В марте 1990 года живущий в Кузбассе шорский народ стоял на пороге событий, которые могли бы изменить его судьбу. Но не изменили. По воспоминаниям очевидцев, в 90-е годы шорцы испытывали огромный подъём национального самосознания. Все кузбасские города и даже посёлки буквально бурлили от активности коренных жителей края. 30 лет назад в Доме политпросвещения в Новокузнецке прошёл первый съезд шорского народа. Практически сразу за ним был второй. Потом третий. Три съезда подряд участники требовали присвоить Шории статус автономного округа со всеми правами. Ситуация для возрождения угасающего этноса складывалась более чем благоприятная. Только шорцы не сумели добиться автономии. Исторический момент был упущен.

А ведь ничего такого уж несбыточного коренные жители юга Кузбасса не хотели. На том первом съезде 30-летней давности они обсуждали вопросы о своём национально-государственном и социально-культурном устройстве и признали ошибочной ликвидацию Горно-Шорского национального района в 1939 году.

Такая разновидность государственной автономии – Горно-Шорский национальный район с правами округа – появилась на занимаемой Горной Шорией территории в 1925 году. А округом он не стал потому, что уже входил в состав Кузнецкого округа – нынешнюю Кемеровскую область. Ну просто не мог быть округ в округе! И когда в 1939 году все без исключения национальные районы в ходе обыкновенной административной реформы были упразднены, шорскому народу крупно не повезло. Он остался без каких-либо этнических прав, так как во времена СССР народ мог этнически развиваться только в случае, если он имел статус республики, автономного округа или автономной области.

Более полувека язык шорцев искусственно оставался бесписьменным. В итоге за всю советскую историю вышло только несколько изданий шорского героического эпоса на русском языке, а шорская грамматика была издана единственный раз в 1941 году. В шорских посёлках работали только начальные школы, да и то далеко не во всех. И там изучали исключительно русский язык. А подросших детей забирали в интернаты, где они воспитывались и учились вдалеке от семьи. Оказавшись вырванными из языковой среды, они быстро ассимилировались. Так что этнос в целом стремительно вымирал.

Вдобавок в конце 30-х годов был образован Шорлаг. Начали вырубаться леса, вместе с тайгой гибли животные. Когда зоны перемещались на новые места, коренные жители уже не могли вернуться к своему традиционному промыслу – охоте. Дальше – больше! Вблизи мест обитания шорцев стали добывать уголь. Шахтёрский Междуреченск поглотил шесть шорских сёл, Мыски – более десяти. Шорцы покидали родные места, спивались, кончали жизнь самоубийством, их убивали.

К началу 90-х ситуация была катастрофическая. Но начались перемены, и многие шорцы надеялись на возрождение своего народа, переживали большое воодушевление. В Новокузнецке при государственном педагогическом институте была открыта единственная в мире кафедра шорского языка и литературы. Её основатель Андрей Ильич Чудояков видел спасение шорцев в возрождении родной культуры, а через неё – каждого человека. Он одним из первых выступал на шорских собраниях, ездил по городам, призывая шорцев объединяться, создавать автономию и возвращать шорский народ из небытия.

На шорском языке был издан целый ряд учебников, словарей, хрестоматий, учебных пособий для школ и вузов. Новокузнецк поддерживал тесные связи с Институтом языков народов России МО РАН, Объединенным институтом истории, филологии и философии СО РАН, многими российскими университетами и научно-исследовательскими институтами. При Московском институте национальных проблем образования была создана Лаборатория национального образования шорцев.

Сотрудники кафедры совершали экспедиции в районы проживания шорцев для сбора лингвистического и фольклорного материала, участвовали в научно-практических конференциях, организованных по всей стране. Выпускники кафедры возвращались в родные деревни, преподавали в школах.

В те же годы выходили шорский информационный бюллетень, шорский литературный журнал и даже шорская детская газета, а также многочисленные сборники произведений шорских поэтов и прозаиков, написанные на родном языке. В Таштагольском районе вещало шорское телевидение, проводились курсы шорского языка для взрослых.

И всё сошло на нет. Коренной народ Горной Шории так и не сумел получить автономию. И не удивительно. Тогдашнее руководство Кузбасса восприняло требование шорцев как угрозу единству Кемеровской области и попытку её расколоть. Разумеется, позволить такое было просто невозможно. Ведь это могло помешать весьма и весьма прибыльной угледобыче. А сами шорцы не сумели настоять на своём. Они оказались слишком слабы и разобщены.

В 2010 году кафедру шорского языка и литературы ликвидировали. Попытка спасти этнос от вымирания провалилась. По современным образовательным стандартам изучение шорского языка в России не предусмотрено. Да и негде его изучать. Даже старые начальные школы в деревнях закрыты. Сегодня на родном языке говорят только старики. Умрут они – и останутся одни угольные разрезы. При этом около 40 шорских посёлков до сих пор не имеют постоянного электричества, а большинство населённых пунктов, где живут шорцы, обеспечивают электричеством дизельные генераторы, которые работают несколько часов в день.

Инга Видалова

NK-TV.COM

Еще
Еще В Кузбассе

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

РЕЖИМ ПОВЫШЕННОЙ ГОТОВНОСТИ ПРОДЛЕН

Губернатор Сергей Цивилев выступил с очередным обращением к жителям Кузбасса и поделился п…