14 октября 1944 года на КМК имени Ленина, в чью броню одета половина всех танков, самоходных орудий и бронеавтомобилей нашей сражающейся с фашистами страны, была учреждена Книга Почёта кузнецких металлургов. Тогда же – ровно 75 лет назад – в ней появилось первое имя: легендарного начальника технического отдела Григория Ефимовича Казарновского. В годы Великой Отечественной войны он активно участвовал в перестройке работы родного комбината, способствовал быстрому переходу к выпуску оборонного металла, развёртыванию новых производств, размещению эвакуированных цехов и заводов.

«Нужно предвидеть, – учил молодых инженеров Казарновский, – надо видеть так далеко, насколько это возможно человеческому уму». Удостоенный двух орденов Ленина и двух орденов Трудового Красного Знамени, ордена Красной Звезды и ордена Отечественной войны I степени, Сталинской премии II степени и Государственной премии СССР инженер из Сталинска был даровитым металлургом и вообще человеком исключительных знаний. Недаром все рабочие называли его «энциклопедией».

А он был неизменно с ними приветлив и прост в общении. Жил на Верхней Колонии. Худенький, невысокий, с белыми пышными усами, как у кумира сталинских мальчишек Будёного, Григорий Ефимович часто болел. А когда ему стало трудно ходить, заводоуправление выделило для Казарновского личный транспорт – коляску-двуколку с гнедой кобылкой, у которой были белые носочки на всех четырёх ногах. Вот на этой знаменитой на весь тогдашний наш город двуколке он и ездил на службу – до самого последнего дня.

Умер Григорий Ефимович в 1955 году и был похоронен рядом со своим другом – и учителем – Михаилом Константиновичем Курако в берёзовой роще в Пантеоне кузнецких металлургов. А в 1968 году по решению горсовета Новокузнецка небольшая улочка всего в пять домов между мостиком и городской баней, построенная на правом берегу Абы ещё первыми кузнецкстроевцами, была переименована в проезд Казарновского. Удивительно, но от этого места до проспекта Курако – рукой подать. Вот так и получилось, что ученик и учитель приехали в наш город вместе – и после смерти остались неразлучны.

Выпускник Петербургского политехнического института Гриша Казарновский поступил на Юзовский металлургический завод в Донбассе, где в то время работал Курако. Знаменитый доменщик и молодой инженер удивительно быстро сошлись и даже подружились. И Михаил Константинович увлёк своего ученика и друга собственной немыслимой мечтой – невиданным раньше российским заводом, где бы металлургией занимались русские, а не иноземные инженеры. А тогда все старшие рабочие, мастера, не говоря уже об инженерах, были голландцами, немцами, англичанами. Отсюда до сих пор сохранившиеся в металлургии иноязычные названия специальностей, агрегатов и операций.

В то время вся металлургия страны концентрировалась на заводах российского юга и Урала. Они давно устарели, и подавляющее большинство операций основывалось на тяжелейшем труде. А Курако мечтал о строительстве нового завода, где бы тяжкую работу людей взяли на себя механизмы. И тут его пригласили в Сибирь – организовать именно такой завод. И Михаил Константинович, уволившись без промедления, уговорил поехать с ним верного друга Гришу Казарновского.

Но добраться им удалось только до маленького шахтёрского городка Кольчугино, а дальше железной дороги просто не было. Так что великий доменщик и будущий лауреат Государственной премии пошли пешком. Только иногда какой-нибудь местный крестьянин немного подбрасывал их по пути на старенькой телеге. Солнце жарило нещадно, но больше всего донимал вредный гнус – лез в глаза, в рот, нос и уши.

Площадку для будущего завода Михаил Константинович и Григорий Ефимович наметили в долине реки Томь, недалеко от устья Абы и горы Соколиной. Но зимой 1920 года случилась беда – 48-летний Курако заразился тифом и умер. В общем, Казарновский остался в Сибири совсем один. Назад в Донбасс он не вернулся из-за разгоревшейся гражданской войны. Григорий Ефимович дошёл пешком до маленького кузбасского Гурьевска и возглавил там местный железоделательный завод. А когда Казарновский восстановил производство, то и жизнь в Гурьевске возродилась. Так что рабочие стояли за своего директора горой: как только за городом начиналась стрельба, его сразу же прятали где-нибудь на сеновале или в погребе.

В 1929 году в Кузнецк приехал Иван Павлович Бардин – строить по заданию молодой советской страны современный металлургический комбинат. Побывал он и в Гурьевске. Встретился с Григорием Ефимовичем и сразу понял, что ему в его деле очень повезло – найти здесь ученика и друга Курако, настоящего знатока чёрной металлургии. Разумеется, Бардин забрал Казарновского с собой на Кузнецкстрой, и долгие годы Григорий Ефимович работал бок о бок с Иваном Павловичем и был его правой рукой и главным помощником. А когда Бардина перевели на другой участок народного хозяйства СССР, Казарновский остался начальником технического отдела КМК и прослужил в этой должности до самой смерти.

Инга Видалова

NK-TV.COM

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Жителей Новокузнецка судят за кражу гробов

В суде Орджоникидзевского района Новокузнецка продолжаются слушания по делу о хищении риту…