До закрытия «ФОРМЫ» осталось пять дней: Межрегиональную художественную выставку – первую такую в Новокузнецке – успели посетить тысячи людей. А многие приезжали в наш город, чтобы воочию увидеть картины самых ярких художников Урала, Сибири, Дальнего Востока. Даже трудно охватить в голове всю гигантскую территорию, которую представляла наша «ФОРМА». И молодые живописцы и графики выглядели на выставке не хуже маститых. Да, свет и пространство 6-го павильона, где экспонировалась «молодёжка», оказались проще и скучнее, чем в 7-м – специально построенном для Сибирского центра современного искусства и для «ФОРМЫ». Но сами-то работы вдохновляли и удивляли «по-взрослому».

Самой молодой участницей «ФОРМЫ» стала новокузнечанка Марина Боровикова. Нынешней весной она встретила собственное всего лишь восемнадцатилетие. И если подумать – это самый лучший возраст, когда уверенность в неисчерпаемости чудес мира всё ещё почти равна твоему оглушительному ощущению личного бессмертия. Кажется, они ждут тебя за порогом: сделай шаг – и всё станет твоим. Все земные царства, лежащие у ног. Все откушенные тобою плоды. Это сладкое угадывание обещаний начинающейся жизни – и торопливое желание распахнуть все её двери – зашифровано, на мой взгляд, в выставленной на «ФОРМЕ» подробно-фактурной Марининой серии «День совершеннолетия».

Немногим старше юной Марины из Новокузнецка яркая Дарья Серова из Красноярска. Она тоже совсем ещё девчонка: подумаешь, только двадцать три. Но таинственное космическое яйцо уже разбито – по трепетным небесам растекается живительное тепло рассветного желтка. А вселенная раскручивает спираль бесконечности, бурлящей непредставимыми энергиями и ослепительными взрывами солнц. Дашину самобытную, талантливую, думающую живопись – «Середина июля», «Натюрморт с полосатыми тапочками», «Автопортрет с тыквой», «А скоро лето?», «Пряный вечер» – хочется завороженно разглядывать. И с улыбкой разгадывать, расплетая клубки тайных и явных путей, по которым движется душа художницы, постигающей окружающий мир – и себя.

А вот новокузнецким художникам Илье Храброму и Андрею Богданову давно за тридцать: большинство дверей уже распахнуты; есть понимание того, чего ты хочешь, а главное – зачем тебе это нужно. К тому же они сложившиеся части социума: Илья – главный художник города, Андрей – педагог одной из лучших в Новокузнецке детской школы искусств. Работать в общих рамках – некоего совместно созданного мифа – они стали семь лет назад. В прошлом году у них появился проект «Нижний уровень» – он-то и представлен на молодёжной «ФОРМЕ» в 6-м павильоне.

Это чёрно-белые графические листы Ильи Храброго, густо штрихующего будний мир шахтёрского подземья, – воспринимаемого как иной. Это больше десятка странно-шипастых, будто обросших шершавостью времени керамических то ли инопланетных инструментов, то ли окаменевших останков вымерших животных – «Артефактов невыясненного назначения» – Андрея Богданова, идущего декоративно-прикладными дорогами современного искусства.

Вместе они рассказывают удивительную историю о неведомом мире – из подземного космоса, – где нет солнца и травы, но, оказывается, на стоэтажной глубине шахты течёт река, идёт дождь, дует ветер, а чёрные от сажи люди, отдыхая, бесхитростно перекусывают под землёй взятыми из дома забутовками. Где разглаженные коротким покоем лица освещает загадочно мерцающий шахтовый свет. Где раздаётся таинственный гул вибрирующей земли – и созданных человеческими руками машин. Где будто бы обнаруженные в угольных пластах диковинные механические объекты словно смешаны с частями живых организмов.

И не понять, что же это такое: календарь-колесо давно стёртого со страниц истории народа, кусок затвердевшего до состояния железа дерева или гигантский панцирь моллюска, лежавшего на берегу древнего моря, миллионы лет назад впитанного животворящим чревом Земли.

Ещё один «прикладник» – Пётр Гармаев из Улан-Удэ – создал при помощи литья чудо из бронзы и конского волоса: и правда, «Хранитель». Такому должны понравиться стук бубна и тёплое молоко в блюдечке.

Томский художник Константин Вагин изучает форму и цвет окружающего, кружащего, ограничивающего твой взгляд вдаль – и открывающего его в глубину – городской пейзаж. Его триптих «Город за кадром» – это переплетающиеся и детонирующие друг от друга фиолетово-розово-оранжевые дома, сиренево-жёлто-зелёные трубы, облачно-синее небо.

Взрывается фантасмагоричный и нежный, пульсирующий и летящий мир «Сцены», «Города», «Тела и разума», сотворённых художницей из Новосибирска Анастасией Искусовой.

Взлетает лёгкий, как тончайшая бумага, – пугающе шелестящий и комкающийся – выразительный «Тревожный сон» Анны Никитиной из Улан-Удэ. А рядом совсем другая по настроению – и материалу – работа. На переднем плане улыбающегося холста «Городская баня» сидит героиня с забавными следами от банок на монументальном прямоугольнике белой спины.

А это замысловатые, нестрашно пугающие, притягивающие взгляд баннеры екатеринбургской художницы Екатерины Поединщиковой: широкоформатная печать, фотоколлаж, эмаль. И милая, ностальгическая, детская по солнечности ощущений серия

«Монголия. Дружба – Найрамдам» барнаульского художника Ивана Быкова: почтовые конверты, литография. И изящная, как кружевоплетение, графика новокузнечанки Любови Альниковой – «Мирт», «Дерево», «Балкон».

Трогательно-замёрзшие ощетинившиеся подсолнухи, окутанные мягким снегом – как клочком облака – на беззащитных офортах Динара Сайфитдинова из башкирского села Улалы. Нежные, спешащие, любимые, кропотливо выписанные тушью хабаровские улицы Ирины Соболевской. Ёмкие, точные, фотографически чёткие виды родного города – и людей, – изображённых на работах барнаульца Юрия Гребенщикова, удивительно поймавших настроение, атмосферу, форму и цвет времени: «Утренняя поездка», «Старый мост через реку Обь в городе Барнауле», «Утро в метро».

Удивляющая авторская техника: мифотворческая неоархаика художника из Уфы Азамата Гилеязетдинова – похожие на чеканку, выпуклые, тёплые «Конь и ворон», «Невеста», «Кумыс», «Медвежий танец», «Воронья свадьба», – и сказочные, многослойные, сложные тканные полотна уфимской художницы Гульназ Гилязетдиновой из серий «Башкирские тамги», «Сибирь», «Послание веков».

Наконец, соединяющая мифы природы – земной и человеческой – живопись художницы из Новокузнецка Екатерины Чепис: неистовый сакральный «Бык» из серии «Маски», «Раскрытые ворота» с откровенным угадываемым женским образом, «Идол», «Гора»… Всё это и многое другое – сотни работ десятков молодых художников Урала, Сибири, Дальнего Востока ещё пять дней можно увидеть на Межрегиональной художественной выставке «ФОРМА».

Инна Ким

NK-TV.COM

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Перепутал педали или хотел задавить людей?

Прокуратура Новокузнецка предложила назначить водителю микроавтобуса Алексею Большакову на…