В окнах детской школы искусств имени Магды Мацулевич трогательные девочки, склонившиеся над фортепьяно. Из-под быстрых лёгких пальцев раздаются весёлые фортепьянные рыдания. Прекрасная музыка – Бетховен, Бах, Брамс, Дворжак, Чайковский, Глинка, Рахманинов и, конечно же, обожаемый Магдой Францевной Шуберт – уносит тебя туда, где нет горя, зависти и злобы, а печаль бывает только пушкинской (светлой). Она, школа, находится на первом этаже обычной пятиэтажки, в нескольких остановках от старинного деревянного дома, где в 1954 году дали комнату освобождённой из Сиблага музыкантше и её сыну (тоже «врагу народа»).

В нынешнем году соединились сразу три события, связанные с именем Магды Мацулевич. Четверть века назад детская музыкальная школа №47 была названа в память о Магде Францевне, отдавшей её 30 лет своей жизни. А главное – исполнилось 65 лет самой школе, образованной в 1957 году, когда выдающейся пианистке, рождённой 18 июня 1897 года, было 60 лет. Сегодня – 125-я годовщина со дня её рождения.

Я держу драгоценный документ – автобиографию Магды Францевны. Она написана в 1950-х годах: для зачисления на работу. Магде Мацулевич в это время было около 60-ти, но почерк удивительно молодой. Ясный, твёрдый, округлый, как у прилежной гимназистки: «…родилась в 1897 году в Новгороде в семье служащего губернской контрольной палаты Мацулевича Франца Владиславовича… поступила в гимназию… отца перевели в Санкт-Петербург…».

Магда Францевна была по происхождению дворянкой из известного польского рода графов Яблонских. Но семья жила очень скромно, так что Магдалена – так назвали девочку при рождении – начала работать ещё подростком. Давала уроки музыки. Была концертмейстером у оперных певцов.

Мацулевичи жили обычной жизнью своего круга – лето Магда с матерью и старшим братом проводила в деревне. Все были приучены к труду. И эта закалка очень пригодилась Магде Францевне в тюрьме и в лагере, где она находилась на протяжении многих лет. К тому же мать, до этого потерявшая нескольких детей, умерших в раннем детстве, купала маленькую Магду в утренней росе. Говорила: выживет – станет крепкой. И правда, она и в 87 лет сидела под открытой форточкой, на сквозняке, и не простывала!

Магда, безусловно, была ребёнком с божьей искрой – феноменальными музыкальными задатками. И родители создавали все условия, чтобы их раскрыть. Ей с десяти лет нанимали частных учительниц. А в Петербургскую консерваторию, в группу особо одарённых детей, она была принята в тринадцать лет!

На приёмных экзаменах Магда играла концерт Мендельсона ре-минор и помнила его всю жизнь – как и все свои концерты. Магда Францевна говорила, что на кончиках её пальцев более двухсот музыкальных произведений. И когда она не единожды ожидала окончания следствия в тюремной одиночке, то мысленно проигрывала каждое из них – это помогало не сойти с ума и не сломаться.

Магда Мацулевич лично знала Скрябина, Прокофьева, Рахманинова, других прекрасных музыкантов той эпохи. Свой первый сольный концерт 19-летняя музыкантша дала в Малом зале Петербургской консерватории в ноябре 1917-го, она много гастролировала по городам европейской части страны, играла на концертах, где дирижировал знаменитый Глазунов. Профессор Петербургской консерватории, композитор и дирижёр был её кумиром.

«Мы, молодые музыканты, создавали концертные бригады, выступали перед экипажем крейсера «Аврора», перед моряками Балтийского флота, бойцами Красной армии», – рассказывала сама Магда Мацулевич.

Первый муж Магды Францевны служил в Красной армии, у них родилось двое детей, но в живых остался только сын Рюрик 1922 года рождения. Да и семейная жизнь длилась недолго. Через несколько лет она второй раз вышла замуж – муж был директором совхоза в Средневолжском крае, где для Магды Францевны не оказалось работы по специальности. Встречались они редко, потом его арестовали.

А ей было выдвинуто обвинение в шпионаже «в пользу одной из капиталистических стран, враждебных СССР», но спустя почти год она была освобождена «за недоказанностью состава преступления. Тогда же вместе с сыном и матерью Магда Мацулевич переехала в Томск, где её приняли педагогом в музыкальное училище. В июне 1941 года за добросовестную работу она была премирована путёвкой на курорт Чемал. А 25 июля 1941-го назначена директором музыкального училища и детской музыкальной школы.

Так Магда Францевна стала душой всей музыкальной общественной жизни города! Она успевала всё: не считаясь со временем, работала с учениками, организовывала смотры художественной самодеятельности, концерты в госпиталях, в Доме Красной армии. И всё это делала со свойственным ей артистизмом и обаянием, с полной убеждённостью и верой в грядущую победу.

В Томске было много инвалидов войны – и Магда Францевна брала их на обучение, чтобы дать этим людям хоть какой-то кусок хлеба. Инструментов не хватало – она искала инструменты обходными путями. Не ради себя, а из-за почти материнской жалости – её сына тоже контузило на фронте, так что у Рюрика Михайловича на всю жизнь остался тик.

И вдруг как гром среди ясного неба! Сначала Магду Францевну обвинили в финансовом нарушении – она купила рояль для училища в комиссионке, документов на него не было. К ней пришли с проверкой, а в директорском кабинете на месте портрета Иосифа Виссарионовича висело изображение «какого-то музыканта». Дальше – больше. Арестовали сына. Потом саму Магду – за спрятанную тетрадку его стихов.

В чём только её не пытались обвинить – даже в поджоге спичечной фабрики! Против неё было многое – дворянское происхождение, знание немецкого языка, которому она во время войны обучала советских лётчиков, наконец, первый арест в 1938 году. Магду Мацулевич забрали в коротенькой дошке и муфточке – так и выводили на допросы. Она была прекрасной рассказчицей и на память «читала» заключённым книги – каждый раз новые. Так что сокамерницы относились к ней хорошо.

Во время заключения она работала по специальности – была концертмейстером театра и руководителем детского музыкального кружка. А после освобождения в декабре 1953 года её зачислили на работу музыкальным руководителем клуба имени Горького в Мариинске. Дождавшись сына, она вместе с ним переехала в Новокузнецк, ещё называвшийся Сталинском, куда оба были определены на место жительства. Из вещей у неё были только лагерные тулуп, телогрейка, ботинки, и соседи по коммуналке собрали ей старую гражданскую одежду.

Сначала Магда Францевна давала частные уроки, но благодарные родители учеников – не последние люди в городе – помогли ей устроиться в детскую музыкальную школу, бывшую тогда единственной. Потом там открыли филиал, а в 1957 году – вторую городскую школу, где Магда Мацулевич работала 30 лет. Правда, её диплом об окончании консерватории сгинул со всеми документами, так что она была устроена по справке, которая пришла из Ленинграда, и платили ей меньше других преподавателей.

В 1960-х она блистала! Тогда в Новокузнецк привозили много «абонементных» концертов, на которых выступали знаменитые пианисты и скрипачи, – и столичные знаменитости раскланивались новокузнецкой учительнице музыки! Со многими приезжими музыкантами она была знакома лично, и даже кто её не знал – сразу замечали. Её невозможно было не заметить – Магда Францевна была необыкновенная: невысокого роста, седовласая с красивой голубизной в волосах, глаза быстрые и блестящие, благородное лицо, осанка и походка гимназистки. Всегда подтянутая и держалась, как молодая, – в общем, порода и воспитание чувствовались во всём.

А ещё она была человеком с необыкновенной внутренней дисциплиной – никаких поблажек себе не давала. Великая труженица! Всегда вставала ровно в восемь утра – и сразу за инструмент. Занятия в музыкальной школе, частные уроки, концерты – все дни Магды Францевны были расписаны по часам. А на ночь, несмотря на сильную близорукость, она неизменно читала – это были исторические романы и стихи, и что-нибудь на одном из иностранных языков, которые она знала в совершенстве.

У Мацулевичей устраивались удивительные музыкально-литературные вечера, где звучали стихи Николая Гумилёва и строки булгаковского романа «Мастер и Маргарита». Гости не расходились до утра. Чтения проходили в комнате Магды Францевны, где стояли два пианино с портретами Николаева и Глазунова на стенке, письменный стол, за которым она работала, старенький диван, этажерка с нотами да пальма – Магда Францевна за ней нежно ухаживала.

Входила хозяйка: всегда нарядная, с красивой янтарной брошкой. Её никогда не нужно было просить сыграть! Она сама садилась за инструмент, поднимала голову и опускала руки, складывая пальцы в бутон, – и вдруг раздавалась потрясающая, прекрасная музыка. Казалось, она льётся так легко. Музыка была для неё всем – её жизнью и мечтами.

… И сегодня эти мечты продолжают жить!

Инна Ким

NK-TV.COM

Еще
Еще В Новокузнецке

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите так же

«Распадская» разгромила рубцовское«Торпедо»

«Распадская» дома победила «Торпедо» в матче чемпионата III дивизиона …