В этом сезоне в репертуаре Новокузнецкой драмы появился спектакль, который многие представительницы прекрасного пола восприняли буквально как подарок. Речь идёт о «Бесприданнице», премьера которой состоялась 18 мая 2023 года. Да-да, той самой, всем известной – хотя бы кинодуэтом обаятельного Михалкова и молоденькой Гузеевой – социально-психологической драме о зависимой бедности и всемогущем богатстве, которая была актуальна для XIX века нарождающегося в России капитализма и, увы, стала ещё острее для нашего с вами времени развитого потребления.

ЗЕРКАЛО ДЛЯ ОБЩЕСТВА ПОТРЕБЛЕНИЯ

К слову, над пьесой о доверчивой влюблённой девушке, обманутой вероломным обольстителем, для которого выгода оказывается важнее чувств, – поздним своим творением, – одно из солнц русской драматургии Александр Николаевич Островский работал в течение четырёх лет. Его «Бесприданница» не просто рассказывает заставляющую расчувствоваться сентиментальную историю – она показывает мир, где всё пронизано отношениями купли-продажи и где у «каждой вещи своя цена есть», в том числе у юной хорошенькой женщины.

Интересно, что такое «зеркало» ужасно не понравилось зрителям и критикам 1878 года – они освистали премьеру «Бесприданницы». Так что успех к этой пьесе пришёл только после смерти Островского.

Зато с тех пор число её постановок трудно посчитать, «Бесприданница» пользуется популярностью и у современных режиссёров. Но в какие одёжки они ни рядили бы Ларису и как ни модифицировали бы текст Александра Николаевича – каждый «замахивающийся» на эту пьесу режиссёр сути её, в общем-то, не меняет.

Не стало исключением и произведение Новокузнецкой драмы в постановке режиссёра Георгия Смирнова. Оно тоже о купле-продаже и людях-вещах. И, конечно, о любви, которая, впрочем, не имеет никакого значения, когда на горизонте маячат большие деньги.

КАК В МУЛЬТИКЕ-ХОРРОРЕ

Но прежде чем перейти к содержанию – поговорим о форме. Именно она даёт первоначальное впечатление о спектакле. И скажу сразу – новокузнецкая «Бесприданница» впечатляет с первого «кадра». Бегущая по стенам, потолку и лицам сидящих в зрительном зале и вспыхивающая в сотнях глаз лунная зыбь. Подсвеченное мёртвое дерево, распятое на холодном сером фоне неба и колышущейся широкой реки. Красиво и немного жутко – как в высококлассном мультике-хорроре, где вот-вот произойдёт нечто ужасное.

Авторы спектакля – режиссёр Георгий Смирнов, художница Надя Скоморохова, видеосценографистка Ася Мухина, художник по свету Владимир Коваленко и композитор Вячеслав Жуков – обещали необычную сценографию. И слово своё они сдержали.

Изначально заданная атмосфера развивается объёмно – на плоскостях сцены и на мультимедийной декорации-экране, которая транслирует сначала просто тревожные, а потом и откровенно пугающие трансформации то ли водной пучины-Волги, то ли человеческого сознания. Этот сложносочинённый видеоряд, следить за которым отдельное удовольствие, словно расшифровывает мысли и поступки героев и к финалу разрастается почти физически болезненным крещендо.

Дерево на сцене – не только дерево, а будто омертвевшая любовь, загубленная жизнь. А настоящий валун буквально давит своей не мнимой тяжестью. Даже речное мелководье – по-настоящему разлитое в двух шагах от зрителей, в ярких кустиках осоки, – погружает в какое-то злое колдовство, навевает ощущение неминуемой трагедии. А когда раздаётся пушечный выстрел, похожий на грозовой хлопок грома и возвещающий о прибытии Паратова, поневоле вздрагиваешь вместе с Ларисой, печальная участь которой – ты-то это знаешь – предрешена.

НОВЫЕ БЕСПРИДАННИЦЫ

В первой же сцене спектакля неожиданно появляются «забитая» жена (Татьяна Качалова) и любовница-модель (Юлия Нагайцева) толстосума Кнурова вместе с супругой Вожеватова (Татьяна Лизунова). Женщины принимают нарочитые селфи-позы. В их руках многочисленные пакеты, будто они пришли прямо из ЦУМа… Вот только никаких жён-любовниц в пьесе Островского нет, а Васенька Вожеватов так и вовсе не женат!

Новых героинь в постановку самовольно ввёл режиссёр. Они словно сошли с глянцевой обложки – дамы света и полусвета щеголяют в нарядах от таких современных модных домов, как Гуччи, например. А в пакетах, с которыми героини передвигаются из сцены в сцену, – очередные дорогие наряды.

И в этом заключена вся роль женщин в мире капитала, в мире потребления – одни, как не смеющая даже пикнуть жена Мокия Пармёныча, устраивают удобный быт, другие, как его же любовница, служат для эффектного эскорта и ублажения, а третьи, как немолодая и не слишком эффектная супруга молодого и симпатичного Василия Вожеватого, скорее всего обеспечивают первоначальный капитал и нужные связи. Не удивительно, что ни одна из этих «бесприданниц», молчаливо появляющихся практически в каждой сцене, не произносит ни слова. Ведь они не женщины – они вещи, выполняющие определённые функции!

Поэтому-то Кнуров (Анатолий Нога) и Вожеватов (Александр Коробов), ничуть не стесняясь молчаливого присутствия покорных женских теней со шмоточными пакетами в руках, в зачине спектакля подробно обсуждают прелести Ларисы, а в его финале – и вовсе разыгрывают в орлянку наконец-то «поступившую в продажу» желанную бесприданницу-вещь. Причём понятно, что Ларисе уготовано занять место любовницы Мокия Пармёныча, а ту в свою очередь наверняка перекупит Василий Данилыч – чего добру зря пропадать, пока оно ещё в товарном виде.

ИЩУЩАЯ ЛЮБВИ

Вышколенные бесприданницы хорошо знают своё место, у них нет и не может быть собственного голоса. Их можно купить или продать, сломать или выкинуть. В мире, где главное мерило – это деньги, а любовь давно не является ценностью, все играют по правилам, установленным сильными, богатыми, могущественными.

Все – кроме Ларисы Огудаловой (Полина Зуева). Она единственная, кто ищет любви, для кого любовь – высшая потребность. У Островского, в финале пьесы, она специально провоцирует своего несостоявшегося жениха на трагический выстрел… Да потому что жизнь без любви для романтичной бесприданницы не имеет смысла, а она «любви искала и не нашла»!

Юная красавица, чья судьба заключена лишь в том, чтобы быть выбранной и купленной, как может борется с фатумом. Она готова найти любовь даже в браке с противным ей, в общем-то, Карандышевым, хотя изначально понимает, что он просто тешит собственное самолюбие, а она для него – такая же кукла, как и для всех остальных.

В борьбе за своё право на любовь Лариса легко позволяет себя обмануть и соблазнить – Сергей Сергеевич Паратов (заслуженный артист России Андрей Ковзель) даже не особенно старается. Самодовольный расслабленный «хозяин жизни» просто снимает с пальца кольцо да говорит несколько многозначительных, но ничего не значащих сентиментальных фраз. Он и недвусмысленную речную прогулку предлагает девушке просто так, на всякий случай… А вдруг согласится?

И она, к его очевидному удивлению, соглашается! Более того! Тут же расстёгивает и берёт в руки босоножки, готовая прямо сейчас заскочить по мосткам на «кораблик любви», о котором столько мечтала. Ну как этим не воспользоваться?!

ВСЁ ПОКУПАЕТСЯ

Падение Ларисы – и попадание её в плоскость товарно-денежных отношений, где единственной ролью ларис является ублажение имущих деньги и власть, – ожидаемо, даже закономерно. Все, кто в окружении юной бесприданницы не способен покупать других, – продаёт себя. И делает это даже вприпрыжку, заискивающе улыбаясь, – как буфетчик Гаврило (Евгений Лапшин).

У Ларисы Огудаловой в спектакле есть интересный двойник – правда, комический. Это Робинзон (Иван Железняков). Его заставляют делать то, что хотят хозяева. Им играются. Над ним смеются. Его пинают, бросают, наряжают. Он и двигается-то по сцене, как игрушечный робот, которым управляет его новый хозяин Вася Вожеватов, перекупивший куклу-вещь Робинзона у Паратова.

К слову, Важеватов даже обманывает Робинзона – как Паратов обманывает Ларису. В общем, Робинзон – такая же «бесприданница», как Лариса и как все женские персонажи постановки.

ВСЕ ПРОДАЮТСЯ

Взять ту же ухоженную и вполне ещё «товарную» Хариту Игнатьевну Огудалову (заслуженная артистка России Илона Литвиненко) в модных солнцезащитных очках и брючном костюме, с «ботоксно» надутыми губами. Видно, что для одной из самых ярких во всех смыслах героинь роль услужливой «бесприданницы» давно стала второй кожей.

Она лучезарно улыбается, когда на неё покрикивает Кнуров, угодливо с ним соглашается, готова с терпеливым и покорным восхищением его выслушивать, хотя он неприкрыто покупает её дочь. И всё ради подачек – «тёплого участия богатого сильного человека».

Между матерью, уже давно себя продавшей, и дочерью, которая продаваться не хочет, а хочет найти любовь, явный конфликт. Харита Игнатьевна вроде бы и тревожится, по-матерински переживает за Ларису, но в то же время злится, что упрямая дочка сопротивляется участи быть задорого проданной.

Любопытны отношения фальшиво целующихся при первой встрече Огудаловой-старшей и Паратова. О! Они прекрасно понимают друг друга и снисходительно друг друга одобряют, потому что по сути своей неотличимы. Харита Игнатьевна даже не винит Сергея Сергеевича в том, что он променял её Ларису на богатую невесту с приисками. Ведь Паратов – тоже «бесприданница», продающаяся повыгоднее и подороже.

Кстати, Васенька Вожеватов – в постановке Георгия Смирнова – выступает явным двойником Паратова. Молодой Василий Данилыч не позволяет себе любви, а женился он наверняка на выгодной партии.

КАК РОЖДАЮТСЯ МАНЬЯКИ

Как Огудалова-младшая разительно отличается от всех остальных героинь, так и Карандышев (Александр Шрейтер) кардинально не похож на других героев спектакля. Но если Лариса не хочет быть частью товарно-денежного мира, то Юлий Капитонович этого просто не может. В сущности, ему нечего продать, чтобы стать чьей-то вещью: он малосимпатичный, закомплексованный, жалкий, смешной. Да и купить Ларису ему не на что – ведь он не имеет ни денег, ни власти.

Болезненно самолюбивый, неуверенный, ревнивый карьерист Карандышев постепенно, на протяжении всей постановки, прямо на глазах у зрителей превращается в абьюзера, убийцу, даже маньяка – и наблюдать за этой трансформацией чрезвычайно любопытно. Тем более что происходящие с героем изменения словно иллюстрирует видеоряд на декорации-экране, где разверзается настоящая пропасть-пучина, клубящаяся густым туманом.

Вот Карандышев, ударяя по зрительским нервам, растягивает аккордеон. Лицо у него сосредоточенно-пустое, только в глазах будто мелькают облачка – как двадцать пятый кадр на киноплёнке. И ты понимаешь: там, внизу, под кислотными облаками, всё время взрываются и булькают недра неизведанной планеты. Нечто зреет, перемалывает человеческое, взращивает монструозное. Осталось совсем чуть-чуть – последний щелчок, и сработает триггер, а тихий неприметный человечек начнёт убивать!

НЕОЖИДАННЫЙ ФИНАЛ

За исключением общего сюжета, «Бесприданница» Новокузнецкой драмы абсолютно не похожа на кино с Михалковым и Гузеевой (а местами даже и на пьесу Александра Николаевича!). И одеты герои в современные легкомысленные одёжки, и интонируют свои реплики иначе, зачастую изменяя этим их смысл.

Вот вроде бы узнаваемая сцена: по просьбе гостей на помолвочном обеде в доме Карандышева – в пику ревнивому самолюбивому жениху – Лариса поёт. Но совсем другой романс – никогда не существовавший, однако на стихи реального и известного современника Островского! А Алексей Апухтин пишет бызысходно-тоскливое и пугающе «хоррорное»: «Слёз уж нет… один я… и в душе моей, верь, ещё темнее и ещё черней».

И сразу же после столь пессимистичного пения героиня безоглядно-оптимистично бросается в объятия любимого, который её ожидаемо использует и выбрасывает. На экране зима, пенные воды, студёный океан, фантастический пейзаж – как в душе бедной девушки. Сама Лариса в купальнике, на заросшем осокой речном берегу.

Следует роковое объяснение, во время которого быстро выясняется, что Паратов вообще-то обручён, да и не собирался он бросать денежную невесту ради бедной бесприданницы, а так, просто хотел немного поразвлечься, прежде чем выгодно продаться. Мелькают знакомые кадры-сцены: Кнуров и Вожеватов разыгрывают Ларису на монетке, Вожеватов отказывается утешить плачущую и тоскующую Ларису, Кнуров предлагает Ларисе завидное содержание, похваляясь, что для него невозможного мало.

Наконец, появляется окончательно трансформировавшийся в маньяка Карандышев, заявляя свои права на Ларису и поднимая пистолет. Схватившись за грудь, Лариса падает… И вдруг начинается несусветное – настоящее восстание машин-вещей, о котором Александр Николаевич и помыслить не мог!

А знаете, что самое интересно? Если смерть красавицы-героини от руки жалкого Карандышева – кульминацию-катарсис пьесы – зрительницы восприняли, в общем-то спокойно (как минимум, потому что её ждали), то последующие сцены вызвали у кого-то оторопь, а у многих искреннее ликование. Все «ларисы» в зрительном зале обрадовано вскочили с мест! Раздался чей-то весёлый возглас-предложение: «И контрольный в голову!».

Ну а как именно раскрутилась главная интрига новокузнецкой «Бесприданницы» и удалось ли Ларисе Огудаловой «перезагрузить систему» – я открывать не буду. Не хочу своим спойлером портить вам кайф от просмотра – между прочим, ближайший показ спектакля состоится 17 ноября. Приходите – сами всё увидите.

Инна Ким

Фото Дианы Токмаковой

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

Два грузовика сгорели на трассе в Кузбассе

29 февраля около 11:30 на 353 километре автодороги Р-255 «Сибирь» в Ижморском му…