Дом творческих союзов. Вечер. На крылечке нарисованная вручную скромная афиша. Фойе наполняется молодым оживлённым народом. За закрытыми дверями – музыка. Новокузнецкий камерный хор, пользуясь любой возможностью порепетировать, распевается за пятнадцать минут до начала концерта. Шуршат чёрные платья – артистки выходят из зрительного зала. И снова заходят. За ними – артисты. Концертмейстер. Дирижёр. Зрители покашливают, поскрипывают стульями, переговариваются с увиденными знакомыми. Обстановка почти домашняя, сам концерт начинается как-то буднично. Но все выбранные для премьеры вещи – аховые! А исполнение – удивляющее!

На выступлении камерного хора Новокузнецка, где звучит прекрасная музыка русских и зарубежных опер, до обидного мало зрителей. Возможно, «виноват» новый дирижёр и худрук Сергей Борисович Толстокулаков, замахнувшийся на великих наших и «ненаших» оперных композиторов, исполняемых на лучших сценах мира самыми знаменитыми голосами.

Позволю себе спойлер – несмотря на некоторую неровность концерта, толстокулаковский эксперимент, как мне кажется, удался. И едва отзвучали благодарные аплодисменты, как зрители стали выспрашивать музыкантов, а когда и где всё это можно услышать… ещё раз.

Сообщаю: чудесное выступление повторится уже в понедельник 16 декабря в шесть часов вечера в холле Дворца культуры «Строитель». Завидую всем, кто услышит его впервые, радуюсь за каждого, кто, как и я, станет его зрителем дважды. Новый концерт Новокузнецкого камерного хора того стоит, честное слово. Несмотря на большую сложную программу – а я сбилась со счёта, сколько в ней хоров и соло, – он летит на одном дыхании.

Так много роскошной музыки! Да взять хоть «Набукко» Верди… Новокузнецкие артисты исполняют хор пленных иудеев – бархатную еврейскую тоску о канувшем величии и утраченной родине. Золотая арфа древних пророков висит на вербе – даже немая, она пробуждает память в сердце, рассказывает о былом времени.

Это чудная библейская история, произошедшая в VI веке до нашей эры. Она о двух сёстрах Фенене и Абигаель из вавилонской царской семьи Набукко – Навуходоносора II, – влюблённых в племянника иерусалимского царя Исмаеля, который ради любви к одной из них идёт против своего нара (иудеев).

Но не только выбором музыки удивляет новая программа камерного хора. В концерте столько сольных партий, что впору хорошему музыкальному театру. Анна Смелик «озвучивает» няню в бородинском «Князе Игоре». Николай Новгородцев и Илья

Шеремеев – убитого горем Светозара-отца и бесчестного «героя» Фарлафа в глинковской «Руслане и Людмиле». И даже старенький инструмент, стоящий на сцене ДТС, солирует, вызванивая под пальцами концертмейстера Сергея Селиванова то радостный, то тревожный дивный колокольный звон из оперы Мусоргского «Борис Годунов».

Очень смело! И м-м-м как приятно: в силу своих возможностей артисты блестяще справляются с непростыми даже для маститых задачами. Наталья Чернышова поёт партию Эвридики из именитой оперы Глюка. Солистке вторит хор – то мягко, то драматично и, наконец, торжественно, радуясь победе Орфея, которому удалось спасти любимую из царства смерти. Проникновенно, почти ласково летит мольба стрельцов из «Хованщины» Мусоргского «Батя, батя, выйди к нам… Господи, не дай врагам в обиду…» с солирующими Константином Ивановым и Сергеем Кокориным в образах стрельца Кузьки и надменного и властного князя Ивана Хованского.

Звонкой звёздочке Новокузнецкого камерного хора Дарье Кокориной доверены сразу три совершенно разные по характеру партии на английском, итальянском и русско-украинском языках. Например, карфагенская царица Дидона из самой известной британской оперы – «Дидоны и Энея» Перселла – в Дашином исполнении получилась очень нежной. В её голосе – хрустальном сопрано – звучат жалоба, мольба, прощание… Но не прощение! «Ах, так, у тебя первым делом самолёты? Тогда я себя убью!»

Плач Дидоны, действительно, одна из самых красивых и трогательных вещей в оперной лирике. И хор там хорош. А это блестящая «Аида» Верди – большая помпезная опера с торжественными шествиями и процессиями, маршами и балетами, грандиозными массовыми хоровыми сценами и мощными ансамблями. Но артисты исполняют из неё маленький трепетный кусочек – хор рабынь «Кто там с победой к славе торжественно идёт».

Ожидание и напряжение, даже страх сменяет торжествующая радость, в которую мягко вплетается соло Дарьи Кокориной – счастье дождавшейся милого Амнерис, ещё не подозревающей, что её Радамес любит другую (Аиду).

Но лучше всего, на мой взгляд, молодой солистке удаётся образ Параси из «Сорочинской ярмарки» Мусоргского. Уж очень убедительна поющая свою «Думку» Парася-Даша: розовощёкая, юная, сияющеглазая. Вот она загрустила, вспоминая, как Грицько глядит на неё ласково, называя голубкой и панночкой. А вот подбоченилась: «Разве я старенька, разве не молоденька, не хорошенька?» И чуть не в пляс! «Зелёненький барвиночку, стелися ровненько, а ты, милый, чернобривый, кланяйся низенько!»

Настоящим открытием концерта стало соло Светланы Фурмановой, очаровательно и задорно исполнившей словно звенящую капелью, поистине народную, чудную «Третью песню Леля» из оперы «Римского-Корсакова «Снегурочка»: «Повстречался девкам чуж

чуженин, чуженинушка стар старичок…» Браво, Светлана! Надеюсь услышать ваш наполненный, самобытный голос ещё не раз.

А кульминацией всего выступления Новокузнецкого камерного хора – аж слёзы на глазах! – был немаленький дивный кусочек из бородинской оперы «Князь Игорь». Что ни возьми – сплошные чудеса, объедение для слуха! Хоть жалующийся хор девушек: «Мы к тебе, княгиня, мы к тебе, родная…» Хоть гудящий тревогой и растущим напряжением мужской хор, объявляющий княгине о том, что князь ранен и пленён. Хоть хор половцев: «Пойте песни славы хану! Пой!» Поневоле незаметно пристукиваешь ногой под стулом.

Кажется, что может быть лучше, чем это волшебное, сладкоголосое: «Улетай на крыльях ветра»! Только изумительный, прекрасный «Плач Ярославны» в очень достойном исполнении Людмилы Миргородской… Когда она высоко, бесконечно тянет: «Ах! Плачу я, горько плачу я, слёзы лью да к милому на море шлю рано по утрам. Я кукушкой перелётной полечу к реке Дунаю, окуну в реку Каялу мой рукав бобровый. Я омою князю раны на его кровавом теле…» – кажется, твоя душа сама летит в бескрайнем небе горюющей кукушкой.

Закрываю глаза – и вижу это небо. Родину. Будто из чёрно-белого шуршащего старой плёнкой волшебства киносказок Михаила Ильича Ромма. Где обнимающиеся и разлучающиеся влюблённые иваны да василисы-марьи моей земли, которая вечно противостоит злым татям-врагам.

Видимо, худрук Новокузнецкого камерного хора Сергей Толстокулаков, создавая вместе с артистами этот чудесный концерт, тоже думал о чём-то подобном. Недаром заключительным аккордом звучит торжествующая, ликующая, летящая славица из глинковской оперы «Иван Сусанин»: «Славься, славься, ты Русь моя, славься, ты русская наша земля…» Ей богу, так и хочется грянуть «Ура!»

Инна Ким

NK-TV.COM

Еще
Еще В Новокузнецке

2 комментария

  1. Елена.

    14.12.2019 12:27 в 12:27

    концерт действительно замечательный! Статья же оставила несколько странное впечатление. По духу, эмоциям- да. Но ляпы вызвали недоумение. «Но все выбранные для премьеры вещи – аховые!» Понятно, что восхищаетесь (« Ах!»), но уж очень двусмысленно звучит.

    «Наталья Чернышова поёт партию Эвридики из именитой оперы Глюка.» Солистка же исполнила партию Орфея, что пришёл. Ну, пара- тройка сомнительных оборотов ещё. Статью писал профессиональный журналист? Статья из серии « хотели как лучше, а получилось ..»

    Ответить

  2. Павел

    14.12.2019 17:40 в 17:40

    Да нормальная статья, что за крючкотворство

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Who is Мишустин?

Президент России Владимир Путин назначил возглавлявшего ранее Федеральную налоговую службу…