та отнесла ребёнка в воспитательный дом. Естественно, без заботы и материнского молока малыш почти сразу умирает… И на кладбище сирот-Головлёвых появляется маленькая досочка!

Как мать, Иудушка Головлёв дрожит над каждой копейкой, так что не балует любовницу подарками. Как брат Степан, он запирается в одиночестве. Прячется за показушной религиозностью. Оправдывает сам себя. Жадно хватается за общение с Аннинькой – единственной, кто остался в живых из Головлёвых, кроме него.

Любинька отравилась фосфорными спичками – и всей своей грязной и жестокой жизнью на ярмарках, в кабаках, в чужих постелях. Да и Аннинька плоха – кашляет, держится за грудь, не может уснуть без водки. Дядя и племянница пьют вместе, вспоминая и ненавидя своё прошлое. Они даже уже не люди – так, обломки.

Интересно, читал ли Маркес Салтыкова-Щедрина? Ведь в конце знаменитого романа колумбийца тоже остаются всего двое из большой семьи – племянник и тётя. А в финале и они умирают.

Головлёвы тоже окончательно стираются с лица Земли. Порфирий Владимирович то видит себя в некоем каменном мешке, то твердит, что его надо простить, то кается: «Это я их замучил!». Наконец, во время «вспышки одичавшей совести» последний Головлёв уходит в чём был из дома, под ливень и снег. А вскоре его находят мёртвым.

Жаль их всех ужасно – Степана, Павла и даже Порфирия. Володьку, Петеньку и новорожденного Владимира Порфирьевича. Любиньку и Анниньку. Все дети – и постаревшие тоже – вызывают искреннее сострадание. Сердце сжимается от безысходности и несправедливости жизни. И просто леденеешь от источаемой героями нелюбви! Ею, как ядом, мать Арина Петровна Головлёва отравила свою несчастную семью, ради которой она якобы «всё делала».

«Слёзы толп постаревших детей, я нанизываю их на седой волос, бросаю в воздух мокрую цепь и загадываю желание, чтобы у меня была мать… Мама, мама, мама, мама!».

… А может, и нет никакой смерти? А нелюбовь можно исправить любовью?!

В финале «Господ Головлёвых» вся большая семья в сборе, все смеются и дружно накрывают на стол, усаживаясь рядышком пировать (в тесноте, да не в обиде!). И в каждом движении молодых и постаревших Головлёвых – забота и нежность друг к другу.

Премьера постановки состоялась 1 октября 2015 года. Последний спектакль был дан 1 декабря 2023 года.

Инна Ким

Фото Дианы Токмаковой

Еще
Еще В Новокузнецке

Один комментарий

  1. Бурлеск

    06.12.2023 09:18 в 09:18

    Ужасная история, но какой гениальный спектакль, какой блистательный актёрский состав. Браво!!!!

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

«»ПитерАвто» добросовестно выполняет план мероприятий»: Илья Середюк похвалил компанию

Новокузнечанам, которые пользуются общественным транспортом каждый день, очень хорошо знак…