Вести о новых пакетах антироссийских санкций уже пять лет тревожат финансовые рынки, иногда приводят к скачкам курса рубля по отношению к доллару, но большинству из нас не понятно, влияют ли они как-то на нашу жизнь? Чтобы разобраться в этом, мы привлекли к дискуссии ведущего российского экономиста и миллиардера из Европы.

В нашей стране большинство граждан думают, что антироссийские санкции связаны с событиями в Украине, однако это совсем не так. Украинские события, если кто не помнит, происходили в 2014 году, а санкции против нас существовали уже с 2013-го. Они начали разрабатываться Европейским парламентом и Госдепом США еще в 2010 году и были связаны с конкуренцией России и западного сообщества на международном рынке вооружений. Но для США и Европы очень важен информационный повод: им необходимо привести для своего обывателя простую и понятную причину санкций. Повода ждали, и повод нашелся после загадочной смерти Магницкого в СИЗО. Так мы с вами получили первые антироссийские санкции. В общей сложности США, ЕС и ряд присоединившихся к ним стран (Австралия, Канада, Япония) наложили на Россию 57 санкций.

Взгляд из России

«Самые опасные для нас санкции — это запрет на кредитование в западных банках, где деньги намного дешевле, чем у нас, — сказал «РГ» главный редактор «Финансовой газеты», экономист Константин Смирнов. — Кредитные запреты сильно отразились на положении рубля. Ущерб наносит и запрет поставок технологий для топливно-энергетического комплекса. Многих технологий, особенно по работе на северном шельфе, у нас нет. И возникает опасность, что если мы не заменим их своими технологиями, то через несколько лет начнется падение добычи нефти».

Пока большинство наших граждан антироссийских санкций не заметили. Долларами среднестатистический россиянин не пользуется, в фирмах с американским финансированием не работает и за границу отдыхать не ездит.

Что касается продуктового рынка, то тут санкции и контрсанкции нам только помогли. Нормального отечественного сыра у нас, правда, так и не случилось, но основные продукты питания мы смогли заменить на отечественные. И это стало стимулом для развития сельского хозяйства, переработки, создания новых предприятий и рабочих мест.

В результате наша экономика стала меньше зависеть от международной политики, от доллара и от сырья, поскольку мы стали не только добывать и продавать углеводороды с металлами, но и производить много всякой всячины.

«Но даже в области продовольствия мы полностью независимыми пока не стали, — Напоминает Константин Смирнов. — Да, ушла в прошлое ситуация, сложившаяся с советских времен, когда в Москве продавались только польские куриные яйца. Сейчас Россия обеспечивается своими птицефабриками. Но для того чтобы у нас было отечественное куриное яйцо, приходится закупать за границей и корма, и живую птицу. И если вдруг нам запретят все поставки оттуда семян и животного материала, то мы к этому еще не готовы и можем довольно быстро остаться без продуктов питания. В последние два-три года стали выделять довольно большие деньги на возрождение агрономии и селекции, но результат не будет мгновенным. Посмотрите в магазине для дачников: все семена голландские. Закроют нам Голландию — и огорода не будет. И санкции заставляют нас об этом задумываться, искать решения».

Взгляд из Европы

Вице-президент Итало-Российской торговой палаты Винченцо Трани лучше других знает, как европейские предприниматели страдают от антироссийских санкций. Об этом он рассказал «РГ»:

— В 2014 году мы оценили ущерб только для итальянских компаний, которые торговали с Россией напрямую, более чем в миллиард евро. В других странах ЕС ситуация была схожая. Сейчас оценить ущерб стало намного сложнее, потому что к 2018 году большинство таких компаний уже прекратили свое существование, люди потеряли работу. Целые отрасли и регионы понесли невосполнимые потери. Поэтому большой ущерб остался в прошлом, мы его пережили, и сейчас проще говорить уже о многомиллиардной упущенной прибыли на перспективу. Это очень печальная ситуация. Нужно добиваться отмены этих санкций и восстанавливать партнерские отношения с Россией.

— Что-то делается для этого? Есть вероятность того, что Италия, другие страны добьются от европейских властей смягчения или отмены этих санкций?

— Вероятность, я думаю, есть. Главный вопрос в том, каким будет уровень давления со стороны США на лидеров разных партий и на бизнес. Большая проблема в том, что крупнейшие итальянские компании экспортируют в США. Есть вопрос и в том, как хитро поведет себя европейская бюрократия. Если будет процесс голосования по антироссийским санкциям, то достаточно того, чтобы одна страна выступила против. А такой страной может быть и Италия, и Греция, и Испания… Но если продление сделают автоматически, то ни у кого не появится шанса заблокировать санкции.

— Как вам лично удалось сохранить свой бизнес в России вопреки всем сложностям?

— Я занимаюсь финансами. Моя задача состояла только в том, чтобы убеждать итальянских инвесторов, что в Россию можно вкладывать и это окупится. Доказать им, что российская экономика достаточно мощная, она выдержит удары от санкций и сможет спокойно прожить это время. И я очень горд тем, что ни один из инвесторов, которых я привлек в Россию, не пожалел об этом. Инвесторы зарабатывают немало, они довольны.

https://rg.ru

Еще
Еще В России

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

«А вот это я вам не советую!»

Путин подписал закон о праве полиции объявлять официальные предостережения гражданам Поряд…