Какая форма у мира? Диковинной призмы детского калейдоскопа, полного беспрестанно меняющих друг друга чудес? Манящего и пугающего борхесовского лабиринта, состоящего из огромного, возможно, бесконечного числа многогранных галерей? Выставки картин, играющей культурными сюжетами, выдуманными историями искусства, возвращающимся неприкаянным временем, твоими чувствами? Я на «ФОРМЕ»: брожу по развилкам светлого и лёгкого выставочного пространства. Они обещают начало удивительных путей и путешествий, цель которых, – связав реальность и миф, историю и современность, – разгадать неподступную тайну бытия.

«Историй всего четыре. И сколько бы времени нам ни осталось, мы будем пересказывать их – в том или ином виде», – утверждал гениальный директор Национальной библиотеки Аргентины. Вот только любое новое прочтение даже очень известной истории – это неизменное создание её заново. Таковы новеллы Хорхе Луиса Борхеса – и картины новосибирского художника Александра (Исаака) Шурица. А он среди живописцев и графиков Урала, Сибири, Дальнего Востока, чьи работы составляют фантастический лабиринт «ФОРМЫ», – будто в некоем особенном, отстранённом ответвлении. И даже то, что его живопись оказалась на выставке, – нарушение существующих негласных канонов: ныне живущих художников не принято выставлять вместе с ушедшими.

Исаака Давидовича нет уже два года. И от этого своеобычная, борхесовская, поэтичная интонация его картин словно становится ещё более отчётливой, сокровенной и щемящей. Будто доносящийся издалёка щекочущий шёпот художника, а Шуриц рассказывает всё те же истории – «Персей и Андромеда», «Зеркало для Нарцисса», «Афина Паллада», «Затмение», «Девушка из 32 квартиры»: о родине и героях, красоте и любви; о возвращении домой – и к себе; о поиске волшебства и смысла нашего существования, ставшего для бедных отвагой и верой сегодняшних людей безнадёжным; о горькой жертве ради продолжения бытия.

Шуриц обожал играть сюжетами мирового искусства, придумывать новые истории, загадывать остроумные загадки – и при этом был любимым иллюстратором детских книжек, воплощая ни на какие не похожие миры Андерсена и Маршака, Чуковского и Гайдара, Волкова. Удивительно: читая волковские «Семь подземных королей» и «Жёлтый туман», я крылила собственное воображение, опираясь на изобразительную фантазию Исаака Давидовича. Свою первую книжку он, выпускник Строгановки, проиллюстрировал в 1970 году, четверть века занимался этим волшебным делом, создал сотни книжных героев, и среди них – непоседливого Тотошку, кровожадного и беспощадного Бармалея, бесприютного Одиссея.

Был человек и вот однажды его не стало. Остановилось сердце, он перестал волноваться, мечтать и дышать. Но куда исчезает человеческое дыхание? Рассеивается ли оно в мире, в ветреном небе, течёт ли, летит, смеётся, обнимая на прощанье тех, кто был дорог? Или погружается до самого просвеченного солнцем дна в пульсирующее, ослепительно-нежное, живое сияние? То, что и сейчас наполняет картины новосибирского художника – странные миры, которые населяют странные существа: боги и люди. И где на высоких стеблях тонко раскачиваются гигантские цветы. Там ты ощущаешь одиночество и покой; блеск и ошеломление полёта. Это место для лёгкого дыхания, ускользающей улыбки, щемящего узнавания, которые остаются и движутся, больше не нуждаясь во времени.

Ещё один чудесный иллюстратор из моего детства – живущий в Москве народный художник России, почётный член Российской академии художеств Валерий Гошко: когда-то он работал в журнале «Мурзилка», рисуя приключения невероятного жёлтого пушистика в берете набекрень. В лабиринте «ФОРМЫ» – две его серии, фантасмагорические миры, лично-диковинный каталог бытия: «Головные уборы» и «Старые дагерротипы». Они созданы из множества смыслов и – как состоящий из разноцветных стекляшек калейдоскоп – соединяют времена и пространства человеческой жизни в подробно замысловатый узор: каждая литография Гошко будто таинственный сверкающий многогранник, который хочется крутить с разных сторон, разгадывать и собирать, осознавать его целиком.

Постижение искусства – это вообще нескончаемое схватывание и ускользание. Путешествие по лабиринту. Любование. Метафоры и метаморфозы художников «ФОРМЫ», их преувеличенный взгляд, многослойность – всё требует вдумчивости и истолкования: чтобы понять. Здесь вечные сюжеты вплетаются в сиюминутный контекст – мифы движутся и преображаются, стряхивая с себя пыль тысячелетий и возрождаясь новыми образами. Здесь герои архетипичны и существуют одновременно в прошлом, настоящем и вне времени. Здесь мир имеет форму фантастической призмы детского калейдоскопа, полного беспрестанно меняющих друг друга чудес.

Межрегиональная художественная выставка «ФОРМА» в Сибирском центре современного искусства открыта в 7-м павильоне «Кузбасской ярмарки» на улице Автотранспортной, 51. Часы работы: 11:00 – 19:00 (понедельник – выходной).

Инна Ким

NK-TV.COM

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Под прикрытием развития железнодорожной инфраструктуры

Очередные общественные слушания в Тальжино Центрального сельского поселения Новокузнецкого…