Как уже сообщалось, принято решение о закрытии шахты “Абашевская” — последней шахты, находящейся в черте Новокузнецка. А всего в Кемеровской области до 2025 года будет закрыто 25 угольных шахт и разрезов, 13 из них — из-за полной отработки запасов, еще 12 — из-за убыточности и нерентабельности. Об этом рассказал заместитель губернатора по угольной промышленности и энергетике Андрей Гаммершмидт на прошедшем в конце октября отраслевом совещании по проблемам обеспечения промбезопасности и охраны труда на предприятиях угольной отрасли.

Из распространенной ранее информации известно, что в последние годы четыре убыточные шахты в регионе уже были закрыты, еще восемь планируются к ликвидации до 2018 года. По словам Гаммершмидта, это старые шахты, построенные в 1920 — 1940-х годах, здесь работают около 11 тысяч шахтеров. “На горных отводах и школы, и детсады, и больницы, и другие социальные объекты, а также здесь расположено более 11,5 тысячи домов. Сегодня эти дома крайне опасны для проживания”, — сказал он.

Как отмечалось на совещании, — а мы об этом знаем не один десяток лет, — сложная ситуация складывается в Прокопьевске с населением в 205 тысяч человек — протяженность горных выработок под городом 360 километров, большая часть из них затоплена. Наиболее остро стоит вопрос с закрытием шахты “Коксовая-2”, которая в декабре 2012 года была признана банкротом. На предприятии, расположенном в городской черте, происходит подтопление горных выработок (при критическом уровне в 18,8 метра сейчас — 47,9 метра), отсутствует проветривание, активизировался подземный пожар, не проводится дегазация…

Как считают региональные власти, процесс ликвидации таких шахт должен проходить в рамках частно-государственного партнерства, предусматривающего в том числе участие средств федерального бюджета. До 2005 года финансирование природоохранных мероприятий, а также обслуживание комплексов ликвидированных в 1990-х годах шахт осуществлялось по программе реструктуризации угольной промышленности.

Как пояснил заместитель министра энергетики РФ Анатолий Яновский, объекты ликвидированных ранее шахт были переданы в Фонд имущества области. По его словам, на данный момент нерешенным остается вопрос по ликвидации шахт-банкротов. “К сожалению, вопрос по процедуре банкротства опасных производственных объектов не урегулирован в нашем законодательстве”, — сказал он.

В свою очередь заместитель руководителя Сибирского управления Ростехнадзора Михаил Сербинович сообщил, что ведомство обеспокоено ситуацией, когда собственники принимают решение о продаже шахт, добыча на которых близится к завершению.”Новые собственники в силу того, что не представляют объемы затрат на поддержание шахт, даже не в рабочем состоянии, не обладают достаточным резервом денежных средств. Они прекращают финансирование работ по добыче, обеспечение безопасности производства и приостанавливают горные работы”, — сказал он. В качестве примера последствий он назвал ту же “Коксовую-2”.

Напомню, что в Кемеровской области добывается 57 процентов всего российского угля. В регионе работают 63 шахты и 57 разрезов. Как уточнил Андрей Гаммершмидт, с 2014 по 2025 год планируется ввести в эксплуатацию 20 предприятий по добыче угля и 13 обогатительных фабрик. Добыча “черного золота” в Кузбассе к 2025 году должна достигнуть более 260 миллионов тонн — в 2012 году она составила 201,5 миллиона тонн.

Какие мысли взбудоражила приведенная выше информация? Главное, как мы привыкли говорить, богатство Кузбасса — уголь — давно стало и главным его несчастьем. Казалось бы, сообщение о том, что сложные и опасные в эксплуатации, а также убыточные шахты будут закрываться, должно вызвать только позитивные эмоции. Ан нет. Из опыта прошлых лет мы знаем, что наш регион получит лишь дополнительные проблемы. И это хоть и косвенно, но достаточно определенно подтвердили выступившие на совещании руководители и специалисты. То, о чем они говорили, — лишь часть нерешенных проблем, с которыми сталкивается и — с новой силой — продолжит сталкиваться Кузбасс.

Переселение людей с подработанных территорий, строительство жилья, объектов соцкультбыта, создание новых рабочих мест, поддержание безопасного режима на закрытых шахтах требуют огромных денежных средств. Их у нашего региона нет и не предвидится. Федеральный же центр озабочен чем угодно — строительством безумно затратных “потемкинских деревень” саммита АТЭС во Владивостоке, проведением разорительной Сочинской Олимпиады и т. п., - но только не решением насущных - кричащих! - проблем регионов, в том числе нашего.

Кузбасс и так уже серьезно болен от чрезмерного насыщения угледобывающими предприятиями. И судя по тому, что нам обещают строительство большого количества новых шахт и разрезов, зависимость региона от угля не только не будет ослабевать, а, наоборот, окрепнет. Это уже похоже на настоящую углеоккупацию собственников компаний, извлекающих из наших недр гигантские доходы, но которым наплевать на качество нашей жизни и нашу экологию, поскольку сами они здесь не живут. Они продолжат отнимать наши земли, заваливать их промотходами своих предприятий, уничтожать источники воды и при этом откупаться небольшими суммами денег в рамках так называемого “социально-экономического партнерства” с региональными властями.
Таков возможный сценарий уже ближайшего будущего Кузбасса. Не дай бог, если он осуществится!..

Кузнецкий рабочий
Автор: Михаил Гревнёв

Еще
Еще В Кузбассе

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Новая дорога на Костёнково-не самовольная постройка

Так постановил суд Новокузнецкого района. Судебное решение вступило в законную силу. Истца…