В начале «лихих» 90-х на литфаке нашего пединститута была группа застенчивых кареглазых девочек из таёжных шорских деревушек. Они держались вместе, а с нами – «русскими» – редко общались. Да и мы, если честно, с ними совсем не дружились. И с Андреем Ильичом Чудояковым – заведующим кафедрой шорского языка и литературы – я, хоть и могла, но ни разу тогда так и не пересеклась. Обидно! Впервые я познакомилась с ним многие годы спустя, когда заинтересовалась мифологией шорцев. И всем, что я знаю о верованиях и обычаях этого народа, я обязана Андрею Ильичу – вернее, его захватывающим монографиям. Правда, их автора к тому времени давно уже не было в живых – он умер рано, ещё в 94-м году. В нынешнем сентябре ему могло бы исполниться 90 лет.

Он искренне любил свой народ и делал для него великое дело возрождения родных языка и литературы. А главное – почти три десятка лет назад он создал в Новокузнецке шорскую кафедру, где учились деревенские девчонки, чтобы вернуться домой учительницами шорской словесности. Это грандиозное дело продолжили ученики Андрея Ильича – его кафедра была ликвидирована только несколько лет назад.

Он сам был из маленького шорского посёлка Карай под Междуреченском. Родился в 1928 году. Работал в колхозе, а с 14 лет спустился в шахту. В 44-м его призвали на фронт. Он воевал с немцами, потом с японцами. Служил и учился. А вернувшись домой, был шахтёром, железнодорожным рабочим, бойцом пожарной команды, школьным учителем. Но в 1953 году талантливый 25-летний шорский парень поступает на филологический факультет алма-атинского госуниверситета и с головой погружается в древнюю литературу родного народа!

Одиннадцать лет спустя он переезжает в Новокузнецк и преподаёт в педагогическом институте. Защищает кандидатскую, становится доцентом кафедры литературы, а в 89-м создаёт на литфаке научно-методический центр по изучению проблем национального языка шорцев, который совсем скоро превращается в полноценную кафедру шорского языка и литературы. Две из трёх написанных им удивительных монографий – «Девять бубнов шамана», «Этюды шорского эпоса», «Шорские героические сказания» – вышли уже после смерти этого талантливейшего человека. Профессор Чудояков умер в 1994 году в возрасте 66 лет… Ещё бы жить и жить, писать, учить!

Он был настоящим учёным и просветителем, искренне любившим родную культуру, преданным родному народу. Когда в 90-х всё вокруг кипело, он, один из первых, выступал на шорских собраниях, ездил по городам, призывая всех шорцев объединяться, создавать автономию и возвращать шорский народ из небытия. «У нас, шорцев, происходит процесс физического исчезновения, – горько говорил Андрей Ильич, – мы, шорцы, гибнем». А в качестве подтверждения этого страшного утверждения он приводил данные по селу Карай, в котором родился и где с 60-х по 90-е годы спились, покончили самоубийством или были убиты 40 человек. И так происходило во всех шорских посёлках.

А главной своей болью профессор Чудояков считал исчезновение шорского языка. Он говорил, что с потерей языка теряется этнос. И всё-таки он верил, что гибель народа можно остановить. Он видел спасение шорцев в возрождении их древней культуры, а через неё – каждого человека. Именно для этого и была нужна кафедра шорского языка и литературы – маленькая, но крепкая кузница, где ковалось настоящее (кареглазые деревенские учительницы) для будущего (круглолицых шорских мальчишек и девчонок).

Он написал хрестоматию по шорской литературе «Ӱлгер», организовал студенческий клуб «Ӧлгудек», который начал издавать журнал «Элим», создал шорский ансамбль, в котором сам пел вместе с молодыми шорцами. И всё это помимо основной, просто гигантской глыбины работы, когда он читал лекции, вёл семинары, в том числе и выездные прямо в деревнях, издавал школьные учебники по шорскому языку. Андрей Ильич вообще был очень сильным человеком – друзья сравнивали его по духу с богатырями героического эпоса шорцев. Родись он раньше, может, стал бы камом – шаманом. Или во всяком случае кайчи – сказителем. Это были уважаемые люди огромной важности в любом шорском сеоке («сеок» по-шорски – это «кость» и «род»).

А ведь у него почти получилось! Вот только время внесло в великое дело жизни простого шорского парня, ставшего учителем и учёным, свои малосимпатичные коррективы. Главным стали деньги, прибыль. Старые шорские деревушки попали в ловушки разрезов. И даже хорошо, что Андрей Ильич до этого не дожил.

У шорского народа невероятный, ни накакие другие не похожий «космос». Главные в нём – братья-творцы Ульгень и Элрик. Первый сотворил солнце, луну, звёзды, землю и реки. Второй – горы. Первый создал птиц, зверей и человека, но человеческую душу, как ни старался, сотворить не смог. Это сделал Элрик, поставив условие, что созданная душа будет принадлежать ему, а телом пусть владеет Ульгень. Представляете?! Шорцы верили, что добрый бог, живущий на небе, и злой бог, обитающий в подземье, равны между собой, а их власть над человеком одинакова. Так что счастье, здоровье, богатство – даётся людям по воле обоих, а не одного божества. И очевидное зло – болезни и несчастья – тоже.

Шорские деревеньки – старейшие поселения в Кузбассе, а вернее – древнейшие. Шорцы тут жили всегда, сформировавшись в этнос в VI веке – даже Русь ещё не появилась! По древним представлениям шорцев, мы, люди, живём на средней земле Орты-чер. Над нами – небесная земля Ульген-чер. Под нами – земля злых духов Айна-чер. А за каждым шорским родом стоит тотем предков – ворон-карга, медведь-апшак, шор. Это некий диковинный зверь, возможно, из давно вымерших, которого рисовали на бубнах самых сильных шаманов.

Полина Тихомирова

NK-TV.COM

Еще
Еще В Кузбассе

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Разрез «Берёзовский» проиграл суд новокузнецким активистам

Суд Новокузнецкого района рассмотрел гражданское дело по иску ООО «Разрез «Берёзовский» (г…