Однажды в 1721 году рудознатец Михайла Волков «копнул» дымящуюся Горелую гору рядом с современным Кемерово, а археолог, ботаник и медик Даниэль Мессершмидт, состоявший на службе у Петра I, – её Огнедышащую близняшку. Гора с говорящим названием находилось под городом Кузнецком, к тому времени разменявшим вторую сотню лет. Кто же из них был первым – казачий сын или немецкий исследователь – не так уж важно. Уголь они обнаружили, донесения об этом в вышестоящие инстанции отправили. И все в огромной Российской империи благополучно забыли о найденных Волковым и Мессершмидтом богатствах.

Правда, спустя полвека на левом берегу реки Томь-Чумыш, бегущей по территории нынешнего Прокопьевского района, появился принадлежащий кабинету Его Императорского Величества металлургический заводик, где трудились более 800 крепостных крестьян. Там впервые в истории края освоили промышленное применение местного угля для производства металла. Это было настоящей революцией. Но после отмены крепостного права первых кузбасских металлургов распустили, а само предприятие закрыли.

Только к этому времени уже состоялось «второе» открытие Кузбасса, которое в 1842 году совершил выдающийся русский геолог и географ Пётр Александрович Чихачев. А, несмотря на попытки как-то использовать содержимое здешних недр, Кузнецкая котловина, куда он отправился, была крайне слабо изучена. Вот учёный и решил восполнить этот зияющий пробел, а подробный отчёт о своих исследованиях опубликовал аж в городе Париже. Написанный на французском языке труд назывался «Научное путешествие в Восточный Алтай и в места, прилегающие к китайской границе». Именно там впервые появилось имя нашего края – Кузнецкий угольный бассейн.

Более того – Пётр Александрович впервые составил и опубликовал геологическую карту богатств Кузбасса. И снова страна не особо их «заметила». Хотя частный капитал, если честно, уже тогда не дремал. Первая угольная шахта в черте Кузнецка была открыта ещё в 1904 году местным мещанином Яковом Викентьевичем Фамильцевым. Она располагалась в изгибе протоки Томи возле Крепостной горы. Фамильцев получил право на производство разведки и добычи угля сроком на девять лет. В его шахте работали всего три человека, а уголь грузили на баржи и отправляли в губернскую столицу Томск или продавали горожанам для отопления домов.

Но первыми, кто всерьёз заинтересовался нашим угольком, были иноземные капиталисты. В 1912 году, спустя 70 лет после кузбасского путешествия Чихачева – и почти через двести лет после изысканий Волкова и исследований Мессершмидта, – кабинет Его Императорского Величества продал акционерному обществу французских, немецких и бельгийских банкиров Абашевские, Крапивинские и Анжерские копи, Кольчугинский, Прокопьевский, Киселёвский и Тельбесский рудники, а также Гурьевский металлургический завод.

Приглашение занять место главного инженера Копикуза принял талантливый русский горный инженер Иосиф Иосифович Федорович, ставший одним из основателей кузбасской горно-металлургической отрасли и горноспасательного дела в России. Он убеждал акционеров не скупиться на зарплату специалистам, а специалистов соблазнял невиданным размахом предстоящей работы. Не забывал Федорович и о рабочих. На Кольчугинский рудник он привез из Донбасса 300 шахтёров, отобрал их лично, всех знал по имени, каждому выделил корову, свинью и кредит на строительство дома.

Сразу после геологоразведки, которая подтвердила самые смелые предположения насчёт местных угольных залежей, Копикуз построил железную дорогу от Юрги до Кольчугино с веткой на Кемеровский рудник, о какой в наших дремучих таёжных краях и слыхом не слыхивали. Началось сооружение Кемеровского коксохимзавода, намечалось освоение Ерунаковского месторождения. Учредители Копикуза должны были хозяйничать в наших краях вплоть до 1972 года и планировали создать здесь мощный топливно-энергетический комплекс, сделав Кузбасс для Урала и Сибири тем же, чем был Донбасс для европейской части страны.

Так оно, в общем-то, и вышло – только уже у Союза Советских социалистических республик. Хотя в самом начале и для европейских капиталистов всё было не так уж плохо: в 1917 году права Копикуза на угледобычу подтвердило Временное правительство. Иосиф Иосифович нашёл там бывших своих однокурсников и убедил их взять предприятие под защиту. Федорович не допустил забастовок, сам повысил оплату труда. Более того! Угледобыча на копях Кузнецкого бассейна возросла на 46%. Не прекращалась она и после Октябрьской революции: копикузовцы в лице главного инженера довольно активно и взаимовыгодно сотрудничали с Советами.

Уголь вывозили даже во время гражданской войны. Колчак, под которым был тогдашний Кузбасс, тоже не возражал против деятельности заграничного АО. Но в 1920 году, сразу же после окончательного поражения колчаковцев, оно всё-таки было национализировано. С этого времени, собственно, и началась реализация амбициозного Урало-Кузнецкого проекта, которая в итоге превратила молодую Советскую республику в индустриальную державу. Причём новая власть не только успешно «освоила» построенное на средства империалистов, но и активно строила своё.

В начале 30-х годов в Кузбассе было открыто немало шахт – имён Дзержинского, Кирова, 7 ноября и других. А в 40-х и 50-х – ещё больше. Многие из них потом стали лучшими в СССР. В советское время было широко известно, что 31 августа 1935 года простой рабочий парень из Донбасса Алексей Стаханов перевыполнил норму добычи угля почти в 15 раз. А 24 ноября того же года кузбасский забойщик Павлов, используя отбойный молоток, добыл за одну смену 991 тонну угля. Ещё раньше забойщик Каратаев смог выдать 100 тонн угля за смену, а забойщик Парфенёнок – 138 тонн угля.

Первое кузбасское предприятие по промышленной добыче угля – разрез «Краснобродский» – открылось в ноябре 1947-го. Как раз в тот год, когда в Советском Союзе появился День шахтёра. К слову, страна была готова его праздновать ещё в конце 30-х годов, но тут началась Великая Отечественная война, и стало не до праздников. Но спустя два года после её окончания советские министры официально утвердили новый праздник, который весь СССР впервые отпраздновал в последнее августовское воскресенье 1948 года.

Сегодня угольная отрасль Кузбасса переживает настоящий золотой век. Компании увеличивают объёмы добычи и осваивают новые угольные участки. Причём упор делается на открытый способ угледобычи, который буквально «убивает» всё вокруг. Существует такой показатель: чтобы добыть один миллион тонн угля, необходимо разрушить 30 га сельских угодий и леса. Картинка получается прямо постапокалиптическая: здесь птицы не поют, деревья не растут, а хребты отвалов чередуются с зияющими в земле гигантскими угольными ямами, уже сегодня занимающими десятки квадратных километров.

Да, при открытом способе добычи угля добытчики гораздо меньше рискуют здоровьем и жизнью, чем работающие в забоях шахтёры. Только не верьте, что собственники предприятий выбирают его исключительно из-за заботы о безопасности своих работников. Главное – он позволяет вынимать богатства недр одновременно на больших территориях. А значит, угольные разрезы просто более добычливые. К тому же они чисто экономически выгодны собственникам: не нужно тратиться на обустройство и оборудование шахт. Вырыл яму – и копай себе спокойно.

Почти вся наша земля уже подверглась повсеместным антропогенным трансформациям, которые нанесли необратимый урон уникальным природным ландшафтам и недрам. А в районах интенсивной подземной и открытой угледобычи – это территория Прокопьевского и Киселёвского районов и окрестностей Междуреченска – они наиболее изменены. По оценкам экспертов, площадь нарушенных земель в Кемеровской области составляет не менее 100 тысяч га. По данному показателю мы в десять раз опережаем всю страну.

Вот только, к сожалению, общие угольные запасы Кузбасса оцениваются более чем в 700 миллиардов тонн, что составляет больше двух третей всего угля России. А это непредставимые обычному человеку деньги. И поэтому экспансия сужающихся вокруг нас угольных разрезов будет продолжаться, а огромные ямы, уродующие наш некогда зелёный и очаровывавший очи край, – расти. В общем, День шахтёра для подавляющего большинства новокузнечан и кузбассовцев, не имеющих никакого отношения к доходам от добычи богатств Кузнецкого бассейна, стал праздником со слезами на глазах.

Инга Видалова

NK-TV.COM

видео: Новокузнецк.ru

Еще
Еще В Новокузнецке

Один комментарий

  1. Пенсионер

    28.08.2019 23:14 в 23:14

    А,почему выбор редакции не совпадает с вашими подписчиками?

    Ответить

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

КУЗБАССКИЕ СИНОПТИКИ ДАЛИ ПРОГНОЗ ПОГОДЫ НА ОКТЯБРЬ

Кузбасские синоптики дали предварительный прогноз погоды на октябрь. По их оценкам, зима п…