Скажу честно, история инспектора Россельхознадзора, обнаружившей в поселке Апастово в 100 км от Казани три тушки замороженных венгерских гусей, изъявшей и уничтожившей их с помощью бульдозера, наверное, всколыхнула многих. Меня же она порядком утомила.

Я поставил себя на место чиновницы. Видимо, тот факт, что тушки венгерские, она каким-то образом определила. Но дальше понять ничего не могла, поскольку надписи были на английском. Поэтому инспекторша не только вполне обоснованно предположила, что продукт был не просто нелегально ввезенным, но и допустила худшее – контрабандные тушки могли оказаться просроченными или (и) напичканными антибиотиками, как печально известные «ножки Буша».

Если ждать переводчика из Казани, тушки запросто могут испортиться. Поэтому времени на проверку гусей с помощью надзорных ветеринарных ведомств, как обычно делается на границе, у чиновницы не было, а единых национальных стандартов качества продуктов в России пока нет, как нет, по сути, и единого органа на этот счет. Имеются различнейшие инстанции, которые руководствуются внутренними инструкциями с разными нормативами. В этой связи нелишне напомнить, что поручение о разработке государственной системы управления качеством пищи, которая позволит установить единый порядок отслеживания продуктов отечественного и иностранного производства, только недавно было дано правительству президентом. Сейчас безопасность пищи регламентируется примерно 7 тыс. ведомственных нормативных документов! Отсюда и наиболее доступное для чиновницы решение. Боюсь, что я на ее месте поступил бы так же.

История с указом об уничтожении санкционной еды и расширение списков стран, подпадающих под продовольственное эмбарго, казалось, всколыхнули всю Россию. В Интернете появились списки протестующих, которых, по некоторым данным, набралось более 300 тыс.

Уничтожение санкционной еды было уже (безуспешно) оспорено в Верховном суде. В иностранных изданиях даже появился антирейтинг президента Путина – мол, против уничтожения санкционных продуктов высказались 87% россиян. На самом деле опросы Левада-Центра показывают, что 48% россиян не поддерживают решение российских властей уничтожать санкционные продукты. Этот процент результируется из количества высказавшихся «определенно отрицательно» по отношению к инициативе уничтожать запрещенную еду – 15% респондентов. Еще 33% сообщили, что относятся к ней «скорее отрицательно», а 13% затруднились ответить. Лишь 17% респондентов сказали, что относятся к этой инициативе «определенно положительно», тогда как 23% восприняли ее «скорее положительно». Директор Левада-Центра Лев Гудков заявил Би-би-си, что негативная реакция была предсказуемой, но оказалась гораздо менее острой, чем он ожидал.

Собственно говоря, общественное мнение всколыхнуло именно намерение властей уничтожать подпадающие под российские контрсанкции западные продукты в том случае, когда они нелегально оказывались на территории РФ. Вопрос введения таких антисанкционных мер, несмотря на их также спорный характер, такого резонанса не встретил. На этом, я думаю, сказалась активная и достаточно длительная работа российского аграрного лобби, выступавшего в свое время и против участия России в ВТО. Хотя надо признать, что восстановить утерянное со времен перестройки, антиалкогольной кампании, становления рыночной экономики и вступления в ВТО за какой-то год практически невозможно.

Возмущались не только россияне, но и министр сельского хозяйства ФРГ Кристиан Шмидт, который назвал уничтожение санкционных европейских продуктов в России этически совершенно неприемлемым и призвал российского лидера ослабить запрет на поставки продовольствия. Впрочем, сами немцы обрушились на министра в Facebook с резкой критикой, напомнив о массовом уничтожении просроченного продовольствия в самой Германии.

Понять немецкого министра можно. Скорее всего двигали им не столько моральные, сколько чисто экономические соображения. Немецкие фермеры терпят убытки из-за российского эмбарго на ввоз продовольствия из западных стран и призывают политиков повлиять на ситуацию. Президент Немецкого крестьянского союза Йоахим Руквид на съезде фермеров ФРГ в Эрфурте заявил, что запрет Москвы на импорт продовольствия из Европы сильно сказывается на продажах, в частности, молока, мяса, фруктов и овощей. Эмбарго – главная причина падения цен на свинину и давления на ценовую политику производителей молочной продукции. Руквид высказался за пересмотр санкций, которые ЕС ранее принял в отношении РФ.

Однако ответить на вопрос, что делать с санкционными продуктами – уничтожить или отдать неимущим, детям, Донбассу или голодающим в Африке, в условиях России не так просто. Конечно, можно было бы складировать все нелегально ввезенное продовольствие и отсортировать непригодное по санитарным нормам для потребления. А затем его  уничтожить. Но в данном случае Россия сталкивается с явной нехваткой средств на проведение подобной масштабной логистической операции. Ведь нужно учитывать, что контрабандное продовольствие ввозится нелегально и главными маршрутами этой контрабанды могут быть практически неохраняемые границы с Белоруссией и Казахстаном или слабо охраняемая граница с Украиной.

Налаживание действенной охраны этих многокилометровых границ практически невозможно в ближайшие годы даже по чисто финансовым соображением. Не говоря уже о создании там складов, оснащенных экспертами-ветеринарами и растениеведами с соответствующим оборудованием. Не стоит сбрасывать со счетов и мнение главы Россельхознадзора Сергея Данкверта. Он заявил в интервью немецкой телерадиокомпании Deutsche Welle: «Те, кто не понимает (ситуацию. – «НГ»), должны иметь в виду, что если не уничтожать – будут дополнительные условия для коррупции внутри страны. Коррупция будет, ничего другого». К сожалению, все эти доводы актуальны, и в первую очередь для России.

http://www.ng.ru/

Еще
Еще В России

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Вторая Венеция: в Новокузнецке затопило целые улицы

В результате сильного дождя оказались затоплены улицы Новоильинского района, площадь торже…