В Новокузнецке неделю назад экспериментировала театральная лаборатория, которая в этот раз проходила в декорациях самого города. Впечатления ещё свежи: горькие и гордые набоковские строчки в шепчущем шелестом книжных страниц замкнутом пространстве старой библиотечной ротонды; хрупкость человеческой жизни и смерти, раздавленная тяжёлым «ампиром» стен построенного «при Сталине» Дворца культуры; блестящие старинные машины и белые испачканные девчоночьи носочки с завязанными бантиками беспомощными балаболками. И, конечно, «Защита Лужина» в Новокузнецком музее искусств «на фоне» выставки новокузнецкого живописца Николая Мигулина, известного своими яркими экспериментами с формой, – этот эскиз, чуть-чуть отстав от «Лолиты», собрал 49% зрительских голосов.

Если честно, этой постановке, как никакой другой, повезло с пространством – оно обладает глубиной и наполненностью, перспективой и ракурсами, немыслимыми на привычной сцене. Анфилада музейных залов уходит вглубь высокими арками, почти рождая ощущение зеркальной бесконечности. Квадраты деревянного потолка с вмонтированными в него лампами словно намекают на шахматную доску и – одновременно – на театральные софиты. Тему шахмат поддерживает даже траектория, по которой движутся в пространстве актёры, будто повторяющая движение шахматного коня. Выбравший площадку городского художественного музея режиссёр Руслан Шапорин (это очевидно) влюбился в неё с первого взгляда. Сам эскиз получился удивительным: он кажется не просто наброском будущего спектакля, а практически готовой постановкой.

Несмотря на странно врывающиеся в действие элементы явной читки, немного сумбурное начало и скомканный финал, её композиция отчётливо прорисована. Безусловно, перед зрителями разворачивается необыкновенная история любви: «человек другого измерения» и «особой формы» Лужин вдруг «почувствовал острое счастье». Это чувство – и неожидаемое у шахматного Моцарта – главное в шапоринском пересказе набоковского романа. Да и как перескажешь двухсотстраничную книгу за сорок минут? Поневоле выбираешь какие-то созвучные тебе сцены. И всё-таки эскиз режиссёра из Омска – и чудно сыгравших актёров Новокузнецкого драматического театра – удивительно цельный: он не рассыпается на отдельные фрагменты.

А главную в нём историю любви оттеняют тоже вечные для литературы, театра и человечества истории: неумолимой игры, которую общество ведёт против того, кто отличается от всех, а также условностей и правил его «партий», нелепых междоусобиц отцов и детей и, конечно же, бесконечного человеческого одиночества. Странная чёрная фигурка – невообразимый Лужин – один против окружающих его белых фигур, на чьём шахматном поле находится даже любимая жена. Исполняющий эту роль Андрей Ковзель чудо как хорош – не верится, что он смог так преобразиться, «насмерть» вжившись в своего героя всего-то за пару дней. Но и «белые фигуры» хороши – особенно тёща Лужина, которую Татьяна Лизунова играет как-то по-домашнему, мягко, настоящей барыней русского Берлина.

По словам руководителя театральной лаборатории, театроведа Александра Вислова, автор постановки Руслан Шапорин – очень честный режиссёр, работающий на настоящем сливочной масле драматического искусства. Он сам артист и любит артистов, так что в «Защите Лужина» небанально раскрывается актёрская природа всех задействованных в постановке актёров – Алёны Сигорской и Анатолия Смирнова, Елены Амосовой и Сергея Ермакова. Жаль только, что из-за недостатка времени, проводимого «на сцене» музейного зала, большинство из них не успели прорисовать свои роли чётче и ярче. Но думаю, этот недостаток наверняка был бы исправлен в процессе превращения эскиза в спектакль.

Финал у Руслана Шапорина вышел открытым: страшный, преображённый Лужин, из фигуры которого исчезает вся мягкая, очень симпатичная, хотя несуразная и неряшливая сумасшедшая угловатость, сначала убыстряет, а потом останавливает метроном – как биение собственного сердца. Наш земляк из Омска действительно очень интересный режиссёр – хотелось бы увидеть его спектакли на сцене Новокузнецкого драматического театра. Вот уж кто не боится экспериментов: бывший артист ТЮЗа не просто занимается режиссурой – он принял самое активное участие в основании Омской творческой ассоциации «Огненный дракон». А позже появились ОДЭ-театр – Омский драматический экспериментальный – и фестиваль «Ноябрь. Всюду жизнь».

Однажды Руслан сказал: «Театр должен будоражить. Это чувственная история. Иначе зачем человеку туда идти? Он ведь может и кино посмотреть, там тоже есть картинка, хорошая игра актёров. Но там нет чувственной сцепки между зрителем и экраном. А в театре есть диалог, то есть чувственный контакт между артистом на сцене и зрителем в зале. Хороший артист всегда выходит, чтобы поделиться чем-то с миром. Если это цепляет, если зритель открывает для себя что-то новое, то это и есть «будоражить человека». Искусство должно всегда будоражить, иначе это не искусство». Режиссёр признаётся, что в Омске нельзя без творчества: «А то начинаешь хандрить». Видимо, в нашем Новокузнецке тоже никак без творческих экспериментов: вновь удавшаяся театральная лаборатория НДТ – лучшее тому подтверждение.

Инна Ким, фото Сергея Косолапова

NK-TV.COM

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

ООПТ участок Тишинский – сделаны первые шаги

Предварительные флористические исследования на территории Тишинского участка недр Красулин…