Родная мать Максима Кузьмина, погибшего в США после усыновления приемной семьей, не сумела доказать свою способность заняться воспитанием второго сына. 

Едва женщина на всю страну заявила, что бросила вести разгульный образ жизни и попросила вернуть ей родительские права на второго ребенка, как тут же доказала обратное. Возвращаясь после интервью из Москвы, она так сильно напилась, что не доехала до дома.
В четверг утром на станцию Псков в фирменном поезде из Москвы должна была приехать Юлия Кузьмина, и мамашу, имя которой накануне вечером прогремело по телевидению, встречали журналисты. Однако не в вагоне, не на пероне корреспонденты «Комсомольской правды» Кузьмину не нашли.
«Зря снимаете, — усмехнулась проводница вагона, в котором из столицы после съемок выехала Юлия с супругом. — Их еще в Старой Руссе высадили».
Эти же слова подтвердила начальник поезда: «Высадили по Старой Руссе за пьянку. Вели себя буйно, не то слово!» А пассажиры поезда пояснили журналистам, что буйных соседей вывели по их просьбе.
«Действительно, Кузьмина со своим сожителем была снята с поезда из-за пьяного дебоша… Где они находятся сейчас, нам неизвестно», — подтвердила руководитель пресс-службы администрации Псковской области Оксана Ширан в интервью РИА «Новости».
Уполномоченный по правам ребенка в Псковской области Дмитрий Шахов отметил, что как раз 21 февраля в связи с заявлением Павла Астахова чиновники как собирались проверить, как изменился образ жизни «раскаявшейся» Юлии Кузьминой.
«Если будет заключение о том, что жизненная ситуация ее кардинально изменилась, и она действительно хочет воспитывать своего ребенка, то будет инициирован вопрос о том, чтобы органы опеки активнее обращались в судебные органы по отмене международного усыновления, которое было ранее проведено. Тогда начнется процедура восстановления в родительских правах и возвращения ребенка в биологическую семью», — цитирует Шахова «Псковская лента новостей».
«Ну, у всех в праздники бывает грешок»
Менее чем за сутки до инцидента с поездом Юлия Кузьмина в эфире телеканала «Россия 1» объявила о своем исправлении. С прошлым покончено, заявила женщина: она бросила пить, на работу устроилась — все осознала. А также заявила, что готова стать настоящей матерью для своего ребенка. Гражданский муж женщины заверял, что они способны воспитать Кирилла достойным человеком. О том же она ранее говорила детскому омбудсмену Павлу Астахову.
Интервью-покаяние женщина дала также «Комсомольской правде» вместе со своим нынешним спутником Володей. Биологический отец Максима сидит в тюрьме за убийство, а с Володей горе-мать вместе «с прошлого года». Живут в кирпичном доме, где идет ремонт, туда же хотят забрать мальчика. При этом признаются, что иногда им не хватает денег даже на билет до Пскова из Гдова, где они живут.
Про любовь к крепким напиткам и административные дела в связи с этим пара отвечает уклончиво: «Ну, у всех в праздники бывает грешок. Это было в Новый год…» Про детей говорит — оба были желанные, в больницу перед усыновлением им сок носила, а нянечки ее оторвать не могли от сыновей.
По версии Кузьминой, органы опеки забрали детей не из ее дома, а из квартиры бабушки. «В деревне Слобода Псковской области, где я живу, работы нет. Мама мне материально тоже помочь не могла, поэтому, как только мальчик чуть-чуть подрос, я решила оставить его на мать, а сама поехала на заработки в Псков. На тот момент ребенку было восемь месяцев. А через некоторое время мне позвонила соседка и сказала, что Максима забрали органы опеки», — рассказала женщина «Московскому комсомольцу». Бабушки органы опеки якобы застали подвыпившей.
«А че я одна-то могу… Как защищаться? Мне даже адвоката не дали. И никто мне не говорил, что адвокат нужен. А я откуда знаю? Что, я по судам хожу каждый день?» — рассказывает Кузьмина про процесс, отнявший от нее родительские права. Через год после того, как у мамаши отобрали Максима, она родила Кирилла — уже от другого мужчины. В лишении прав на воспитание второго ребенка Юлия винит опять же не себя.
«В этом виноват отец Максима. На тот момент он отбывал срок в тюрьме за убийство отца. На этом процессе я свидетельствовала против него, вот он и решил мне отомстить. Написал заявление в опеку, что я плохая мать, что не должна воспитывать ребенка», — рассказывает 23-летняя мать.
Немного известно и об остальных родственниках Кузьминой: отец бросил бросил семью, когда Юля была еще маленькой, дядя — повесился из-за девушки. У 23-летней Юлии есть семилетняя сестра, которая «все плачет, хочет, чтобы Максимка вернулся».
 
Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Кузнецкая крепость в “Кузнецкой броне”.

Городской фестиваль-конкурс снежных скульптур “Кузнецкая броня” стал продолжением, проходи…