Ежегодно на поддержку российских моногородов предусматривается до 300 миллиардов рублей из средств федерального бюджета. В Кузбассе такую помощь получают 24 муниципальных образования. Между тем эксперты отмечают, что не все имеющиеся в регионе резервы для диверсификации экономики используются в полной мере.

В шахтерском Киселевске, помимо угледобывающего, всегда развивались и другие производства — в частности, кондитерское. Сегодня сразу несколько предприятий выпускают изделия, пользующиеся спросом не только в городе, но и за его пределами. Только вот пробиться на прилавки могут не далеко не все.

— Главная проблема — отношение крупных торговых сетей к местным производителям, — уверена директор кондитерского производства Ольга Губайдулина. — С нами не согласуют ни штрафы, ни повышение цен с учетом инфляции, ни торговую наценку, которая достигает шестидесяти процентов, а платежи за отгруженный товар отсрочивают на сорок дней. Две сети обанкротились и закрылись, так и не вернув нам деньги. При такой рентабельности сохранять высокое качество продукции и годами создаваемый коллектив опытных специалистов очень сложно. Первым делом нужно изменить федеральный закон о торговле. Тогда не потребуются больших федеральных вложений в экономику моногородов, потому что рабочие места у нас уже созданы, нужно лишь их сохранить и увеличить объемы выпуска продукции. Мы сможем это сделать, ведь сегодня наши мощности загружены лишь на шестьдесят процентов.

Помочь продвижению качественных местных товаров, сохраняя баланс сетей и небольших магазинов в формате «у дома», которые являются нишей для мелких производителей, — такую задачу поставили власти региона. И она не единственная.

— Наш земельный участок — восемь тысяч квадратных метров — оценили в пятнадцать миллионов рублей. Мы наняли юристов, обратились в суд, и в итоге стоимость снизили до миллиона, — поделилась опытом индивидуальный предприниматель Ольга Бабенко.

Как сообщил врио главы Кемеровской области Сергей Цивилев, на беспредел ретейлеров и завышение кадастровой стоимости земли представители малого и среднего бизнеса жалуются прежде всего. По его словам, меры обязательно будут приняты.

Кроме того, малому и среднему бизнесу нужно помочь облегчить доступ к госконтрактам на поставку продукции для нужд госучреждений и муниципальных предприятий.

— Мы предлагали свою продукцию для питания детей в образовательных учреждениях, заплатили сто тысяч за декларацию, еще сто — за анализы, подтверждающие качество и полезность. Но когда назвали наши цены, они оказались выше, чем у конкурентов, и сейчас ситуация в подвешенном состоянии, — сетует предприниматель Ольга Бабенко.

Дело в том, что при проведении тендеров есть обычная практика — игра на понижение цены. В итоге местные производители качественной натуральной продукции не имеют возможности продавать ее без убытка для себя.

— Я пятнадцать лет отработал в забое, а в 2008-м травмировал спину, и пришлось из шахты уйти. У нас в городе много инвалидов — бывших шахтеров, — говорит предприниматель Андрей Казаков. — Спасибо, муниципалитет выделил мне средства на открытие производства. Выпускаем рукава высокого давления для предприятий горнодобывающей и нефтегазовой промышленности. Сейчас устанавливаем более мощное оборудование. Хотелось бы развиваться дальше, поставлять товар за пределы Кузбасса.

Выход с региональной продукцией на рынки СФО, России и других стран — одна из важнейших задач на ближайшее будущее. Но на развитие серьезных, отвечающих международным требованиям производств никаких стартовых муниципальных грантов не хватит.

— Это же максимум пятьсот тысяч рублей, а нам требуется гораздо больше, плюс отсрочка по платежам, — поясняет киселевский предприниматель Анатолий Пятин, решивший заняться разведением индейки. — Строим в чистом поле инкубаторий с соблюдением всех обязательных условий — наличия тепла, света, воды, специальных кормов и обученных специалистов. Но кредиты можно получить либо под большой процент, либо под залог. То есть хочешь денег — нужно, чтобы деньги у тебя уже были. А если они есть, зачем кредиты брать? Уверен, что без государственной программы и поддержки региональных властей не обойтись.

Cписок проблем на этом не заканчивается. Предприниматели вынуждены вносить предоплату за электроэнергию (от семидесяти до девяноста процентов) по экономически необоснованным тарифам, а также отчислять неподъемные страховые взносы за работников.

— Взносы составляют тридцать процентов, и многие владельцы малого и среднего бизнеса просто уходят из города, — подчеркивает уполномоченный по защите прав предпринимателей города Лилия Целлер. — Покупательная способность населения снизилась, поэтому плохо продается даже относительно дешевый товар. Возникает вопрос: как при скромном доходе выплачивать работникам достойную зарплату, учитывая повышение МРОТ? И где взять квалифицированных рабочих? Профтехучилища закрываются, столяров не найти, приходится обучать самим.

Между тем

Чтобы окончательно не потерять молодежь, которая предпочитает учиться в других регионах, в Кузбассе решили сделать акцент на развитие среднеспециального образования. Для выпуска рабочих кадров с высоким уровнем подготовки будет создано несколько кластеров, в том числе горно-металлургический, IT, сельского хозяйства и переработки. Это должно помочь справиться с еще одной проблемой — женской безработицей. Раньше жены горняков трудились на предприятиях легкой промышленности, но швейные и обувные фабрики в 1990-е практически по всей области закрылись.

https://rg.ru

Еще
Еще В Кузбассе

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Кемерово и Новокузнецк вошли в топ-10 городов с лучшими дорогами

Россиянам предложили пройти опрос о том, как они расценивают качество дорог в своём городе…